ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Я больше не бегаю за весной. Я сделал в Лагаре все, что должен был
сделать, и сделал в Тардане все, что должен был сделать, и теперь не спеша
возвращаюсь домой.
- Да не злись ты, - говорит Эргис. - Нилаг путем рассудил. Ты его
что, к Лансу пристроил?
- Да. Будет теперь домашний гром!
- Не. Зиран сама такая. А старшой?
- У Зелора. Вылечат - переправят.
Эргис поглядел на меня. Непроглядная темнота стояла в его глазах, и я
сказал в эту жестокую темноту, в эту свирепую боль:
- Да. Его пытали.
- Е-его? Сынка Гилорова?!
- Помолчи, - попросил я его. - Если он дерется с памятью Огила, чего
он будет щадить живых?
- И ты... ты простишь?
- Нет, - вяло ответил я. - Этого не прощу. Но ты лучше помолчи,
Эргис, ладно?

И еще разговор - с гоном Эрафом. Я едва успел приехать домой. Едва
обнял жену, едва поцеловал мать, едва успел переодеться с дороги - и
вызвал его к себе.
Мы сидим в моем кабинете, но я еще не вернулся домой. Я все еще там,
в пути. И не надо кончить это последнее дело, чтобы я мог, наконец,
вернуться домой.
Гон Эраф изменился меньше, чем я. Он немного сгорбился и немного
высох, но все та же приятная и все тот же пронзительный лучик в глазах.
Я очень спешу - но я не спешу. Мы прихлебываем подогретый лот, и я
рассказываю о дороге, где я побывал и кого я видел. Сердечный привет от
эссима Фарнала, да, он в добром здравии, он превосходно меня принял, и что
творится в Кевате, да, я возобновил военные союзы в Приграничье и в
Гирдане, нет, до Арсалы я не добрался, были более срочные дела.
Быстрый пытливый взгляд, но я пока не отвечу. Наверняка он уже знает
о Карте, у гона Эрафа свои каналы, я уважаю его право иметь секреты и от
меня. Я заведу разговор о Лагаре, это подводит к делу. Да, я имел беседу с
тавелом Тубаром, нет, не наедине, с нами был алтвас Ланс, да, Ланс уже
алтвас, этак я его успею увидеть досом...
- Нет, биил Эраф, никаких секретов. Я просто хочу, чтобы два-три
полка постояли у квайрской границы. Кстати, дороги уже просохли...
- Куда же я должен ехать?
- Думаю, что в Лагар.
- То есть сначала в Лагар?
- Дорогой мой учитель! - говорю я ему с улыбкой. - Разве я стану
возражать, если вы завернете в Тардан и навестите брата? Кстати, вам не
кажется, что кор Эслан томится в Касе? Если он пожелает немного
развлечься, я позабочусь, чтобы его путешествие оказалось приятным и
безопасным.
- Но насколько я понимаю, вам угодно, чтобы это предложил ему я?
- Вы все понимаете, биил Эраф.
- Но он - ваш друг и конечно...
- Да, - отвечаю я, - конечно. Но если я попрошу его сам, в этом будет
толика принужденья. Ваша же просьба останется только просьбой.
- Милый мой покровитель! - ласково говорит старик. - Не слишком ли вы
отягощаете свою жизнь? Быть могущественным и всеми любимым?.. Очень трудно
и, наверное, бесполезно. Те, что нас любят, предают нас ничуть не реже чем
те, что не любят нас.
- Я знаю, биил Эраф. Просто у меня еще нет народа - есть только люди.
Пусть их хоть что-то объединяет. Пусть они пока любят меня - это лучше,
чем ненавидеть друг друга.
- Ну, хорошо, - отвечает он и отводит глаза. - Мне ясно, зачем в
Лагар должен ехать кор Эслан, но зачем туда еду я?
- Пора кое-что упорядочить, биил Эраф. Я имею в виду торговый договор
между Квайром и Лагаром. Пока между ними действует соглашения, которые
заключили еще мы с вами в ту незабвенную весну. Эти соглашения
подтверждались еще дважды, но не были включены в основной договор из-за
неспособности квайрской стороны выполнить одно из условий.
- Выплаты за восстановление Карура?
- Да, биил Эраф. Я считаю, что поскольку со времени последней войны
прошло уже два года и Квайру больше никто не угрожает, отсрочку надо
признать исчерпанной и соглашения утратившими силу.
- То есть ввести обычные торговые пошлины на квайрские товары?
- Да.
Молчит, опустив глаза, вертит в руках серебряный набалдашник трости,
а потом говорит с нежным укором:
- Не лучше ли на отложить разговор? Я знаю, чем вы разгневаны, и
разделяю ваш гнев, но удар падет на Квайр, а не на Таласара. Квайрская
торговля и так не процветает, ибо худо стало с сырьем...
- Я знаю это, биил Эраф.
- Два года, как Квайр не вывозит шелка. Биссал все еще не отстроен,
поскольку отрезан весь юго-запад Кевата...
- Я и это знаю биил Эраф.
- Чего же вы хотите, мой господин?
- Таласару вредно иметь в казне лишние деньги. Если он хочет
сохранить доход от торговли, пусть отдаст Лагару свой долг. Кстати, ему
надо бы знать, что пока он не уберет войска от кеватской границы, шерсть
для сукон Квайр будет получать только через Тардан. А о цене позаботитесь
вы.
- Это жестоко, биил Бэрсар! Вы разоряете Квайр!
- Нет! Аких Таласар достаточно гибкий политик. Он становится дерзким,
если его щадят, но этот урок он поймет. Мне не нужна война с Квайром, биил
Эраф! Если я хоть однажды ему спущу, эта война окажется неотвратимой. Ну?
Вы согласны со мной?
- Не знаю, биил Бэрсар. Мой взор затуманен горем, и будущее темно для
меня. Мне только жаль, что я до этого дожил.

Я никогда не гнался за властью и вовсе не рад, что власть догнала
меня. Как я устал! Такое простое несбыточное желание: принять ванну.
Горячая ванна с душистой водой, бокальчик пекле и негромкая музыка. Не
здешняя какофония, а музыка нашего века. Ну, ладно, тогда другое желание -
правдоподобней. Спуститься вниз и немного побыть с семьей. Хотя бы раз
увидеть сына не спящим. Правдоподобнее? Как бы не так! Братство ревниво. Я
принял Эрафа, значит, обязан принять Асага. А если сейчас я приму Асага,
значит, я должен завтра с утра объявит Совет, и только потом я сумею
собрать Старейшин Малого Квайра, хоть - честное слово! - это гораздо
важней.
Я послал за Асагом, сижу и злюсь, потому что проклятая власть все у
меня отняла. Даже право побыть с семьей. Отдохнуть с дороги. Выбрать, с
кем я хочу, а с кем не хочу говорить. Я сейчас не хочу говорить с Асагом.
Мне нужна хоть какая-то передышка между тем, что я сделал, и тем, что еще
предстоит.
Асаг появился, и я поднимаюсь ему навстречу. Надо его обнять и
сказать, как я рад его видеть. А я сейчас вовсе не рад его видеть, хоть
уважаю его, и, наверное, даже люблю.
- Умотался? - неожиданно мягко спросил Асаг.
Он ждет, пока я усядусь, и сам садится напротив. И Говорит все с той
же непривычной заботой:
- Ладно, Тилар, никаких таких бед, чтоб прям сейчас. Вот будет Совет
- посудачим.
- Ну, а как тут?
- Уже тихо, - говорит он спокойно. - Господи всеблагой, Тилар, и как
ты нас терпишь?
Гляжу на него во все глаза. В это надо еще поверить: заботливый и
кроткий Асаг!
- Что? - говорит он, - чудно? Иной урок - и дурно впрок, а от другого
урока - околеешь до срока. Околеть-то не околел... Ох, Тилар, воевать нам
пора, а то как бы наши петухи Кас не пожгли!
- Сибл?
- Сиблу против Братства не идти, - отвечает Асаг сурово. - Братство и
не таких окорачивало. Сытно живем, Тилар. Сытно да боязненно. Вот и гуляет
дурная силушка.
- Если бы так просто!
- А то не вижу! Сам злился: чего ты нас давишь, а мастеришек холишь.
А тут глянь: мы-то на них стоим. Сколь ни велико наше хозяйство, а с него
не покоришься.
- Едоков у нас много, Асаг. Мастер кормит только свою семью, а мы еще
три сотни беспомощных. Да и ребята Сибловы - если честно - тоже вместе с
семьями у тебя на шее висят.
- Старых да малых кормить - то бог велел. Старые примрут - малые
вырастут. А вот что здоровые бабы по домам сидят...
- Оставь, Асаг. В этом я с Суил не спорю. Пусть детей растят. Они нас
кормит будут, а от вора или лентяя какой прок?
- Ишь ты! Сразу угадал! Ну, скажу, Тилар, пожалел я тебя! Видать, что
с бабой твоей, что с нами управиться...
- Да не лезьте вы хоть в это!
- Ну, прости ежели... Я к тому только, что силы за ней может поболее,
чем за Сиблом. Хорошо, коли она твои песни поет.
- Это мое дело, Асаг.
- Кабы только твое! Ты не серчай, Тилар... я вот похлебал из твоей
плошки да уразумел: пора нам тебя при держать. Хватит тебе по лесам
рыскать да под пули лезть. Некем тебя заменить, Тилар! Сынок твой когда
еще вырастет...
- А ты?
- А я тебе не наследник, - сказал он серьезно. - С Касом еще
управлюсь, а что по-за лесом мне не видать. Эргис - тот, может, и
разглядит, да с нами ему не ужиться.
- Рановато ты меня хоронишь, Асаг!
Он усмехнулся. Грустно так усмехнулся, явно жалея меня. - Не про то
сказ. Есть спрос и с Великого. Один ты такой на свете. Нельзя нам тебя
потерять.

А утром мы отправились на Совет. Немного не то, конечно. Не темной
ночью, тайными тропами, озираясь, поодиночке, а золотистым весенним утром,
по людной улице и втроем. Я, уверенно молчаливый Асаг и угрюмо молчащий
Сибл.
Золотое весеннее утро, юный запах листвы - и вдруг сытный радостный
запах дерева от свежеоструганых досок. Я оглядываюсь на Асага: кто это
вздумал строиться здесь - на главной улице Малого Квайра, в полусотне
шагов от "дворца"?
- Гильдия, - отвечает Асаг. - Я дозволил.
Правильно, молодец Асаг. Юной, как эта весна, купеческой гильдии Каса
удобней держать казну под защитой моих отрядов. А мне спокойней, когда моя
гильдия у меня под рукой.
- А как будут строить? Рисунок видел?
- А как же, - отвечает Асаг. - Им Вахи делал, который для Гонсара
чертил.
Неплохо. Юное дарование из подручных великого зодчего, природный
бассотец, кстати. Эргис только прошлой весной привез его из лесов. Я
радуюсь, когда ко мне попадают такие ребята, мост между квайрским Касом и
еще недоступной страной. И я доволен, что алый Квайр не украсят еще одним
монстром.
Вот мы уже подходим к нему, к этому уроду. Братство нуждается в
ритуалах, И Асаг сварганил для них подходящий сарай. Длинная бревенчатая
постройка. Безглазая - потому, что только под самой кровлей лепятся
слепенькие окошки. Угрюмая - потому что бревна вычернены по старину. И
часовые у входа.
Мрачное убожество и тайна. Лучший способ отвадить тех, в ком есть
хоть немного рассудка.
Черт побери! Я бы пустил сюда всех, кто пожелает. Пусть увидят
ощипанный вариант богослуженья, которым Ларг предваряет Совет. Пусть
послушают наши споры - те же, что в гильдии и в цехах: на Совете мы теперь
говорим о хозяйстве, остальное перенесено в ой кабинет.
Длинный сумрачный зал, где дымятся факелы, потому что из жалких
окошек еле-еле сочится свет. Сущность Братства! От весеннего солнца в
мрачный хлев, пропахший дымом и прелью.
Совет встречает нас стоя. Мы поклонились Совету, И Совет поклонился
нам, и теперь мы шествуем к возвышенью, где для нас воздвигнуты кресла. И
только когда мы садимся, Ларг встает и приветствует нас. Он сидит в
стороне, демонстрируя независимость веры, и, конечно я с ним согласен. А
если нет, то это решается наедине, у очага в мое кабинете.
Надоедливый ритуал начала Совета. Ларг трудится, Асаг внимает, Сибл
одолевает зевоту, а я гляжу на Совет. И я рад, что мне пришлось созвать их
сегодня. Через несколько дней суета затянула бы взгляд пеленою привычки,
но сейчас.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...