ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Так пусть же он навсегда и останется таким в его памяти. Зачем разубеждать человека понапрасну? Какой смысл чернить в его глазах образ брата? Ведь так или иначе, но Эллен суждено расстаться с Кэвином, так пусть же брат и останется в его памяти таким, каким он себе его представлял.
Кэвин ответил на нежность Эллен благодарным поцелуем. И как только губы их слились, а рука Кэвина скользнула по ее груди, Эллен сразу же забыла и об Уолдроне, и о той ночи в Хаверинг-хаузе. В обволакивающей ее истоме Эллен забыла обо всем на свете. Она не вспоминала ни мужа, ни настоящее имя Кэвина – эти вещи стали для нее второстепенными. Она не видела ничего, кроме лица Кэвина, чувствовала только прикосновение его жарких губ. Даже воспоминания о Ричарде отошли куда-то на второй план. Эллен думала только об одном – как бы смягчить боль Кэвина, успокоить его. О себе она сможет побеспокоиться и потом.
15
Ричард лениво помахал друзьям рукой, и те с веселыми криками и песнями покатили дальше. Осторожно поднявшись по обледенелым ступенькам, он подошел к двери. Где-то неподалеку прошла ночная стража. Один из солдат выкрикнул время. Был час ночи. Ричард не торопился открывать дверь, без Эллен его дом стал пуст и бесприютен. Оставаясь один вечером, Ричард зажигал все свечи, словно пытаясь разогнать тьму, нависшую над ним после ухода Эллен. Одиночество стало постоянным его спутником.
Он поднял глаза. Над Сити висел яркий полумесяц, освещавший своим мертвенно-бледным светом все до самого горизонта. Ричард прекрасно понимал, что наступит такой день, когда он потеряет Эллен, он знал это с самого первого дня их случайной встречи, но постоянно гнал от себя эту мысль. Но тогда почему так сильно ноет сердце? Или оно не может смириться с потерей?
Ричард пытался снять боль утраты мыслями о том, что связь с Эллен опасна, что эта женщина несет с собой беду. Если по ее следу рыщет Хант, то, значит, за ней тянется нешуточное дело. Герцог, известный своим злобным характером, не станет растрачивать ненависть по пустякам. А Меррик – явно его пособник. «Не Меррик, а Вакстон, – поправил себя Ричард и невесело усмехнулся. – Ну и ну. Большего безрассудства трудно себе даже представить – влюбиться в брата убитого тобой человека».
Ричард пытался разозлить себя, вызвать в себе ненависть к Кэвину, и сделать это было несложно. Ему удалось кое-что выяснить про своего соперника. Собранные им факты показывали, что Кэвин мог быть связан с Хантом, хотя оба они были совершенно разными людьми. Кэвин был благороден и честен, он храбро сражался и даже был тяжело ранен, в то время как Хант, по мнению многих, подлец и негодяй, все опасное время скрывался во Франции. Но на этом их различие и заканчивалось. Дальше начиналось сходство целей. «Эллен поддалась чувствам, приняла внешние проявления за истинное благородство. Как же она ошиблась», – с горечью подумал Ричард.
Конечно, наиболее опасным из них обоих был Хант. Непонятно, по каким причинам, но он имел очень сильное влияние на короля и мог уговорить того сделать практически все, что Ханту было угодно. Нажить себе врага в лице Ханта означало почти верную смерть.
Ричард оперся на перила и стал жадно вдыхать холодный ночной воздух. Последнее время мысли о Ханте не давали ему покоя. Вся жизнь герцога была связана со скандалами, о которых говорили, но шепотом. Женат он был дважды, и оба раза на богатых молодых женщинах. Обе они умерли. Первая скончалась от странной и внезапной болезни через несколько месяцев после свадьбы. Поговаривали, что Хант отравил ее из ревности. Вторая жена герцога сошла с ума после родов и сгорела вместе со своим новорожденным сыном в спальне, которую якобы сама же и подожгла. Относительно этой женщины слухи были таковы: Хант довел ее до сумасшествия постоянными угрозами и отказом признать родившегося мальчика своим сыном.
Поговаривали также и о его странных наклонностях. Находились свидетели, которые утверждали, но тоже шепотом, что Хант посещал самые грязные притоны города. За такие вещи аристократа ждало неминуемое наказание, но Ханту благодаря взяткам и давлению сверху всегда удавалось выйти сухим из воды.
Ричард огляделся. Несмотря на то, что между Хантом и Кэвином явно прослеживалась некоторая связь, ему все-таки не хотелось думать о Кэвине как о пособнике смертельно опасного человека. Однако, вольно или невольно, Кэвин сделался слепым орудием в руках безжалостного герцога. У Ричарда не было никаких сомнений на этот счет. Ну и, собственно, что из того? Неужели из-за той опасности, которой подвергала себя Эллен, общаясь с Кэвином, Ричард пытался вызвать в себе ненависть к нему? Не было ли здесь иной причины? Например, ревность или зависть?
Ричард обхватил голову руками. Ну, конечно же, он завидовал Кэвину. Вот в чем была причина. И от этой мысли Ричарду становилось еще тяжелее. Ричард понимал, что он не мог заставить себя ненавидеть человека, который хоть и связан каким-то образом с Хантом, но совершенно отличается от него. И как он мог ненавидеть того, кого любила Эллен?
Если бы Ричарду было дано право вершить судьбы людей, он бы с радостью уничтожил, стер из памяти прошлое Эллен. Но такие вещи под силу только одному Господу Богу. И как бы ни было горько от сознания своей беспомощности, одно лишь Ричард знал твердо – он готов сделать все, что от него потребуется, чтобы Эллен была счастлива, пусть даже с Кэвином.
Но ведь и это тоже становилось невозможным? Или уже стало? А может быть, маленькая надежда еще была? Кэвин – человек разумный и, несомненно, честный. Пожалуй, для Эллен самым лучшим выходом было бы отправиться с ним в колонии. Это помогло бы ей забыть весь тот кошмар, что преследовал ее всю жизнь здесь, в Англии.
Ричард дорого бы заплатил за хороший совет. Он бы и сам принял участие в судьбе Эллен, помог бы ей… несмотря на одолевавшие его противоречивые чувства.
Когда он вернулся домой прошлой ночью и нашел на столе записку от Кэвина, горечь и отчаяние охватили его. Хотя текст записки был изысканно вежлив, слова его соперника о том, что «мы отправились с Эллен в небольшое путешествие», вызвали у него ярость. Злило Ричарда еще и то, что Эллен накануне ни словом не обмолвилась ему об этом «путешествии». Ричард понимал, что начинает терять влияние на нее. И это тоже было неприятно сознавать.
Но когда гнев прошел, чему в немалой степени способствовало несколько разбитых ваз и выпитая бутылка бренди, Ричардом внезапно овладело чувство гордости.
По одному только этому поступку, ее самовольному уходу, он понял, что в Эллен произошли значительные перемены. Забитая, пугливая Каролина Вакстон исчезла навсегда. Она никогда бы не осмелилась на такой отчаянно безрассудный шаг – уйти с любимым мужчиной. Каролине же никогда бы и в голову не пришло в первую очередь преследовать свои собственные интересы, а не чьи-либо еще.
Да, Ричард был вынужден признаться самому себе, что испытывает смешанные чувства – с одной стороны, злость и зависть к Кэвину, страх за Эллен, с другой стороны, гордость за нее. Наконец-то она ощутила в себе силы начать жить самостоятельно, без посторонней помощи. Эллен ни эмоционально, ни физически уже не напоминала ушедшую в прошлое Каролину Вакстон. Она стала сильной, разумной женщиной, которой уже не требуются постоянная опека и поддержка. И как бы ни было это тяжело для Ричарда, ему придется смириться с потерей Эллен.
Внезапно Ричард почувствовал легкость, сердце его охватила радость за Эллен. Улыбнувшись, он взялся за ручку и потянул на себя дверь. Войдя в дом, он удивился – обычно он приказывал слугам оставлять к его приходу зажженные свечи, сейчас же его встретила кромешная темнота. В зале не горела ни одна лампа, ни одна свеча.
Ричард подумал было вызвать миссис Паркинсон, маленькую толстенькую женщину, жившую на первом этаже, в обязанности которой входило присматривать за домом. Однако, подумав, что уже поздно, делать этого он не стал. «Бессмысленно звать кого-нибудь. Все спят, меня никто и не услышит», – подумал он.
Ричард направился к лестнице, ведущей наверх, и, взявшись за перила, начал осторожно подниматься. «Хватит, наверное, сокрушаться. Завтра Эллен вернется домой, и некоторое время все опять будет по-прежнему. Да, все-таки я обязан уговорить ее уехать с Кэвином в колонии. Оставаясь тут, Эллен рискует снова превратиться в Каролину. А этого допустить ни в коем случае нельзя».
Поднявшись на второй этаж, Ричард подошел к своей комнате и, взявшись за ручку двери, полез в карман за ключом. Но в ту же секунду дверь подалась вперед. Он очень удивился, так как обычно, уходя, всегда запирал дверь. Делать это было необязательно, воры побаивались грабить этот район, населенный преимущественно людьми состоятельными и способными нанять охрану. Но в то же время среди них находились и смельчаки, умудрявшиеся залезать в дома и красть кое-что из мелких вещей.
Ричард осторожно толкнул дверь ногой, и она со скрипом отворилась. Присмотревшись, он заметил, что в комнате царили полнейший хаос и беспорядок. На полу валялись вещи и книги, ящики комодов были выдвинуты, а двери в шкафах открыты. Ричард чертыхнулся, оглядывая устроенный ворами разгром.
В сердцах он ударил по двери кулаком и вошел внутрь комнаты. Намереваясь зажечь на каминной полке канделябр, он двинулся к камину, но не успел дойти до него, как позади раздался тихий скрип. Вслед за этим он почувствовал на своем горле холодную сталь ножа.
– Только попробуй двинуться, и ты умрешь мучительной смертью, – послышался спокойный зловещий голос.
Ричард застыл на месте.
– Послушайте, я вижу, вы тут все перерыли и нашли все самое ценное. Так уходите отсюда, что вам еще здесь надо?
– Принесите свечу, – послышался другой, властный, голос.
За спиной Ричарда скрипнула дверь, и чья-то тень метнулась в сторону камина. Вскоре свеча была зажжена, тускло осветив только часть комнаты. Человек, державший в руках свечу, был высок и широкоплеч. Черные волосы нечесаными прядями свисали на его лоб и могучие плечи. Но Ричарда больше интересовал не он, а тот, кто стоял сзади, держа у его шеи нож. «Альбинос. Герцог Хант, больше некому», – пронеслось у него в голове.
– Чего вы хотите? – гневно спросил барон.
Догадка Ричарда подтвердилась. Теперь голос за его спиной звучал более отчетливо, и он принадлежал Ханту.
– Вы знаете, что мне нужно.
– Ее здесь нет.
– И это мне известно. Отправилась, вероятно, охотиться за мужчинами, – Хант немного отступил назад, и в ту же секунду черноволосый верзила приблизился к Ричарду. – Только в данный момент меня интересует не она, – барон почти физически ощущал затылком пронизывающий взгляд красных дьявольских глаз Ханта. – Мне нужно письмо.
Краем глаза Ричард увидел у двери еще одного человека. Такого же мощного верзилу, что стоял перед ним.
– Я не знаю, о каком письме вы говорите.
Стоявший у двери человек поднял с пола перевернутое кресло, и Хант сел в него.
– Не разыгрывайте из себя дурачка, – он закинул ногу на ногу и начал поигрывать длинным ножом с золоченой рукояткой. – Я знаю, что письмо здесь. Отдайте мне его и тем спасете свою жизнь. Последуйте моему совету, я человек очень настойчивый.
Ричард сделал шаг по направлению к креслу, в котором сидел герцог, но тут же оба здоровяка, подскочив к нему, схватили его за руки.
– Я вам говорю совершенно откровенно, ни о каком письме я не знаю.
Хант вытащил из кармана камзола хорька-альбиноса и принялся ласково его поглаживать.
– Ну что ж. Тогда мне очень жаль вас, – проговорил он и сокрушенно покачал головой.
Один из бандитов заломил Ричарду руку так, что едва не сломал ее. Другой, размахнувшись, ударил его кулаком по лицу. Комната закачалась у него перед глазами, дикая боль пронзила его. Чтобы не закричать, Ричард зажмурил глаза.
– Вы еще не забыли, что я просил вас отдать письмо? – На лице Ханта заиграла издевательская усмешка. – Скажите мне, где оно, и я позабочусь, чтобы сюда немедленно доставили лекаря. Поверьте, мне искренне не хочется обезобразить вас. У вас такое прекрасное, благородное лицо.
– Я не знаю, о каком письме ты говоришь, – прохрипел Ричард.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...