ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

без сантиментов, но по-доброму. А теперь, моя дорогая, поговорим о вас. Я наслышана о ваших несчастьях.
Джози сглотнула. Еще бы – здесь все обо всем знали. Мисс Бродери наклонилась ближе к ней:
– Не пройти ли нам в дамскую комнату? Уверяю вас, это мое любимое место и там так удобно болтать о чем угодно, не привлекая особого внимания...
В этот момент Джози заметила Тимоти Арбетнота – самого верного ее партнера по танцам. Она постоянно напоминала себе, что четверо его осиротевших детей никак не могут помешать браку с ним, но отсутствие волос тут же гасило ее энтузиазм.
Мисс Бродери тоже скользнула по нему взглядом, и прежде чем Джози успела что-либо сообразить, они обе скрылись в дамской комнате. Джози никогда не посещала эту комнату одна: она прекрасно знала, что там происходит. Дамы усаживались в кружок на тонконогие стулья и начинали хвастаться, кто от кого ждет брачного предложения. Но даже если они не сплетничали, то, уставившись в огромное зеркало, пудрили носики и поправляли прически, а Джози ненавидела это занятие почти также, как насмешки или изъявление сочувствия в свой адрес.
К счастью, когда они вошли, в дамской комнате не было никого, но секундой позже везению Джози пришел конец, потому что ее сестра Тесс вышла из туалета.
– Ах, Джози, дорогая! – Она тут же приветливо улыбнулась мисс Бродери.
Джози молча наблюдала, как обе дамы делают друг другу реверансы и оценивающе оглядывают друг друга.
Впрочем, поскольку Тесс была красива и замужем за одним из самых богатых людей в Англии, она не могла не получить достойную оценку со стороны мисс Бродери. А так как мисс Бродери была не менее красива и помолвлена с Мейном, то их дружба явно предрешена на небесах.
– Я давно мечтала встретиться с вами без свидетелей, – приветливо сказала мисс Бродери. – В конце концов, нам нечего делить. Если я не ошибаюсь, вы первая и единственная, кому граф Мейн сделал предложение до меня.
– Наша помолвка длилась всего несколько дней, – поспешила успокоить ее Тесс. – Да к тому же она ничего не значила.
– Я так и думала, – кивнула мисс Бродери и села рядом с Джози. – Не хотите ли, миссис Фелтон, присоединиться к нам? Я только что познакомилась с вашей прелестной младшей сестрой.
Джози подавила желание фыркнуть. Она не смотрела в зеркало, но знала, что там увидит: неуклюжую пухлую девицу с лунообразным лицом. Единственное, что в ней было хорошего, – это осанка, да и то благодаря корсету, зашнурованному от плеч до бедер.
Тесс плавно опустилась на стул и взяла Джози за руку, после чего дамы принялись щебетать о детях и тому подобных вещах, но было понятно, что мисс Бродери проявляет к этой теме лишь вежливый интерес и не более того.
– Я слышала, что с этой... процедурой связаны некоторые неудобства... – Она взмахнула рукой.
Джози не смогла удержаться и захихикала.
– Я неправильно выразилась? – спросила мисс Бродери.
– Вы выразились очаровательно, – поспешила уверить ее Джози.
– Пожалуйста, зовите меня Сильви: в конце концов, я выхожу замуж за человека, связанного с вашей семьёй тесными узами.
В глазах ее заплясали смешинки.
– Собственно, я даже могу претендовать на звание одной из сестер Эссекс, вы так не думаете?
Тесс хмыкнула.
– Тогда вам бы следовало родиться в Шотландии, а не во Франции, – заметила она.
– Вовсе не обязательно! Давайте считать, что я потерянная французская ветвь с вашего семейного стебля.
– Не стебля, а древа, – поправила Джози.
– Верно, древа. И как французский отпрыск вашей семьи я полагаю, чтобы мы должны исправить ситуацию с Джозефиной. Мейн кое-что рассказал мне об этом...
Джози перестала смеяться. Так Мейн говорил о ней с Сильви?
– Что-то подобное я слышала в Париже, – беззаботно продолжала Сильви. – Видите ли, несколько лет назад, еще до того, как отцу там не повезло со всеми этими делами...
Но Джози уже не слушала – ей вдруг захотелось уйти. Уже то, что сестры и Гризелда считали ее положение плачевным, было прискорбно, а тут...
– Прошу прощения, – сказала она ледяным тоном, поднимаясь со стула. – Должно быть, я кое-что забыла...
– Пожалуйста, сядьте! – В голосе Сильви Джози послышались властные интонации ее гувернантки. – Видите ли, юная Джозефина, жизнь полна унижений. Вам следует научиться всплывать, а не тонуть; надо уметь оседлать волну. Направьте вашу энергию против тех болванов, которые судачат у вас за спиной.
Тесс тут же потянула Джози за рукав и заставила сесть на стул.
– Сильви права: все может измениться в мгновение ока.
Джози хмыкнула:
– Ну да, разумеется. Проснувшись однажды утром, я стану самой желанной невестой в Лондоне. Что-то мне трудно в это поверить.
– И все же многое в жизни зависит от нас, – не сдавалась Сильви. – Скажите, есть кто-нибудь, за кого вы хотели бы выйти замуж?
– Называйте меня Джози. – Это прозвучало не слишком любезно, но что поделаешь... – Так вот, я хочу...
– У Джози есть список, – вступила в разговор Тесс. – Ты помнишь, кто в твоем списке, дорогая?
– К чему беспокоиться и составлять список? К чему сужать выбор моих поклонников?
– Список – блестящая мысль. У меня самой был такой список, из которого я и выбрала Мейна, – заявила Сильви.
– Был? – Джози прищурилась. – Могу я узнать, кто значился в вашем списке и что для вас имело значение?
– Титул, потому что я родилась в знатной дворянской французской семье и мне уже поздно менять свои требования, или деньги.
– Вы сочувствуете революционерам? – неожиданно спросила Джози.
– Мои чувства менялись. Мой отец – молодой идеалист, – когда мы приехали в Париж, стал министром финансов при Наполеоне. Потом коррупция, кумовство... Мы бежали из Франции ночью. Моя мать никогда не разделяла надежд отца и ненавидела революционеров, потому что они убили многих людей, которых она любила. К счастью, отец понял, откуда дует ветер, и перевез нас сюда за год до того, как снова была объявлена война. К сожалению, из наших друзей многие не уцелели...
Тесс издала восклицание, означавшее сочувствие.
– Скажите, а что вас огорчает теперь?
Сильви пожала плечами:
– Очень многое. Например, то, что некоторые глупые люди распространяют гадкие слухи о Джозефине. Они определенно заслуживают осуждения. Вы их знаете, миссис Фелтон?
– Называйте меня Тесс; в конце концов, мы почти сестры. Что до вашего вопроса, то заводила тут – Дарлингтон. Хотя я никогда его не встречала, но ничуть об этом не жалею. По-видимому, он второй или третий сын герцога Бэдрока.
– Значит, фамилия Бэдрока – Дарлингтон? – на мгновение задумалась Сильви.
– Я его встречала, – сказала Джози. – Очень красивый малый – сплошные золотые кудри и голубые глазки.
– Думаю, мы могли бы найти кого-нибудь, кто смог бы его соблазнить, – сказала Сильви по-прежнему задумчиво. – Мужчины так податливы в первые дни любви...
– Как жаль, что Аннабел замужем: она бы тотчас же принялась за дело! – Джози усмехнулась.
– Еще одна сестра? Знаете, какую легендарную репутацию вы приобрели в свете? Четыре восхитительные шотландки, взявшие Лондон штурмом и захватившие самых завидных холостяков.
– Боюсь, что наше счастье в браке могло привести к печальным последствиям для Джози, – заметила Тесс.
– Слишком заметен контраст. – Джози вздохнула. – Я хочу сказать, контраст между сестрами и мною.
– Но вы действительно красивы, Джози. – Сильви улыбнулась. – Просто вам немного не повезло. Мужчины, которых ваши сестры не выбрали, сейчас в некотором раздражении, только и всего.
Дверь открылась, и в нее просунулась голова покровительницы Джози леди Гризелды.
– О, дорогая, – воскликнула она, – вот ты где! Тимоти Арбетнот всюду ищет тебя, и вид у него при этом отчаянный.
– Мне здесь нравится больше, – холодно ответила Джози.
По правде говоря, впервые за весь этот день она почувствовала себя уверенно.
Гризелда недоуменно подняла брови.
– В таком случае я, если позволите, присоединюсь к вам. – Она улыбнулась Сильви.
По-видимому, подумала Джози с некоторым раздражением, выбранная Мейном девушка нравится всем. Да и кому могла бы не понравиться Сильви? Теперь она непринужденно разговаривала с Гризелдой и смеялась.
– Мы обсуждали вопрос о том, кто мог бы соблазнить эту ужасную личность, – напомнила Сильви. – Я имею в виду Дарлингтона. Так вот, теперь я точно знаю, кто это.
– И кто же? – подозрительно спросила Гризелда.
– Вы влюбите Дарлингтона в себя. – Сильви прищурилась. – Вы как раз подходите для такой роли.
– Я? – В голосе Гризелды прозвучало откровенное недоумение. Джози с трудом удержалась от смеха. По-видимому, Сильви оказалась не лучшим психологом, хотя, конечно, Гризелда была достаточно красива, чтобы соблазнить Дарлингтона или кого угодно другого.
Что до Гризелды, то овдовев десять лет назад, она не позволяла себе ни малейшей нескромности. По мнению Мейна, репутация сестры постепенно стала кислее уксуса и белее снега, что создавало ужасный контраст по сравнению с подвигами брата на любовном фронте.
– Соблазнить Дарлингтона очень несложно, – принялась терпеливо объяснять Сильви. – Главное – заставить его прекратить преследовать Джози; и я не сомневаюсь, что для вас это не составит труда. К тому же он красив и блондин, так что вы будете прекрасно дополнять друг друга.
– Но я не хочу иметь ничего общего с этой ядовитой гадюкой, – запротестовала Гризелда. – Мне прекрасно известно, что он обо мне думает. Дарлингтон сказал миссис Грэм, что я слишком целомудренна.
– Это значит, что он думал совершенно противоположное, – хихикнула Сильви. – Несмотря на целомудренность, вы по-прежнему чрезвычайно привлекательны. – Она указала на зеркало, и ее собеседницы тут же стали внимательно разглядывать отражение Гризелды.
Джози не смогла сдержать улыбки. Гризелда достигла возраста тридцати двух лет, и на лице ее не было ни единой морщинки; ничто не указывало на то, что она старше Сильви. Волосы ее ниспадали на плечи безупречными локонами, а тело было облачено во что-то шелковое, мягкое и в целом совершенно обворожительное. Больше всего она походила на фарфоровую пастушку, но выглядела гораздо более мягкой и приветливой.
Тесс подалась вперед:
– Хотя мне не пристало говорить это, я думаю, идея Сильви просто замечательная. Все, что тебе надо сделать, дорогая, – это заставить Дарлингтона влюбиться в тебя. Он не такой уж дьявол, каким может показаться. И ты, возможно, найдешь его забавным. Фелтон говорит, что он всегда был первым на своем курсе в университете, а для джентльмена это многое значит. И к тому же обычно он скучает...
Сильви закрыла веером лицо, так что видны были только ее озорные глаза.
– Думаю, я видела этого джентльмена, дорогая Гризелда.
– И вы, должно быть, оценили его плечи, – подхватила Тесс.
– А по-моему, это совершенно непристойный разговор! – Гризелда явно вспомнила свою роль опекунши.
– Пора бы уже привыкнуть к непристойностям. – Джози вздохнула. – Ни одна из моих сестер не вышла замуж без скандала.
– Но я не ищу мужа! – возмутилась Гризелда.
– Конечно же, ищете, – быстро возразила Сильви. – Каждая женщина хочет быть замужем. Мужья столь же необходимы для комфорта, как фланелевая ночная рубашка зимой. А необходимая вещь не обязательно должна выглядеть романтично.
– К тому же ты говорила Имоджин, что сама подумываешь о браке, – ехидно заметила Джози.
– Да, но только не с таким человеком, как Дарлингтон.
Глаза Сильви округлились.
– Боже, мы никогда бы не предложили вам ничего подобного! Никогда! Конечно, вы выйдете замуж за человека доброго и с хорошим характером, а не за того, с кем после года совместной жизни не пожелаете завтракать.
– Мой Уиллоуби был на удивление скромным, – заметила Гризелда, опуская глаза, – но наблюдать, как он целиком поглощает пирог с телятиной, я смогла не больше одного дня, если память мне не изменяет.
– Думаю, что и со мной было бы то же самое. – Сильви слегка передернула плечами. – Но я собираюсь продолжать дальше так же, как начала, и потому скажу Мейну, что мы никогда не будем завтракать вместе.
Джози подумала, что это довольно гадко, но через мгновение осознала, что, возможно, Мейну наплевать на завтрак;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...