ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Эллен, сладкая моя Эллен! – невнятно бормотал Кэвин, обнажая ее грудь.
Разгорающийся в камине огонь как бы подхлестывал их страстный порыв. Светлые блики от пламени падали на ее обнаженную грудь. Кэвин с вожделением смотрел на ее красивое тело.
– Скажи, Эллен, ты любишь меня? Скажи… ты будешь со мной всегда?
– Давай обойдемся без обещаний, – шепнула она ему на ухо. – Просто люби меня, Кэвин! Люби такой, какая я есть.
Кэвин застонал. Он хотел большего. Он сам не знал, где предел его желаний, но сейчас ему было позволено обладать ее телом, и это было прекрасно.
Поудобнее устроившись на его коленях, Эллен сняла с него рубашку и стала гладить ладонями мускулистую волосатую грудь мужчины, которому когда-то отдала свою девственность.
Взаимные прикосновения возбуждали желание, еще более жаркое, чем пламя камина.
Казалось, он готов целовать ее бесконечно, пока не обезумеет – целовать губы, изящную шею, милые уши, лоб, глаза… ну и, конечно, груди, живот, опускаясь все ниже и ниже до самого восхитительного, потаенного…
Они не заметили, как оба разделись донага. Их одежда неслышно упала на пол.
Они стояли, обнаженные, в свете камина, слившись воедино. На какой-то момент сознание вернулось к ним.
– Ты стала опытной любовницей, – произнес Кэвин с улыбкой. – Откуда взялись такие познания?
– У меня был хороший учитель, – откликнулась она.
– Мне нравится учить тебя, – сказал Кэвин. – И, кажется, мои уроки усвоены.
– А мне нравится быть твоей ученицей.
Эллен склонила голову и принялась покрывать поцелуями его грудь.
– Нет-нет! Хватит! – вскричал он, изнемогая от страсти.
Губы их вновь встретились, приоткрылись, позволив языкам соединиться в жарком любовном поцелуе.
Он заключил ее в кольцо своих сильных рук, бросил на постель и упал на нее.
Его проникновение внутрь ее лона было стремительным. Он не так этого хотел, как хотела она, раскаленная и податливая, словно вулканическая лава. Они жаждали чего-то большего, но им надо было освободиться… и взлететь на крыльях любви.
Он еще никогда не любил ее так, как сейчас.
И вот наступило сладостное забвение. И, уходя в беспамятство, она вдруг произнесла:
– Ричард… Ричард…
– Я рядом, Эллен. Спи спокойно. – Он укрыл ее мягким покрывалом. – Я разбужу тебя, когда это будет необходимо…
Она благодарно поцеловала его в лоб.
– Спасибо тебе, милый.
– За что спасибо? За то, что я обещал тебя разбудить?
– Нет-нет. За другое… За то, что ты принял на себя тяжкую ношу…
– Какую?
– Меня… и мои тайны.
– К черту твои тайны, моя рыжая Эллен! Я хочу, чтобы мы поженились.
– Я не могу.
– Что ты не можешь?
– Стать твоей супругой. Ты уже обладаешь мной, и я тебя люблю. Разве мужчине этого не достаточно?
– Я хочу быть единственным, кто имеет право… – он не стал продолжать. И так все было ясно. Вместо ответа Эллен отвернулась, уткнувшись лицом в подушку. – Но обещай мне… – взмолился он.
Она глухо произнесла:
– Не требуй от меня невозможного. Оставим все вопросы на завтра.
Кэвин поцеловал ее затылок и задул свечу возле кровати.
– Я буду задавать тебе все те же вопросы… И завтра, и послезавтра… и до бесконечности… пока ты не скажешь «да», – говорил это он сам себе. Эллен уже спала.
16
Кэвин надел свежую, хорошо отутюженную рубашку и повязал вокруг шеи изысканный шелковый шарф. Вдалеке послышался звон колоколов, возвещающий о наступлении Рождества. Кэвин радостно улыбнулся. Он предлагал Эллен отметить праздник у него дома, в спальне, но она отказалась. Ричард все еще не мог вставать, и Эллен побаивалась оставлять его одного. Все это время она вообще редко выходила из дома, разве только за покупками, да еще в театр. Кэвин очень хорошо понимал ее и не выказывал своего недовольства. Впрочем, у него не было для этого особых причин – он сам часто бывал в доме Ричарда.
Странная перемена произошла в отношении Кэвина к Ричарду. Уважение, которое он испытывал к этому сильному, волевому человеку, заставившему свою гордость смириться, постепенно переросло в симпатию и даже в привязанность. К его удивлению, у них оказалось много общего, не считая, конечно, любви к златовласой актрисе и глубоко скрытой в душе зависти друг к другу. Уходя в театр, Эллен просила Кэвина побыть с Ричардом, и тот с удовольствием делал это. Они много разговаривали, играли в карты, и так уж случилось, что двое соперников стали почти друзьями.
Кэвин присел на край кровати и стал надевать гетры. Внезапно его нога наткнулась на какой-то острый предмет, торчащий из-под кровати. Резкая боль заставила его отдернуть ногу. Кэвин откинул покрывало, ниспадавшее с кровати, и увидел угол портрета, о котором уже почти забыл.
«С праздником вас, Каролина Вакстон», – усмехнулся Кэвин, вытаскивая картину из-под кровати.
В суматохе последних недель он ни разу не вспомнил о портрете, который не так давно занимал все его мысли. Он убеждал себя в том, что положил его туда специально, дабы не волновать Эллен. Ей вряд ли понравилось бы видеть в его спальне портрет молодой женщины. На самом деле это было не совсем так – Кэвин прятал портрет ото всех, не желая ни с кем делить красоту нарисованной женщины. Ему не хотелось, чтобы портрет кто-нибудь увидел, он скрывал его не только от Эллен и гостей, но даже и от слуг.
Кэвин достал тяжелую картину и поставил ее к стене. Снова сев на кровать, он принялся разглядывать лицо таинственной незнакомки, принесшей семье Вакстонов столько несчастий. Удивительно, но та ненависть, которую совсем недавно вызывал в Кэвине этот портрет, исчезла, испарилась. Не было уже и той жажды мести. Обаяние Эллен помогло Кэвину избавиться от желания отомстить за смерть брата. Да и сама боль от потери брата притупилась, что толку искать какую-то Каролину, ведь даже ее смерть не поможет вернуть Уолдрона.
Да и где искать исчезнувшую неверную жену, убившую своего мужа? Странно, но к этому убеждению Кэвин пришел благодаря общению с Эллен. Это она заставила его больше думать о живых и о самой жизни. А жить становилось так прекрасно, когда рядом была Эллен!
Да, Кэвин давно начал подумывать над тем, что пора прекратить всякие поиски Каролины. Наследство и титул он получил. К чему теперь ворошить прошлое? Зачем заглядывать в мир, на котором лежит печать смерти? Теперь Кэвина больше интересовало будущее – его довольно скорый отъезд и отношения с Эллен. О том, что им вскоре придется расстаться, думать ему не хотелось.
И если раньше одного взгляда на картину было достаточно, чтобы сердце Кэвина воспылало гневом, то теперь портрет вызывал в нем только восхищение. Может быть, еще некоторое любопытство к судьбе этой женщины. Но не более того.
Какой была эта Каролина Вакстон? В какой степени она отвечала тем описаниям, которые давал ей Уолдрон? А может быть, она была совсем другой? И как она выглядела в жизни? На картине она изображена в профиль. Она словно отвернулась от художника. Почему? Прятала глаза? Интересно, какие чувства горели в них? Судя по имени художника в углу картины, Уолдрон заплатил за портрет немалую сумму. Но тогда почему он допустил, что ее лицо почти скрыто? За что он, собственно, заплатил? За тайну?
Кэвин надел туфли и снова подошел к портрету. Проведя рукой по запыленной раме, он внезапно подумал, что портрет становится ему не нужен. «Отослать, что ли, его в Хаверинг-хауз или вообще уничтожить? – спросил себя Кэвин, и сам себе ответил: – Нет». Меррик готов был прекратить поиски, но не хотел расставаться с портретом.
Пробежав глазами по стенам спальни, он остановил взгляд на бездарной картинке, повешенной хозяином дома. Кэвину не нравился этот пейзаж. На нем были изображены корабли с наполненными ветром парусами, в то время как флаги на мачтах были повернуты в противоположную сторону. «Ну и мазила этот французишка», – недовольно пробормотал Кэвин и снял картину со стены. Затем он бережно поднял портрет Каролины и повесил его вместо снятого бездарного морского пейзажа.
Отойдя от стены, Кэвин еще раз окинул взглядом портрет. Затем, приблизившись, он поправил неровно висящую картину. «Пусть Каролина пока остается здесь, – решил Кэвин. – Все-таки интересно узнать, кем она была и какова ее дальнейшая судьба. Удастся мне что-нибудь выяснить о ней – хорошо, а нет – так отошлю картину назад, в Хаверинг-хауз. Пусть идет на аукцион вместе с остальными вещами. В Америке мне ни портреты, ни всякие восточные безделушки брата абсолютно не нужны».
Остановившись на этой мысли, Кэвин облачился в камзол и снял с вешалки плащ. Следовало поторопиться, по дороге к Чэмбри ему нужно было заглянуть в кондитерскую лавку, чтобы купить Ричарду его любимый пудинг. Оставалось только затушить свечи, и можно было спокойно выходить. Кэвин направился к каминной полке, где стоял канделябр, и в ту же минуту услышал настойчивый стук в дверь.
Открыв ее и увидев неожиданного гостя, Кэвин нахмурился.
– Добрый день, Вакстон. Я очень рад, что застал вас, – произнес герцог Хант.
– Всегда к вашим услугам, – кивнув, сухо ответил тот. Прищурившись, он подозрительно разглядывал двух здоровяков, стоявших в тени позади Ханта. – Чему я обязан вашим визитом?
Хант ничего не ответил. Он приподнял голову и через плечо Кэвина осмотрел комнату.
– Насколько я понимаю, вы один?
– Да, – ответил Кэвин.
Хант криво усмехнулся.
– И в вашем будуаре никого нет? Женщин или… – на лице герцога мелькнула циничная ухмылка.
– Абсолютно никого, сэр.
– Тогда, может быть, вы позволите мне войти? Я вас надолго не задержу. Тем более что, как я заметил, внизу вас ждет карета.
Кэвин отступил в сторону, давая герцогу пройти.
– Да, я как раз собирался уезжать, но несколько минут для вас у меня, конечно же, найдется, – Кэвин старался говорить как можно дружелюбней, но чувствовал, что это у него плохо получается. Последнее время ни вид, ни воспоминания о Ханте не вызывали у него приятных эмоций. И даже более того. Непонятно почему, но с каждым днем в нем росло отвращение к этому скользкому человеку с явно порочными наклонностями. Несколько месяцев назад, когда Кэвин еще горел желанием найти убийцу своего брата, встречи с Хантом были ему если не приятны, то хотя бы полезны. Сейчас же, когда идея найти и покарать убийцу исчезла, общество Ханта было, мягко говоря, крайне нежелательно. А еще более неприятными сделались его визиты. Кэвину удалось кое-что узнать о Ханте от своих друзей, и все они отзывались о герцоге довольно плохо. Такого же о нем мнения был, кстати, и Чэмбри.
Кэвин проследовал за герцогом в комнату, двое его сопровождающих остались ждать своего хозяина на лестнице. Хант подошел к камину и принял одну из тех ненавистных Кэвину горделивых напыщенных поз, которая выдавала в нем человека, вхожего во дворец короля.
Скрестив на груди руки, Кэвин ждал начала разговора.
– Насколько мне известно, король подписал вам грант на земли в Мэриленде, – начал Хант с вызывающей усмешкой.
Кэвин об этом еще не знал, но информированность герцога его не удивила, тот был частым посетителем Уайтхолла и многое узнавал через своих осведомителей.
– Да… – ответил Кэвин.
– Следовательно, вы вскоре отплываете?
Собеседники стояли, выжидающе рассматривая друг друга. Каждый был готов к схватке, причем не только словесной, но они не торопили событий, стараясь избежать ссоры.
– Как только позволит погода, – ответил Кэвин. – Наверное, я отправлюсь в начале марта.
Хант полез в карман расшитого золотом камзола, крикливо-яркого и оттого безвкусного, и достал оттуда хорька, такого же неприятного, как и он сам. Поглаживая холеной рукой своего любимца, герцог продолжил:
– Прошло много времени с нашей последней встречи. Я уже начал терять терпение и вот решил навестить вас и поинтересоваться, как идут ваши поиски.
– Честно говоря, я ими в последнее время почти и не занимался, есть много других дел. Более срочных.
– Ага, например, валяться в кровати с той рыжей шлюхой из театра, – презрительно сказал Хант.
Ни один мускул не дрогнул на лице Кэвина. Он индифферентно пожал плечами и ответил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...