ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Но я теперь замужняя дама, и ты больше меня не опекаешь. Поэтому я позволяю себе свободу и называю тебя как хочу.
Гризелда поднялась с кресла и поспешно засунула записку Дарлингтона в рукав.
– Как Сэмюел спал прошлой ночью? – осведомилась тона по дороге в детскую.
– Замечательно! Он в самом деле прелестный ребенок.
Гризелда невольно вздохнула. В зрелом возрасте она вдруг ощутила настоятельную потребность в ребенке, а для того, чтобы достигнуть цели, следовало обзавестись мужем...
Впрочем, Сэмюел тут же отвлек ее от грустных мыслей, так как принялся кряхтеть и ворковать, словно приветствуя их.
– Ну же, смелее, – со смехом сказала Аннабел. – Возьми на руки этого маленького негодяя.
Сэмюел отбивался как мог, пуская в ход толстенькие коленки, и улыбался самой пленительной улыбкой, будто вознамерился заставить всех любить себя. И все же Гризелде удалось схватить его в объятия. При этом она не заметила, как записка выскользнула из рукава.
Вскоре младенец начал издавать писк, означавший, что ему пора подкрепиться, и Гризелда, обернувшись, увидела, что Аннабел, удобно расположившись в кресле, лукаво улыбается ей. Эта улыбка явно не имела никакого отношения к ребенку.
– Ах, какая милая записочка! – пропела Аннабел, размахивая над головой клочком бумаги.
Гризелда опустила Сэмюела ей на колени и выхватила у нее из рук записку.
– Отель «Грийон». – Аннабел продолжала громко хохотать. – Это то место, где была погублена моя репутация. Теперь позволь напомнить твои слова о том, что леди не должна посещать подобные заведения!
– Я и не посещала, пока твоя сестра Имоджин не вынудила меня отправиться туда. – Гризелда разорвала записку и бросила в камин.
– Ладно-ладно! – Аннабел указала ей на стул напротив. – А теперь расскажи мне, кто этот «Дарлинг», который приглашает тебя в отель «Грийон». Может быть, это Дарлингтон?
Гризелда весьма неизящно опустилась на стул.
– Да, так и есть.
– Но ведь никто не требовал от тебя жертвовать своей добродетелью ради того, чтобы этот тип прекратил свои гадкие шутки, – искренне удивилась Аннабел. – И Сильви вовсе не имела в виду, что ты его соблазнишь, когда просила тебя немного пофлиртовать с ним.
Гризелда улыбнулась:
– Видишь ли, дело в том, что Дарлингтон...
– Он тебя шантажирует! Мерзавец! – Аннабел подбоченилась и расправила плечи. – Он шантажирует не только тебя, но и всех нас, считая, что, заставив тебя прийти в отель, вынудит завязать с ним роман. Вот что я тебе скажу: Рейфа здесь нет, он в свадебном путешествии, но мой муж сотрет Дарлингтона в порошок, а муж Тесс разорит его.
Гризелда невольно поежилась.
– Если я правильно тебя поняла, ты не советуешь мне идти в отель «Грийон»...
Аннабел чуть не задохнулась от возмущения.
– Ты даже думать об этом не должна! Никто из нас не посмел бы требовать от тебя такой жертвы, включая Джози. Ах он, маленький наглый сморчок!
– Ну, положим, я не считаю его чересчур маленьким, – возразила Гризелда. – Он такого же роста, как Рейф.
– Я вовсе не это имела в виду. – Аннабел неожиданно замолкла. – Гризелда Уиллоуби, – начала она затем подозрительно медленно, – может, ты все-таки скажешь мне, что происходит?
– Ну, поскольку ты замужняя женщина...
– Вне всякого сомнения. Итак?
Гризелда невинно опустила глаза, потом снова подняла.
– Я подумываю о свидании с этим человеком, – сказала она, внимательно наблюдая из-под ресниц за реакцией Аннабел.
– И это никак не связано с тем поручением?
Гризелда покачала головой:
– Дарлингтон обещал в будущем не говорить гадостей о Джози, и я ему верю. У него вид человека, который наконец осознал, что вел себя отвратительно.
– Но почему, ради всего святого, ты решила завести роман с этим самым «отвратительным» человеком?
Гризелда рассмеялась:
– Похоже, дорогая, брак не избавил тебя от изрядной доли наивности, которой ты всегда отличалась.
– Что? Я никогда не была наивной! – возмутилась Аннабел, ловко перемещая Сэмюела к другой груди. – Насколько я понимаю, в Дарлингтоне есть что-то... волнующее, так?
Гризелда молча улыбнулась.
– В таком случае, – решила Аннабел, – я буду развлекать Джози, пока ты станешь шалить в отеле «Грийон».
– Вот уж не знаю... Я, пожалуй, старовата для него.
– Старовата?
– Ну да. Ему вряд ли больше двадцати четырех.
– Ну и что же? Подумай, сколько браков состоялось при разнице в возрасте лет в двадцать.
– Тогда это будет моим последним приключением. – Гризелда обреченно прикрыла глаза.
– Разумеется, дорогая, – поддержала ее Аннабел. – Тебе давно пора выйти замуж и завести маленького Сэмюелчика. А как ты полагаешь... Дарлингтон в этом смысле перспективен?
– Вряд ли. Я же сказала тебе, что ему нет и тридцати: за мужчину такого возраста нельзя выходить замуж, а вот танцевать с ним...
– Или встречаться в отеле... – перебила Аннабел.
– О Боже, нет! Я не могу пойти в отель, – неожиданно изрекла Гризелда испуганным полушепотом.
– И где тогда вы будете встречаться?
– Разве нельзя сделать это в собственном доме?
– Значит, то, что ты стала нас опекать, помешало твоей личной жизни?
– О, конечно, нет! До того как появились вы, девочки, и Рейф попросил меня присматривать за вами, моя жизнь текла довольно пусто и бессмысленно... У меня просто раскрылись глаза, и это еще слабо сказано, когда вы все влюбились. Не сомневаюсь, что и Джози рано или поздно встретит свою любовь.
– А у тебя есть кто-нибудь на примете? Я имею в виду брак.
Гризелда покачала головой:
– Нет, но теперь я намерена серьезно этим заняться.
– Ну да, после того как позволишь себе еще одно, последнее, приключение! – Аннабел разразилась веселым смехом.
– Тише ты! Не заставляй меня чувствовать себя легкомысленной вертихвосткой. – Гризелда и сама едва удерживалась от смеха.
– Постой, думаю, я знаю, какой он, этот Дарлингтон: у него светлые волосы, впалые щеки и распутный вид! Я права, а?
Гризелда виновато потупилась, и Аннабел расхохоталась так, что чуть не задохнулась.
– Я пошутила, прости. На самом деле это совершенно прелестный человек и совершенно необузданный: как раз такой, с каким стоит встречаться в отеле «Грийон».
Глава 14
К настоящему моменту, любезный читатель, мои члены все еще молоды, но мой сексуальный аппетит убыл. Теперь я жажду иного – нежного и сладостного чувства, какого до сих пор не знал. Увы, вместо этого в моей жизни появилась весьма молодая леди с совершенно несносным характером...
Из мемуаров графа Хеллгейта
Прошедшая неделя выдалась для Элиота Гоувернера Термана на редкость тяжелой. Ни Дарлингтон, ни Берик, ни Уисли в «Конвенте» не появлялись, хотя он изо дня в день дожидался их до двух часов ночи.
Итак, он потерял сразу троих человек, которых считал друзьями, и это, разумеется, стало для него ударом.
Теперь Терману сделалось окончательно ясно, что без замечаний Дарлингтона, острот Берика и кислых кивков Уисли он ничто.
Все же Терман всем сердцем надеялся, что Дарлингтону не удастся найти жену. Да и кому он нужен такой – без единого пенни в кармане, зато со злым, язвительным языком!
Продолжая дрейфовать из комнаты в комнату, Терман откровенно не знал, как убить время. Ему хотелось хохотать до упаду, стучать кулаком по столу и, заказав всем еще по кружке, с гордостью заплатить за это, но, увы, теперь в его деньгах никто не нуждался. Наконец он решил назавтра поехать на бал к леди Маклоу, где Дарлингтон непременно должен быть. Да, он поедет на бал и найдет там Шотландскую Колбаску, которая явилась главной причиной разлада между ним и Дарлингтоном. Возможно даже, ему удастся сделать что-нибудь по-настоящему остроумное – например, заставить Колбаску вообразить, что он за ней ухаживает. Может быть, он даже поцелует ее, а потом сделает какую-нибудь гадость и, придя в «Конвент», расскажет всем, как забавно это было.
Терман тут же начал представлять круглые щеки Колбаски, вздрагивающие от удовольствия после его поцелуя. Хорошо бы встретить ее в Гайд-парке и тут же начать ухаживать.
– Купер! – грозно позвал он.
Лакей выбежал из спальни словно ошпаренный.
– Прикажи заложить карету, я еду в парк, и подай мне красно-коричневый жилет с костюмом цвета полыни.
Несмотря на всю свою решительность, Терман не осознавал, что собирается сделать, до того самого момента, когда начал завязывать узел галстука, и только тут его осенило: он станет новым Дарлингтоном! Прежний отошел от дел, претерпев перемены в настроении и взглядах, превратившись в женоподобное и слабохарактерное существо, но он, Терман, не утратил боевого задора и никогда не утратит. Он слишком долго оставался в тени Большого Человека, и люди до сих пор не знали, каким он может быть остроумным, находчивым и смелым. Что же, теперь он им покажет! Они думают, что один только Дарлингтон способен быть таким удачливым, но это заблуждение: он воспользуется Колбаской или придумает еще что-нибудь, уж будьте уверены!
Глава 15
Я знаю, что вы, читатель, достоин всяческого восхищения, и поэтому сообщаю тебе, что подарил своим бесценным возлюбленным имена героинь несравненной и самой любимой из шекспировских пьес, повествующей, как и мои мемуары, о мечтах и прекрасных женщинах... Но если несравненный бард написал «Сон в летнюю ночь», то я, несчастный, пишу о «Похождениях в летние ночи»...
Из мемуаров графа Хеллгейта
В самом большом и роскошном номере отеля «Грийон», кроме огромной кровати, имелось множество удобных стульев, диванов и кресел, но они ничуть не соблазняли Дарлингтона. Он словно призрак бродил по апартаментам, дотрагиваясь до мраморных каминных досок, дабы убедиться, что на них нет пыли.
Отель находился напротив владения Бэдроков, где он вырос, поэтому Бэдрок-Мэнор был ему отлично знаком: выстроенный из розовато-золотистого туфа, он стоял на холме, и летом вся трава вокруг, выгорев, становилась коричневой. От этого Бэдрок принимал вид итальянского палаццо или тосканского дворца, греющегося в лучах солнца.
Чарлзу больно было вспоминать о тех днях, протекавших в обществе двух братьев. Тогда он был еще в полном неведении о том, что будущее ничего ему не сулит и все это предназначено для его брата Майкла. Отцу никогда не приходило в голову пристроить младшего сына к какому-нибудь делу, и сам Чарлз тоже не задумывался о том, что если не делать ничего, то этот способ существования никогда не принесет никакого дохода.
Впрочем, один способ заработка был для него совершенно очевиден: женитьба на деньгах, на приданом. Кажется, иного выхода у него не осталось.
Его дама сильно запаздывала, и Дарлингтон уже решил, что она не придет, так что роскошный номер заказан зря, однако вскоре раздался негромкий стук в дверь...
Дарлингтон тут же опустился в кресло, но тотчас же вскочил, когда лакей ввел в комнату даму под густой вуалью.
Смеясь, сам не зная чему, он двинулся ей навстречу.
– Есть там кто-нибудь под несколькими слоями вуали?
– О нет, – ответил скромный голосок, сопровождая свой ответ смехом. – Никого, кроме меня.
– Тогда вы, как я понимаю, грешница, пришедшая на мессу.
Он тотчас же заметил, что она поняла его шутку, потому что глаза ее округлились.
– Должна довести до вашего сведения, что я весьма достойная вдова, – сказала гостья серьезно, – и никто не говорит со мной в таком тоне.
– Сегодня вечером вы не вдова, – возразил Дарлингтон, подходя к ней и обнимая.
– Не вдова?
Ее волосы были цвета желтого персика: их изящные колечки оставались безупречными даже несмотря на все три вуали.
Он прикусил мочку ее уха.
– Нет, но, возможно, вы леди Годива и забрели в мою комнату случайно.
Гризелда не шевельнулась, и Чарлз никак не мог понять, приветствует она его игру или желает неукоснительно придерживаться здравого смысла.
– И что же я делаю здесь, в спальне джентльмена? – наконец спросила Гризелда.
Сердце Чарлза забилось с такой силой, что он услышал его удары, отдававшиеся в ушах. Он провел рукой по всей длине ротонды, а потом молниеносным движением расстегнул ее и стянул с плеч леди Гризелды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...