ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не тратил времени на поклоны.
- Угалар мне все передал, но у меня есть один-два вопроса. Надеюсь,
вы соблаговолите на них ответить?
- К вашим услугам, славный дос.
- Вы - вы доверенное лицо акиха.
- Да.
- Значит, он предлагает мне командование?
- Да, - я уже понял, куда он клонит.
- А разве это не предательство, биил Бэрсар? - с какой-то свирепой
нежностью осведомился он.
- Предательство кому? - зря я позволил себе задремать, теперь меня
страшно клонило в сон, и голос звучал равнодушно и вяло. - Локих ушел из
жизни, не оставив наследника. Единственный претендент на престол - кор
Тисулар, тоже мертв. Коры Эслан и Алнаб, как незаконнорожденные, не имеют
права наследования. Сейчас единственное законное правительство - Совет
Благородных под председательством акиха Калата.
- А кто мне докажет, что это не одна из ловушек Тисулара? - с
кровожадной нежностью спросил меня Крир.
- Никто. У меня есть грамоты, но грамоты можно подделать. А новости
до вас дойдут дня через два. Я ехал тайными тропами и обогнал всех гонцов.
- Тут я все-таки зевнул во весь рот. - Молю о прощении, славные досы. Две
ночи не спал.
- А если я все-таки сумею проверить ваши слова?
- У вас есть способ?
- Да. Умелые парни - у них, бывает, и мертвые говорят!
- Что толку меня пугать, славный дос? - с трудом подавив зевок,
отозвался я. - Будь я трусом, я бы с Охотником не связался.
Теперь я притворялся: спать мне совсем расхотелось.
- Да, вы - не трус, - все с той же ласковой угрозой заметил Крир, -
но тот ли вы, за кого себя выдаете? С чего бы вдруг доверенному лицу
акиха, наделенному такими правами, прокрадываться ко мне тайно?
- Ради вас, славный дос.
- Объяснитесь!
- Аких верит в вас и возлагает на вас великие надежды, а великому
человеку нужно незапятнанное имя. Если вы начнете действовать прежде, чем
сюда дойдут вести из столицы, и заключите перемирие до того, как получите
из моих рук грамоту на верховное командование, даже самые злобные ваши
враги не посмеют сказать, что Калат вас купил.
- Покажите грамоту, - сказал он.
С помощью Угалара я расстегнул панцирь, вытащил из-за пазухи сверток
и подал Криру. Он прочел его дважды, внимательно рассмотрел печати и
сказал глухо:
- Да, это законный документ. Последний вопрос: вы ведь друг акиха?
- Один из самых старых.
- И ради моего доброго имени он рискует вашей жизнью?
- Я не смогу выиграть войну с Кеватом, а вы сможете.
- Я вам верю, - тихо сказал Крир, и голос его зазвенел. - Я принимаю
милость акиха!
- Спасибо, калар Эсфа, - ответил я, и глаза его вспыхнули, а на щеках
зажегся румянец.

Я покинул лагерь на рассвете, а в полдень мы добрались до передовых
постов Тубара. Тут было проще: узнали к кому, разоружили, и под надежным
конвоем отправили в ставку.
Меня Тубар встретил без удивления, поздоровался и спросил,
приглядываясь к Эргису:
- Вроде я этого парня видел?
- Осмелюсь напомнить доблестному тавелу, я с вашей милости дважды на
Тардан ходил.
- То-то же! Я своих солдат не забываю. Эй, Сот, - крикнул он
телохранителю, - возьми парня да угости на славу. И чарочку от меня
поднеси!
- А ты вроде постарел, - сказал Тубар с грубоватой заботой. -
Невесело, чай, пришлось?
- Невесело, ответил я честно.
- И с чем пожаловал?
- С личной грамотой акиха Калата.
- Что?
- Да, доблестный тавел. Пять дней, как Огилар Калат принял звание
акиха Квайра и главы Совета Благородных.
- А Господин Квайра?
- Покончил с собой, когда народ захватил наружные ворота дворца.
- Тьфу ты, погань какая? Ох, прости меня, господи! А Тисулар?
- Растерзан на улице народом.
- Нечего сказать, хороших дел натворили!
- Только воспользовались тем, что натворил Тисулар. Квайрцев не
так-то легко довести до бунта, но он сумел, как видите. - И я стал
рассказывать об ужасе этой зимы: о казнях, арестах и обысках в домах
горожан, о непосильных налогах, вымогательстве и грабежах, о
безнаказанности кеватцев, о том, как недавно а Квайре явился кеватский
отряд и стал наводить порядок в Садане. - С этого и началось, славный
тавел, а конец известен.
- Стало быть, могилу он себе сам вырыл? Грех мертвых хаять, а про
него доброго не скажешь. Ты что, прямо ко мне?
- Нет, доблестный тавел. По пути заехал в наш лагерь, передал досу
Криру грамоту на командование.
- Удружил, нечего сказать!
- А теперь я прибыл к вам, чтобы от имени командующего просить о
перемирии.
- Много мне в нем толку!
- Почему? Дней на десять замиримся, а там в Лагар прибудет наше
посольство.
- Ага! А условия?
- Трудно сказать. Запросим побольше, чтобы было что уступать, но в
главном не уступим.
- А что главное?
- Во-первых, мирный договор - хорошо бы, лет на десять. Наши конечно,
уходят из Лагара. Граница остается прежней.
- Н-да.
- Возмещение убытков... ну, с этим придется погодить - у Квайра новая
война на носу. Думаю, что столкуемся на отмене торговых пошлин и праве
преимущественной закупки для лагарских купцов.
- Знает Калат, куда бить! Да за это наши толстосумы всех дворцовых
советников скупят!
- На это и рассчитываю, - ответил я спокойно.
Он посмеялся, а потом сказал задумчиво:
- Ну, слава богу! Давно пора с этой дурью кончать. Народу-то перебили
- не скоро бабы взамен нарожают. А заради чего? Ох, дурость людская!
- У меня еще есть поручение, которое касается лично вас, доблестный
тавел. Аких хотел бы...
- Помощи не проси! - перебил Тубар. - У самого руки чешутся кеватцем
морду набить, да как бы через то Лагару кровью не умыться!
- Да нет же, биил Тубар! Просто я слышал, что тарданские пираты
недавно разграбили Сул...
- А тебе что за печаль?
- Кеват как раз склоняет Тардан к военному союзу.
Тубар поглядел с веселым удивлением, прищурил глаза:
- Не худо! А ежели и за спину не бояться...
- У вас есть гарантии: через пару месяцев наша армия будет драться у
восточной границы.
Ну что же, это я со всей душой. Давно пора да и войско готово. Ох, и
всыплю ж им!
- Если вы добьетесь от Тардана союзного договора...
- А ты думал: для вас буду стараться?
- Получится, что и для нас, доблестный тавел.
- Считай, что слажено. Вот голова! Хоть самим локиха на акиха сменяй!
Только где ж еще такого возьмешь? Ты-то, небось, не пошел бы?
- Нет, конечно.
- Куда тебе, бунтовщику! Против дружка-то еще бунт не затеял?
И его слова вдруг больно кольнули меня.

Заключили перемирие и с навязанной Тубаром охраной двинулись в
столицу Лагара. Ехали не спеша, чтобы не обогнать посольство, и Лагар
доверчиво приоткрывался мне. Все, как в Квайре, на первый взгляд, даже
говор лагарцев не разнится от звонкой речи северян. Меньше хуторов, больше
деревень, сытей скот, чище одеты люди...
За Арзером кончились леса. Это был Нижний Лагар - возделанная
приморская равнина. Снег еще не сошел, лишь протаяли кое-где межи,
расчертив огромное белое покрывало. Здесь почти незаметны следы войны,
только конные разъезды да охраняемые обозы напоминают, что не все спокойно
в Лагаре.
А на третий день, у какого-то города, Эргис на миг придержал коня.
- Гляди, Учитель: Уз. Как раз середка Лагара, вот отец нынешнего
локиха и велел построить тут храм, да такой, чтоб везде дивились. Наших,
квайрских зодчих тогда позвали. Приглядись!
Я пригляделся - и покачнулся в седле, с такой силой тоска ударила в
душу. Храм и узкая площадь перед ним. Невероятно давно, четыре года назад,
мы возвращались из Сула. Маленьких городишко, где можешь перекусить и
сменить аккумулятор мобиля. Мир качнулся, зима превратилась в лето.
Пестрые бумажки ползут по бетону, ловкие руки механика закручивают разъем,
а вокруг витрины лавчонок, длинная череда машин, парень с приемником на
шее нагло разглядывает Миз, а над всем этим возносится в небе невесомая
громада храма. Уз уже исчез за поворотом, а у меня в ушах еще звучали
слова текущей из приемника песни - чудесные, глупенькие слова: "Милый, я
хочу машину! Луар целуется со своим парнем в машине, а мы целуемся на
углу"...

Мы все-таки на день опередили посольство и первые заняли отведенный
для него дом. Хороший признак: роскошный особняк недалеко от дворца;
резьба, бархат, бронза и заморский мрамор. Только слуг многовато, и, на
мой вкус, они слишком проворны. Мы вымылись, переоделись, и каждый занялся
тем, что ему по нраву: Эргис ускользнул за новостями, а я завалился спать.
Встретились поздним утром за завтраком уже каждый в своей роли: я -
полномочный посол, а Эргис - мой телохранитель.
Посольство прибыло вечером, и поднялась суета. Слуги старались вовсю,
если бы не зоркость Эргиса, у нас поубавилось бы документов.
Только за полночь все улеглось; свита отправилась по постелям, слуги
убрались к себе, и я пригласил гона Эрафа в свой, уже обжитый мной
кабинет.
Гон Тобал Эраф был наш человек, восемь лет он сотрудничал с Баруфом,
я ему вполне доверял. Невысокий худощавый старик с быстрыми молодыми
глазами; лысину он маскировал париком, подагрическую хромоту - изящной
тростью, а вечный недостаток денег - изысканной простотою костюма.
Я знал, что он самолюбив и обидчив, и был сердечен до тошноты. Усадил
его поближе к огню, расспросил о дороге и здоровье и, не дрогнув, выслушал
бесконечный рассказ о дорожных неурядицах и его бесчисленных хворях.
Я испытал его, он - меня, и оба мы остались довольны. Старик был
хитер, я - терпелив, а в очаге метался огонь, и уютная тишина спящего дома
обволакивала нас. И Эраф, наконец, расслабился.
Приятная улыбка дипломата стекла с его лица; спокойной стала поза,
мягче складка губ, и настороженный холодок в глазах растаял в спокойное
любопытство. Я подлил ему в кубок вина, покачал головой и сказал:
- Трудная нам предстоит работа, досточтимый гон Эраф! Я ведь не
дипломат, и только надежда на ваш опыт и вашу мудрость утешает меня.
- Боюсь, вы мне льстите, дорогой биил Бэрсар, - отозвался он с
довольной улыбкой.
- Всего лишь отдаю вам должное. Когда аких спросил, кого я хочу
видеть рядом с собой, мне на ум пришло только ваше имя.
Он расцветал на глазах, и это было забавно. Оказывается, я и на это
способен. Я, который нажил столько врагов неумением не то что льстит -
соблюдать обычную вежливость, говоря с чиновными дураками! Впрочем, это не
тот случай. На ум и опыт Эрафа я действительно мог положиться. Только
предосудительная неподкупность до сих пор мешала его карьере. Я знал, что
мне будет с ним нелегко, но он был нужен мне весь, я не мог позволить,
чтобы любые обиды встали между Эрафом и делом.
- К сожалению, время против нас, гон Эраф. Только поэтому я
осмелился, невзирая на поздний час и вашу усталость, затруднить вас этой
беседой.
- Я весь внимание, биил Бэрсар!
- Я думаю, в наши отношения надо внести ясность. Конечно, перед
посольской свитой и особенно перед слугами мы обязаны соблюдать этикет. Но
сам я считаю и всегда буду считать вас не лицом подчиненным, а своим
наставником и клянусь ничего не предпринимать, не испросив перед тем
вашего совета.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...