ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они смотрели на Каролину как на некую диковинку. Еще бы, жена-девственница, такое нечасто случается. Все восемь лет бедная девушка страдала и от постоянных скандалов, которые устраивал ей муж, и от ненавистной обязанности пытаться отдать ему то, что он не мог взять. Последнее она воспринимала как надругательство над собой. С каждым днем ей все труднее становилось переносить его грязные ласки ночью и бесконечное одиночество днем.
И все эти долгие годы Каролина думала лишь об одном – как бы покончить с этим браком. Она искала любую возможность обрести свободу, но не находила ее. И вот однажды, когда, казалось, всякая надежда на спасение исчезла, молитвы ее были услышаны. Решение пришло в образе небольшого листочка бумаги, запрятанного мужем в потайном ящичке письменного стола в его спальне. В письме указывались имена двенадцати аристократов, вовлеченных в заговор против недавно коронованного английского монарха. За подобное преступление против короны в то время существовало два вида наказания – повешение или отсечение головы.
Подобно многим «круглоголовым» – так во времена краткого правления Кромвеля называли приверженцев парламентской демократии, – лорд Вакстон с готовностью приветствовал восстановление монархии. Король Карл, в свою очередь, также охотно принял в свое стадо заблудшую овцу. Как и многие остальные члены правительства Кромвеля, Вакстон выразил королю свою преданность и поклялся защищать его с еще большим рвением, чем до прихода к власти лорда-протектора. Два года хаоса и анархии, последовавшие за смертью Кромвеля, помогли сплотиться недавним непримиримым противникам – «круглоголовым» и монархистам.
Одна только Каролина знала, что ее муж, присягая на верность Карлу, лгал. В душе он остался тем же противником монархии, о чем свидетельствовало его имя в списке прочих заговорщиков. Доказательство его предательства, этот крошечный листок бумаги, и было единственным средством спасения от того рабства, которое Вакстон со свойственным ему лицемерием называл браком. Именно этот тоненький листочек бумаги, как думала Каролина, сможет освободить ее от объятий мужа, больше похожих на мертвую хватку.
Она перевела дух и, набравшись смелости, оторвала руки от спасительной стены. Приподняв бархатные юбки, она преодолела последний пролет и подошла к сколоченной из грубых тяжелых досок двери, за которой пряталась лаборатория Вакстона. Возле двери мерцала оплывшая свеча. Помедлив, Каролина уверенно постучала. Не успела она отдернуть руку, как дверь открылась и, к немалому ее удивлению, перед ней предстал не муж, а герцог Хант.
От страха у бедняжки перехватило дыхание. Она вздрогнула и непроизвольно сделала шаг назад. То, что Хант оказался здесь, в Хаверинг-хаузе, явилось для нее полнейшей неожиданностью. Если бы она знала, что герцог в лаборатории, то никогда бы не осмелилась подняться сюда.
– Приятного вечера вам, миледи, – проговорил Хант, ощупывая Каролину нагловатым взглядом. – Я уже было подумал, что до утра не смогу насладиться вашим обществом, ваш муж уверил меня, что вы ушли к себе.
С неприязнью разглядывала она бледное лицо герцога, светлый парик делал его почти бескровным. Во всем его облике было нечто зловещее. Сама не зная почему, Каролина боялась этого альбиноса даже больше, чем мужа. Лучший друг Вакстона, герцог Хант не вел себя с ней нахально, но каждое его слово и каждый жест словно бы говорили ей, что это он, Хант, когда-нибудь отнимет у нее девственность, лишив ее мужа единственного, чем тот так гордился и дорожил.
Полгода он преследовал ее, докучал назойливыми разговорами, подкарауливал в самых неожиданных местах Хаверинг-хауза, пытаясь украсть то, чего не в силах был взять Вакстон. Даже когда Хант улыбался, вид у него был устрашающий, бледная кожа и демонические красноватые глаза, парализуя собеседника, производили жуткое впечатление. Человек целеустремленный и мстительный, сметающий всех, кто осмеливался стать на его пути, он пользовался большим влиянием в Уайтхолле и считался другом короля.
– Леди Вакстон? – раздался удивленный голос ее мужа, появившегося за спиной Ханта. Он был явно чем-то раздражен. – Что заставило вас подняться сюда? Я предупреждал вас: если я вам понадоблюсь, присылайте Уоррена.
– П-п-п-простите меня, – залепетала Каролина и повернулась, чтобы уйти. – Я поговорю с вами об этом потом.
– Зачем откладывать? – усмехнулся Хант и, вытащив маленького хорька-альбиноса, которого часто носил в кармане камзола, добавил: – Заходите, дорогая леди Вакстон, не стесняйтесь, я как раз собирался идти спать. Поездка из Лондона была тяжелой, я изрядно устал. Дороги ужасные – сплошная грязь, не проедешь.
Каролина почувствовала себя как муха, попавшая в мягкую липкую паутину. Схватиться с мужем сейчас, в присутствии Ханта, человека, чье имя стояло в списке первым, казалось ей верхом безумия.
– Спокойной ночи, герцог, – сказал Вакстон. – Я прикажу Уоррену приготовить все для завтрашней охоты.
Хант молча кивнул и направился вниз. Проходя мимо Каролины, герцог, пользуясь темнотой, незаметно провел рукой по груди девушки. Усилием воли она заставила себя не вздрогнуть, но дыхание у нее снова перехватило, на этот раз не от страха, а от возмущения. Бестактный жест Ханта только прибавил ей решимости поскорее покончить с тем унизительным и беспросветным существованием, которое она вела в поместье.
Шаги герцога постепенно стихли. Немного постояв, Вакстон отступил назад, знаком приглашая Каролину войти. Она последовала за мужем.
Лаборатория представляла собой довольно просторную комнату, пропахшую серой, заставленную столами с рядами всевозможных приспособлений, посуды и предметов для ведения научной работы. Среди прочего Каролина увидела человеческие кости с висящими на них бирками, склянки с внутренностями, несколько проволочных клеток с белыми мышами, ступки с окровавленными пестиками и множество снадобий, таких, например, как растворенный в уксусе коровий помет. И все эти зелья, очевидно, предназначались для одного – излечить стареющего графа от импотенции. Она брезгливо разглядывала обстановку лаборатории и содержимое склянок.
Вакстон приблизился к кое-как сколоченному из необструганных досок тяжелому столу и принялся сыпать в плошку зеленоватый порошок.
– Я слушаю вас, миледи. Что вы хотели мне сказать? Только говорите побыстрее, я очень занят, – проговорил он и, пододвинув поближе свечу, принялся тщательно размешивать содержимое плошки. Затем он нагнулся, внимательно осмотрел получившееся месиво и снова взялся за пестик.
Каролина почувствовала, что дрожит, и поплотнее укуталась в накидку. Ей казалось, что мех горностая перестал согревать ее плечи. Ее бил озноб, он продирал ее до самых костей. «Теперь или никогда, – мысленно убеждала себя Каролина. – Где же твое мужество?» Оттягивая страшную минуту, она снова стала разглядывать лабораторию. Это была круглая комната со множеством окон. Шторы темно-красного цвета, тяжелые и длинные, свисали с самого потолка. Падающий на стекла отблеск нескольких свечей превращал их в таинственные кривые зеркала. Бедняжка в страхе смотрела на свое отражение в окне и не узнавала себя. С улицы доносилось унылое завывание ветра, да слышно было, как монотонно стучит дождь по грязному стеклу. Пахло плесенью, и этот запах, смешиваясь с испарениями снадобий, вызывал у нее тошноту. Внезапно ее взгляд упал на человеческий череп, увешанный бирками. Вздрогнув, она отвернулась.
– Я… я, – начала Каролина, заикаясь, – пришла к вам, милорд, затем, чтобы просить вас покончить со всем, – твердо закончила она. Последовавшее затем молчание длилось довольно долго. Тишину лаборатории нарушал разве что стук пестика о чашку.
Неожиданно гнетущее молчание разорвал голос Вакстона, холодный, как сталь:
– Не совсем понимаю вас, миледи. С чем же вы предлагаете мне покончить? – пробормотал он, не разгибаясь и не прерывая своего занятия. – Скажите точнее, что вы хотите.
Проглотив подступивший к горлу предательский ком, Каролина продолжила:
– Я хочу, чтобы вы признали наш брак недействительным и позволили мне уехать из Хаверинг-хауза. Взамен я оставляю вам свои земли. – Вымолвив это, она облегченно вздохнула. Она не жалела о потере, ее не заботило то, что она остается без средств к существованию, сейчас для нее главной целью было любой ценой покинуть Хаверинг-хауз. По возможности, разумеется, живой.
Вакстон расхохотался, и эхо разнесло его хриплый, зловещий хохот по всей башне.
– И вы, – захлебываясь от смеха, говорил граф, – пришли ко мне просить об этом?
– Сэр, мы безразличны друг другу. – Сказав это, Каролина заставила себя поднять голову и взглянуть в злобные глаза мужа. – Ни для кого не секрет, что у нас не может быть детей.
Вакстон перестал размешивать снадобье, со звоном отодвинул чашку и, опершись руками о стол, вперил свой тяжелый взгляд в жену.
– Какая же причина заставляет нашу маленькую девственную сучку просить, чтобы я отпустил ее именно сейчас? – прошипел Вакстон. – Почему вы не пришли ко мне раньше, а терпели все это время? И что вам не нравится? Я обращаюсь с вами не так уж и плохо. Вас одевают в лучшие платья, вы едите на золоте, пьете лучшие вина. – Вакстон оглядел Каролину. – Чем вы недовольны?
Она вскинула голову и победно посмотрела на него.
– У меня есть… некоторые сведения, – твердо произнесла она, выдерживая взгляд мужа, – которые помогут мне освободиться от вас. Не думаю, что вы захотите их огласки.
Хищные глаза Вакстона округлились.
– Сведения, вы сказали? – повторил он, стараясь придать своему лицу беззаботное выражение. – Не знаю, о каких таких сведениях вы говорите. – И тут же перейдя на грубый тон, Вакстон начал медленно приближаться к жене. – А ну-ка говори, какой такой дребеденью ты, грязная тварь, надеешься меня шантажировать.
Каролина внимательно, как хищник за своей жертвой, наблюдала за движениями мужа.
– Это далеко не дребедень, уверяю вас, – отчетливо произнесла она.
Вакстон остановился как вкопанный в нескольких шагах от нее. Пристально глядя в глаза своей непокорной жене, он пытался определить, врет она или нет. Каролина с омерзением рассматривала его морщинистое лицо и реденькие, поседевшие усы.
– Ну, ну, давайте выкладывайте, – подзадоривал он ее. – Что вы можете знать такого, чего бы я испугался?
– Вы не испугаетесь, вы ужаснетесь. И тогда я совершенно точно буду свободна. Но прежде ваша голова украсит Тауэр .
С возвращением на трон Карла II Стюарта в стране воцарилась жестокость; людей, даже просто заподозренных в государственной измене, немедленно передавали в руки палача. Суд был скорым, а наказание не отличалось разнообразием. Головы одного, а то и сразу нескольких казненных то и дело появлялись на стенах Тауэра.
Муж стоял, скрестив руки на груди. Одет он был, как всегда, изысканно, в великолепный темно-красный бархатный костюм; камзол украшал широкий изящно вышитый льняной воротник. Без сомнения, и эта одежда была приобретена на деньги Каролины, ведь, когда Вакстон переехал в Хаверинг-хауз, у него практически ничего не было, кроме титула и маленького домика в Стренде, недалеко от Лондона. Война, убив всех его родственников и разметав их состояния, лишила Вакстона надежд на наследство.
– В таком случае сделайте милость, скажите, что это за очень важные сведения, и тогда уж посмотрим, во что они мне обойдутся.
Чувство уверенности внезапно охватило Каролину. Она отступила от мужа и, обойдя вокруг стола, подошла к окну. Все это время она старалась не выпускать его из поля зрения.
– Есть у меня одно письмо, сэр, – сдержанно промолвила Каролина.
– Какое еще письмо? – Вакстон презрительно скривил губы. – Немедленно давай его мне.
– Это письмо содержит список имен… – Посмотрев на мужа, она увидела, что тот стоял бледный как смерть.
– Имен? – выдавил он из себя.
– Да. В нем содержится двенадцать имен. И еще краткое описание дела, в котором все указанные люди согласились участвовать.
Вакстон выругался по-французски.
– Ты, наверное, шутишь, – проговорил он, задыхаясь. – Или ты вздумала меня шантажировать?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...