ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она уже нагнулась к мальчику, как вдруг в нескольких метрах от себя увидела дерущихся Ханта и Кэвина. Наседая, герцог прижал Кэвина к канатам. Эллен сильнее сжала рукоятку кинжала. Она подумала, что если она сейчас подбежит к Ханту и ударит его в спину, то тем поможет Кэвину. Желание убить Ханта было настолько велико, что Эллен подалась вперед. Она понимала, что второй такой возможности у нее может и не быть.
– Ну что же вы не освободите меня? – услышала она жалобный голос Роба и остановилась. Роб напоминал ей пойманную в силки птицу. Она посмотрела в его молящие глаза и, опустившись на колени, принялась резать веревки. Высвобождая мальчика из пут, она то и дело вскидывала голову и смотрела на поединок между Хантом и Кэвином. На правой руке Кэвина расплылось красное пятно, левой он держался за канат. Эллен застыла. Спина Ханта была так близко – только один рывок вперед, и ее нож пронзил бы ненавистного герцога… Но рядом был мальчик, которого она обязана была освободить. Она обещала ему. К тому же вдруг кому-нибудь из матросов вздумается ценой жизни Роба выторговать себе свободу? И Эллен, стиснув зубы, продолжала резать веревки.
– А теперь спрячься куда-нибудь, – сказала она, высвобождая руки и ноги Роба от пут. – Наше судно потонуло. Моему мужу не остается ничего другого, кроме как захватить этот корабль. Так что сиди тут и жди, а я пошла.
– Нет, что вы! Я иду с вами! – окрепшим голосом сказал мальчик, выползая из ящика. – Хозяин приказал мне никуда не отходить от вас. И я обещал ему так и делать. Как же я могу нарушить свое слово?
Эллен улыбнулась. Она уже хотела было согласиться и забрать мальчика с собой, но инстинкт матери, желание сохранить ребенка взяли верх над чувствами.
– Роб! Я кому сказала, чтобы ты оставался здесь! – прикрикнула она на него. – Не перечь! Оставайся тут и жди!
Мальчик понурил голову, несколько раз хлюпнул носом и вдруг, вскочив на ноги, бросился от нее и спрятался за бочонками.
Эллен не стала бегать искать его, справедливо решив, что мальчишка сумеет при необходимости скрыться. Она опять все свое внимание сконцентрировала на поединке между Хантом и мужем. Быстро преодолев расстояние, отделяющее ее от спины Ханта, Эллен сильнее сжала рукоять ножа и занесла руку для смертельного удара. Еще немного, и она всадит герцогу нож в спину! Дрожа от ярости, она приближалась к Ханту. Отмщения – вот чего жаждала Эллен в тот момент. Но Кэвин увидел ее прежде, чем она приблизилась к герцогу.
– Эллен! Эллен! Уходи отсюда! – крикнул Кэвин.
Хант воспользовался секундным замешательством Кэвина и сделал ловкий выпад. Удар пришелся в правую руку Кэвина. Он выпустил шпагу, и она, перевернувшись несколько раз в воздухе, упала за борт.
– Нет! – закричала Эллен.
Хант повернулся к ней. На губах его играла злобная усмешка.
– Да! Твой ненаглядный сейчас умрет. Я обещал тебе показать, как это случится. Так смотри же! – Он приготовился нанести последний удар.
– Нет! – снова закричала Эллен и бросилась на Ханта. Но он легко отбил удар и оттолкнул ее. Эллен упала. Она в ужасе смотрела, как Хант поднес к горлу Кэвина клинок. Поднявшись, она снова бросилась на герцога, но тот схватил ее за волосы и поставил перед собой на колени.
– Каролина! Так ты осмелилась напасть на меня?!
– Отпусти его! – кричала Эллен. – Все это происходит из-за меня. Так отпусти его, и я поеду с тобой.
– Что ты говоришь, Эллен! – закричал Кэвин. – Нет! Хант, этому никогда не бывать!
Хант смотрел на Эллен, и по его лицу расплывалась довольная усмешка.
– Какой богатый выбор! О таком я даже и мечтать не мог!
Краем глаза Эллен заметила рукоять пистолета, торчащего за поясом у Ханта, и, быстро протянув руку, выдернула его. В глазах Ханта мелькнуло удивление. Он несколько секунд смотрел на направленный в его грудь ствол пистолета и вдруг, откинув голову, громко расхохотался. Эллен посмотрела на искаженное злобным хохотом лицо и взвела курок.
– Положи пистолет, сучка, или я отрублю тебе руки! – с брезгливой усмешкой произнес Хант почти сочувственно. – Пожалей себя!
– Эллен! – раздался голос Кэвина. – Отойди назад, дорогая. Даже без оружия я смогу постоять за тебя.
– Опусти шпагу! – твердым голосом сказала Эллен. – Отпусти его, или ты умрешь.
– Нет, – Хант замотал головой. – Ты не выстрелишь, не сможешь этого сделать, Каролина. Ты боишься меня! Ты всегда меня боялась!
– Правильно! Каролина этого бы не сделала, – ответила Эллен, опуская указательный палец на спусковой крючок. Хант вздрогнул, в глазах его мелькнул испуг. – Но Каролины нет, она умерла, – продолжала говорить Эллен. – И тебе мстит Эллен. Вот эта пуля – за Ричарда, – она нажала на спуск. Грянул выстрел, и Эллен зажмурила глаза. Она не видела, как на удивленном лице Ханта появилась громадная зияющая рана и он, нелепо взмахнув руками, рухнул в воду.
Некоторое время Эллен все еще стояла, оглушенная выстрелом, и смотрела на то место, где всего секунду назад находился Хант. Теперь оно было пусто. Только легкое облачко порохового дыма быстро таяло, унося с собой остатки ее прошлого.
«Он мертв, – подумала Эллен. – Наконец-то он мертв».
Затем она услышала голос Кэвина. Он ходил по палубе, собирая своих людей. Увидев, что герцог Хант убит, оставшиеся в живых матросы тут же прекратили сопротивление. Битва стихла.
– Эллен, – позвал Кэвин, подходя к ней. – Эллен, – повторил он и положил руку ей на плечо. – Ты меня слышишь?
– Кэвин? – ответила Эллен и посмотрела на мужа так, словно впервые увидела его.
– Он мертв, дорогая. Все кончено.
– Кэвин, ты вернулся, – Эллен улыбнулась.
– Да. И прости меня, Эллен, что я поступил так глупо. Мне нужно было выслушать тебя.
Она прижалась к его груди.
– Кэвин, мне так много нужно рассказать тебе, – она закрыла глаза. Как приятно ей было снова ощутить сильные руки мужа. – Я расскажу тебе обо всем: о Ханте, о письме и… об Уолдроне.
Кэвин крепко обнял ее. Эллен почувствовала на своих губах его жаркий поцелуй и закрыла глаза.
– Позже, – произнес Кэвин, отрываясь от губ Эллен. – Мы обо всем поговорим позже. А сейчас, когда корабль захватили мои люди, нам пора домой.
Эллен посмотрела в его прекрасные зеленые глаза и убрала упавшую на его лицо прядь черных волос. Она внезапно почувствовала, что настолько устала, что не может даже стоять. Обхватив шею Кэвина, Эллен прошептала:
– Ты любишь меня, милый?
Кэвин подхватил ее на руки и понес по палубе.
– Люблю, – тихо ответил он. – Я люблю тебя, моя дорогая, милая Эллен… Или Каролина… не знаю, я уже запутался в твоих именах.
Она откинула голову и рассмеялась. Ее длинные волосы золотым каскадом упали вниз и затрепетали в порывах ветра.
ЭПИЛОГ
Декабрь, 1665 год,
«Рука судьбы».
Эллен протянула руку к стоящей рядом колыбели и поплотнее укутала сына покрывалом. Посмотрев на его маленькое очаровательное личико, она мягко улыбнулась. Затем она перевела взгляд на Кэвина. Он сидел за столом у окна и что-то писал. Голова его склонилась над листом бумаги, рука мягко водила перо. В камине тихо потрескивали поленья. Всполохи огня наполняли комнату длинными бесформенными тенями. Эллен улыбнулась.
– Почему ты не ложишься? – спросила она. С того дня, как она подарила ему сына, прошло уже шесть недель. Эллен тосковала по жарким ласкам мужа. – Он уснул, – она с нежностью посмотрела на сына. – Наш маленький Вилли спит.
Кэвин отложил перо и поднялся из-за стола. Босиком, в рубашке навыпуск и мягких бриджах, он прошлепал к колыбельке и, нагнувшись, взял сына на руки.
– Ну что, насытился? – прошептал он, глядя на мирно посапывающего мальчика. От него пахло материнским молоком. – Будешь спать всю ночь? Или снова не дашь мне отдохнуть? – шутливо спрашивал он спящего малыша.
Мальчик во сне почмокал губами. Поцеловав сына в лобик, Кэвин уложил его в колыбельку и посмотрел на Эллен. Она увидела на лице его нежную улыбку, улыбку любящего мужа и отца.
– Ну а как твои дела? – Он многозначительно подмигнул жене. – Чего тебе сейчас хочется?
– Полагаю, того же, чего и тебе, – ответила Эллен и протянула к нему руки. Покрывало сползло на пол, обнажив ее грудь. – Иди ко мне, – прошептала она.
Кэвин снял рубашку и бросил ее на пол, затем туда же полетели и бриджи.
Эллен замерла в сладостном ожидании. Ощущая горячее прикосновение мужа, она гадала, будет ли оно всегда так волновать ее. Во всяком случае, она хотела бы на это надеяться.
Кэвин обнял ее и прижал к себе.
– Спасибо тебе за прекрасного сына, любовь моя, – прошептал он и приник к ее губам долгим страстным поцелуем.
– Он такой же красивый, как и его отец, – ответила Эллен, слегка покусывая губы мужа. Она была счастлива, ведь Кэвин понял ее и простил. Пройдет совсем немного времени, и они забудут прошлое, как забывается дурной сон.
– Меня только одно мучает, – проговорил Кэвин. Он оперся на локоть и посмотрел в ее прекрасные глаза.
В последнее время она много ему рассказывала о жизни Каролины и о том сокровенном, что было в ее душе. Выслушав ее честные признания, Кэвин сказал: «Прошлое не изменишь. Каким оно есть, пусть таким и остается. И не будем вспоминать обо всем, что с нами произошло, это просто глупо».
– Так о чем еще ты хотел меня спросить? Что тебя мучает? – улыбнулась Эллен.
– Кто та девушка, чей портрет висит у меня в библиотеке? – Он погладил ее золотистые волосы. – Если это ты, то почему у тебя такие волосы? Они должны быть темными, как на портрете.
Эллен тихонько засмеялась:
– Много же времени тебе понадобилось, чтобы задать этот вопрос. Наверное, если б ты знал ответ, все могло бы обернуться совсем иначе. Наверное, я когда-нибудь уничтожу его.
Он поцеловал ее грудь, и Эллен охватила горячая волна томительного желания.
– Не нужно его уничтожать. Пусть висит, он мне очень нравится, – он снова поцеловал ее. – Так ты раскроешь мне тайну этого портрета?
Эллен не могла больше сдерживать смех. Зажав руками рот, чтобы не разбудить сына, она тихонько рассмеялась. С того дня, когда она рассказала Кэвину о себе все, только одна мысль не давала ей покоя – что же ей делать с ее волосами? Да, Каролина была шатенкой, а у Эллен были огненно-рыжие волосы. И ей очень нравился ее теперешний цвет волос, но она желала бы знать и мнение Кэвина. А вдруг ему захочется, чтобы она снова стала брюнеткой?
Эллен потупила глаза.
– У меня с рождения волосы темные, ты же видел их на портрете, – смущенно проговорила она. – Это Ричард посоветовал мне перекрасить их в рыжий цвет. А что касается цвета волос нашего сына… Такой же цвет волос был и у моей матери. Но если ты хочешь, я снова стану брюнеткой.
Кэвин дотронулся до пушистого сверкающего золотом локона.
– Поступай, как тебе больше нравится. Лично мне все равно, какие у тебя волосы, – он провел по ее щеке кончиками пальцев и по-мальчишески задорно улыбнулся. – Но вообще-то ты у меня просто огонь. Так что оставайся такой. А если наш сын станет впоследствии рыжим, то это будет знаком с небес, намеком на то, что и ты должна от природы быть такой же.
Эллен обняла Кэвина и приникла к его губам.
– Как я люблю тебя, – простонала она. – Люблю, милый…
– Я тоже люблю тебя, – ответил он. – И, пожалуйста, никогда не забывай об этом, моя нежная леди Вакстон…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...