ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы решили жениться на Сильви, потому что влюбились в нее. Разве вам не хочется снова попытать счастья с другой женщиной?
– Нет.
– К тому же я вряд ли стану самой лучшей хозяйкой дома. Вы умный, обаятельный и привыкли к городу а я не приспособлена для светской жизни и не имею успеха в обществе.
– Успех непременно придет, – упрямо возразил Мейн, – если, конечно, вы сами захотите бывать в обществе. Мы поженимся немедленно. – Он взял ее за руку и повел вниз, не дожидаясь, пока она выразит согласие или откажется. Никогда еще за всю свою жизнь граф не был так уверен, что поступает правильно.
Когда они вошли в библиотеку, то застали епископа спящим на диване, тогда как сестры Джози и их мужья, по-видимому, собрались поглазеть на старика и, стоя поодаль негромко переговаривались.
Мейн энергично потряс дядюшку за плечо, и тот, проснувшись, сразу разразился бранью, неподобающей его сану.
– Если бы не твоя мать, – недовольно ворчал он, – я бы не стал это делать даже для самого короля.
– Моя мать будет вам очень признательна, – примирительно произнес Мейн.
Минутой позже все уже заняли свои места; епископ зевал над молитвенником и шуршал особой лицензией на брак. Аннабел с мужем держались за руки, а Фелтон стоял рядом с Мейном.
– А где Гризелда? – внезапно спросила Тесс. – Мейн, вы не можете жениться, раз при этом не присутствует ваша сестра: в противном случае она никогда не простит нас.
– Гризелда сейчас занята, – коротко ответил Мейн и кивнул дяде, после чего тот послушно начал:
– Возлюбленные чада мои, мы собрались здесь сегодня...
Мейн не слушал его бормотание, он смотрел на темно-каштановые волосы своей без пяти минут жены и никак не мог поверить, что все это происходит не во сне.
– В болезни и в здравии, – бубнил епископ.
Мейн крепче сжал руку Джози. «Я приму на себя заботы о тебе, – молча пообещал он. – Я буду тебя защищать, и никто на этой земле никогда больше не обидит тебя».
Когда церемония закончилась, Джози подняла на него глаза, и сердце Мейна учащенно забилось. В этот момент она выглядела ослепительно красивой. Темные волосы, собранные на затылке в безупречный узел, оставались влажными после ванны, кожа в пламени свечей мерцала, как жемчуг.
Впрочем, преображение Джози отчасти произошло не без его содействия: ведь именно он заставил ее избавиться от корсета и научил целоваться. Это произошло прямо у него на глазах, как и на глазах у всей мужской половины лондонцев. В том, как расцвела соблазнительная красота Джози, было нечто гипнотическое, завораживающее. А потом он позволил какому-то негодяю изнасиловать ее.
Мрачная правда этих слов мгновенно отрезвила Мейна.
Должен ли он поцеловать ее в щеку? Нет! После всего, что она испытала... Поднеся к губам руку Джози, Мейн осторожно ее поцеловал.
В глазах новобрачной он заметил разочарование, но она тут же повернулась к сестрам, и Аннабел засмеялась чему-то, сказанному ею. Она смеялась так неудержимо, что все ее тело сотрясалось. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: где бы Джози ни появлялась, ей сопутствовал смех.
Заметив, что епископ снова упал на диван и глаза его закрылись, Мейн решил, что пора отвезти дядю домой.
– Ваш дядя сообщил, что за ужином выпил три бутылки кларета, – заметил Ардмор. – Удивительно, что он вообще держится на ногах. Думаю, проводить его следует мне; а вы что скажете?
– Какая жалость, что здесь нет Рейфа! – посетовал Лусиус.
– Вне всякого сомнения, его бы все это очень позабавило, – согласился Мейн и повернулся к жене. К своей жене! Неужели он действительно наконец обзавелся женой?
Теперь рядом с ним находилась молодая женщина с блестящими каштановыми волосами, бровями вразлет, смеющимися глазами и прелестным ртом, и с этого момента всему свету надлежало называть ее графиней Мейн. Эта мысль была столь ошеломляющей, что Гаррет взял бокал с шампанским, который кто-то сунул ему в руку, и не раздумывая осушил.
Глава 31
Церемония нашего бракосочетания оказалась на удивление простой; присутствовали только две наших семьи.
Я собирался оповестить свет о том, что пресловутый плут в конце концов оказался прирученным и скованным брачными узами. До тех пор пока мы не оказались в тишине и уединении нашей спальни, я не осознавал...
О, любезный читатель, я не оправдал надежд своей дорогой женушки, когда она так во мне нуждалась!
Из мемуаров графа Хеллгейта
Аннабел все еще смеялась, поднимаясь по лестнице, а когда остановилась, сказала тихонько, но язвительно:
– Не стоит задевать сестер Эссекс!
Зато Джози никак не могла успокоиться.
Граф Мейн внизу, и он на ней женился. А может, это она вышла за него замуж? Впрочем, не все ли равно?
Как только они добрались до спальни, Джози повернулась к Аннабел:
– Мне надо тебя спросить кое о чем очень важном. Это ты сказала Мейну, что меня обесчестили?
Смех Аннабел тотчас же прекратился.
– Слава Богу, этого не случилось...
– Но тогда почему Мейн так уверен в этом? – Джози обернулась к Тесс: – Вы обе наговорили ему бог знает чего и заставили на мне жениться, так?
– Мы никогда бы не сделали ничего подобного, дорогая. – Тесс отрицательно покачала головой. – Никогда. Это было бы глупо и неправильно.
Джози недоверчиво прищурилась:
– Тогда почему Мейн считает, что я опозорена? Я всегда считала, что для того, чтобы обесчестить девушку, требуется нечто большее, чем поцелуй.
– Мужчины существуют, чтобы совершать ошибки, – подняла вверх указательный палец Аннабел. – Они, конечно, об этом не знают, но это так. Похоже, что Мейн впал в заблуждение и переоценил нанесенный ущерб. Но правда заключается в том, что он никогда бы на тебе не женился, если бы сам не хотел этого.
Джози стало трудно дышать. Не вообразит ли теперь Мейн, будто все это подстроено исключительно для того, чтобы ввести его в заблуждение?
Тесс обняла сестру за плечи.
– Никто из нас не вступил в брак обычным путем, Джози, и при этом теперь все мы счастливы.
Но Джози впадала во все большую панику.
– Должно быть, я потеряла разум! Он в самом деле думает, что меня изнасиловали...
– И будет в восторге, когда узнает, что это не так.
– Вы обе совершенно аморальны! – воскликнула Джози. – И о чем я только думала?
– Ты думала, что хочешь замуж за Мейна. Кстати, как его имя? – поинтересовалась Аннабел.
– Гаррет.
– Вот! Думаю, ты, если не считать Гризелды, единственная женщина, знающая христианское имя графа Мейна. Правда заключается в том, что ты хотела выйти замуж за Гаррета, а он хотел жениться на тебе, и совершенно не важно, какой предлог он придумал для этого.
– Кстати, Лусиус наврал, что Мейн бросил меня, – за метила Тесс.
– Это совсем другое! – воскликнула Джози, и тогда Аннабел обняла ее.
– Обещаю, что к завтрашнему утру все вопросы решатся сами собой.
– То есть мне надо влюбить его в себя. К завтрашнему утру?
Тесс свернулась клубочком в кресле у огня, но Джози никак не могла успокоиться и все еще стояла посреди комнаты, не зная, что делать дальше.
– Я бы не стала обсуждать вопрос о насилии, пока не минует брачная ночь, – призналась Аннабел, поразмыслив минуту.
– Вот об этом-то мне и надо узнать, – сказала Джози смущенно. – О первой брачной ночи. И не пытайтесь отделаться от меня, я больше не младенец! Более того, я состою в браке с мужчиной, переспавшим со столь многими женщинами, что...
Тесс добродушно улыбнулась сестре:
– Просто получай наслаждение, и все.
– Верно, получай наслаждение, – присоединилась к этому мнению Аннабел.
Джози упрямо наклонила голову:
– Не хочу казаться нахальной, но мне нужно услышать от вас подробности.
– Есть вещи, о которых не принято говорить вслух, – строго заметила Аннабел, и Джози тут же повернулась к ней:
– Но я прошу!
– Лучше заставь свое воображение работать, – посоветовала Тесс.
– Мое воображение, – повторила Джози, вдруг осознав всю безмерность того, что она не могла видеть. – При чем тут воображение? Как я понимаю, мужчина оказывается лежащим сверху и делает то... что ему полагается делать. Не вижу никакого простора для фантазии. К тому же это больно. Миссис Фиддл в деревне говорила, что при этом бывает кровь.
– Только в первый раз, – попыталась успокоить Тесс. – Кстати, я почти не почувствовала боли.
– И я, – кивнула Аннабел. – Чуть-чуть больно, и совсем без крови. Думаю, миссис Фиддл – истеричная особа и все преувеличила.
– Вы просто издеваетесь надо мной! Похоже, я так и не узнаю, что мне предстоит. Мейн спал с самыми красивыми женщинами в Лондоне, а я кто? Мне потребуется особая техника.
Аннабел бросила на сестру хмурый взгляд:
– Нет никакой особой техники, ты сама должна найти что-то свое. Это свяжет тебя и Мейна. Позволь мужу дать тебе наслаждение. До свадьбы я этого не понимала. Мужчина теряет разум от наслаждения, когда ты ему не мешаешь.
Наконец Джози села и попыталась сосредоточиться. Удастся ли ей удержать Мейна, когда он бежал от стольких женщин много опытнее ее?
– Хотела бы я допросить Гризелду, – сказала Аннабел. – Она уж точно знает мельчайшие подробности. Думаю, Мейну никогда не удавалось поддерживать отношения с женщиной больше недели. Что скажешь, сестрица?
Тесс скорчила гримасу; она терпеть не могла подобные сплетни, в отличие от Аннабел, обожавшей их.
– Я согласна, что отношения Мейна с женщинами ограничивались неделей.
– Итак, Джози, – заявила Аннабел, – все, что тебе следует сделать, – это удержать Мейна в своей постели больше недели: тогда ты выиграла сражение.
Джози неуверенно улыбнулась. Кажется, они все забыли, что Мейн влюблен в другую женщину. Все же у нее не хватило духу упомянуть о Сильви. Одно дело – одержать победу над замужними любовницами, и совсем другое – соперничать с бывшей невестой.
– Я буду самой лучшей женой для него, какую только можно представить, – сказала Джози не слишком уверенно.
– Конечно, будешь! Ты станешь его первой и единственной женой, поэтому можешь не беспокоиться о соперничестве.
– Это как сказать! Вы не можете себе представить, как я ненавижу всех тех, кто называл меня Колбаской, и тех, кто смеялся вместе с ними. По правде говоря, иногда я ненавижу большую часть жителей Лондона. Впредь мне придется казаться намного, намного лучше, чем я есть. Я должна быть милой, сладкой, как мед или как героини моих любимых книг.
Тесс с удивлением посмотрела на сестру.
– Ты думаешь, я на это не способна?
– Конечно, способна, если приложишь немного усилий.
В это время раздался стук в дверь, и Лусиус объявил, что епископ желает отправиться домой. Джози поднялась:
– Я готова.
Как оказалось, Лусиус вызвался сопровождать епископа, а это означало, что Джози с Мейном могут сразу ехать к нему домой.
– Послушай, у меня нет ночной рубашки, – тихо прошептала Джози на ухо Тесс.
– Моя горничная уже упаковала для тебя саквояж и отдала его лакею. – Аннабел с нежностью обняла сестру. – Я так счастлива за тебя, дорогая!
Тесс тоже подошла к ним, и теперь они стояли, переплетя руки наподобие венка и обмениваясь поцелуями.
– Хотела бы я, чтобы здесь была Имоджин.
– Я люблю вас обеих, – сказала Джози, и глаза ее увлажнились.
– Все будет хорошо, – прошептала Аннабел на ухо Джози. – Только...
– Знаю! – Джози испугалась, что Мейн услышит советы ее сестер насчет удовольствия и всего прочего.
Вот только как она может уехать с ним? Ни в коем случае!
Однако прежде чем Джози удалось выразить протест, она была закутана в ротонду, после чего они оказались в карете. Поначалу оба сидели молча, все глубже погружаясь в пучину смущения.
Первым заговорил Мейн.
– Джози, я хочу, чтобы вы знали: я ни в коем случае не стану вас принуждать к интимным отношениям, если вы ним не готовы...
Джози с трудом могла различить лицо Мейна; в свет небольшого фонаря, укрепленного сбоку кареты, он казался ей таким серьезным, каким она никогда его не видела.
Он взял ее за руку, и сердце Джози забилось чаще.
– Я сделаю для вас все, что смогу. А если появится ребенок...
Она покачала головой:
– Гаррет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...