ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рукопись была обнаружена - точнее, обнаружила себя - в Касе, в
знаменитом Вдовьем Храме, построенном, как свидетельствуют документы,
самим Бэрсаром.
В сгаре 736 года сразу по окончании дневного богослужения алтарная
плита внезапно сдвинулась, открыв тайник, в котором находился
металлический цилиндр. К счастью, настоятель храма - наставник Фрат -
человек образованный и здравомыслящий, немедленно удалил из храма
посторонних и вызвал экспертов из Касского университета и Управления
Охраны порядка.
Благодаря этим четким и разумным действиям, рукопись с момента
обнаружения находилась в руках специалистов, что обеспечило не только
сохранность, но и проведение своевременной и качественной экспертизы.
Результаты экспертизы - при всей уверенности в их достоверности -
могли поставить кого угодно. Состав бумаги, на которой написана рукопись,
и состав чернил позволили историкам датировать рукопись шестым веком.
Цилиндр, в который была помещена рукопись, изготовлен из неизвестного
сплава на основе алюминия и снабжен весьма остроумным устройством
самоуничтожения, отключившимся при срабатывании часового механизма,
открывшего тайник. Сама рукопись написана на языке, существенно
отличавшемся от письменного языка эпохи, причем отличия касались не только
языка и орфографии, но и написания букв. При этом начало рукописи
изобиловало неизвестными символами и математическими выкладками, что
заставило нас привлечь к работе группу математиков из Квайрского
Физико-математического института.
Технические трудности были огромны психологические - огромны. Каждый
из нас столкнулся с тем, что не только противоречило системе
установившихся представлений, но и - скажем так - угрожало ей. Если бы в
группу входили специалисты одного профиля, эти психологические барьеры,
вероятнее всего, погубили бы работу. Но каждый из нас шел своим путем.
Первыми были побеждены математики. Как только они преодолели трудности,
связанные с идентификацией символов и своеобразием системы записи,
совершенство математического аппарата ошеломило их. Крупнейший из
квайрских математиков - асфат Тисуэр Торн так выразил мысли своих коллег:
"Это математика будущего. Нам бы понадобилось сотни лет, чтобы дойти до
этого самим".
Я отнюдь не намерен утомлять вас перечислением психологических
барьеров, которые нам пришлось преодолеть. Просто каждый из нас - раньше
или позже - подошел к критическому моменту, когда оставалось только одно:
отвергнуть рукопись, как фальшивку, или принять, как истину, со всей
горечью и всей гнетущей ответственностью вытекающих из этого решений.
Мне было легче, чем моим коллегам-историкам. Специализируясь на
древних культурах, я не имел ни глубоких познаний, ни устойчивых
представлений об этой, не столь отдаленной от нас эпохе. Что такое двести
лет рядом с двумя тысячелетиями, отделяющих нас от Древних Царств Ольрика?
Я мог бы считать Итилара Бэрсара своим современником, и я пытался думать о
нем именно так.
Я был поражен тем, как много и как мало мы о нем знаем. Много -
потому, что шестой век, время странных войн и странной дипломатии, оставил
достаточно письменных источников, где упоминается имя Бэрсара. Мы можем
достаточно уверенно утверждать, что Итилар Бэрсар - историческая личность,
крупный военный и политический деятель первой половины шестого века, что
он действительно был квайрским послом В Лагаре, что он принимал участие в
обоих квайро-кеватских войнах, был другом знаменитых квайрских
военачальников - Тубара и Ланса, что правитель Кевата - Тибайен - считал
его опаснейшим из врагов и назначил за его голову невероятное
вознаграждение, что с 523 по 530 год Итилар Бэрсар жил в Касе, имел
облагаемое налогом имущество и даже держал торг", то есть обладал правом
монопольной торговли с иностранными купцами.
Мало - потому, что все, что мы о нем знаем, укладывается в период с
521 по 530 год. До 521 года о нем нет и единого упоминания, после 530 года
- тоже. Мы не знаем, где и когда родился Итилар Бэрсар и когда он умер. Мы
не знаем, почему лагарские и кеватские источники вполне определенно
связывают деятельность Итилара Бэрсара с Квайром, квайрские же источники
не содержат о нем никаких упоминаний. Мы не знаем, какова, собственно,
была роль Бэрсара в Квайро-кеватских войнах. Слишком долго перечислять
все, чего мы не знаем о Бэрсаре в квайро-кеватских войнах. Слишком долго
перечислять все, что мы не знаем о Бэрсаре, но есть еще одна загадка - по
крайней мере, для меня. Я имею в виду огромный пласт "бэрсаровского
фольклора", существовавший во всех странах материка. Именно потому, что
работа с древнейшими культурами приучила меня с уважением относиться к
легендам, я был поражен мощностью и однородностью этого фольклорного слоя
и, честно говоря, самим его существованием. Подобные циклы легенд
характерны для дописьменных эпох и совсем иных культурных формаций. Я мог
бы допустить его существование в еще живой устной традиции Бассота, но не
в сравнительно скудной фольклорной среде Квайра, Лагара и Тардана.
И в этих легендах - где бы они ни жили - Итилар Бэрсар удивительно
однозначен. Он - добрый волшебник, мудрец и бесстрашный воин. У него есть
волшебные шкатулки, чтобы поддерживать связь со своими единомышленниками в
разных городах. Он умеет превращать медь в золото. У него есть холодный
огонь, который светит ярче солнца. Он со своим побратимом Эргисом
побеждает целое войско. Он - великий мастер, умелый во всяком мастерстве.
Он завел в Касе ковровое и стекольное производство. Он построил город
Ирдис и создал в Касе первые школы и первую больницу. Тому, кто пожелает
ознакомиться с "бэрсаровским фольклором", я горячо рекомендую великолепный
труд Таруэла Нарта "Легенды о Бэрсаре" (изд. Бакр, 721 год, Кас),
энциклопедическое издание, включающее фольклор всех регионов материка и
даже интерпретации этих легенд в Балге и Саккаре.
Ознакомившись с этим трудом, я был поражен и - признаюсь - поражен
неприятно совпадением образа Итилара Бэрсара в легендах с личностью
предполагаемого автора мемуаров. Как всякий здравомыслящий человек, я
отнюдь не жаждал потрясения, которым грозила мне уверенность в
достоверности рукописи. И я попробовал мыслить от противного: кто мог быть
автором подобной мистификации? Как бы я представил себе личность
фальсификатора?
Несомненно, это историк, поскольку он свободно ориентируется в
историческом фоне эпохи, не ошибается в датировке событий, оперирует
фактами и именами, не известными широкой публике (более того, историкам
тоже. Тайный государственный архив в Биссале, где были обнаружены копии
указов за подписью акиха Калата, был открыт только в 737 году, т.е. через
год после находки рукописи).
Правда, я должен отметить, что содержащийся в рукописи намек на
колонизацию Бэрсаром Островов и на то, что именно он является создателем
Баретской республики, был воспринят историками почти как непристойность. В
самом деле, не очень правдоподобно, что две жгучие загадки эпохи имеют
одно общее - и такое простое! - решение.
Но, рассуждая здраво, почему бы и нет? И внезапный расцвет Каса, и
столь же внезапное возникновение и расцвет Баретской республики имеют
удивительно много сходных черт. И здесь, и там практически на пустом месте
взрывообразно возникают очаги культуры с поразительно высокой для эпохи
технологией, с весьма демократическими формами правления (конституционная
монархия в Касе, республика на Барете), с мгновенным включением в русло
мировой торговли.
И здесь, и там фигурирует легендарный герой-основатель, о котором
почти ничего не известно. И если историчность Бэрсара как-то доказана
документально, то историчность Кафара не вызывает сомнений только на
Барете. И хотя потомки Кафара в течение примерно полутора столетий играли
значительную роль в истории страны, о самом Тимаге Кафаре не известно
практически ничего. Но есть подробность, наводящая на размышления:
последнее упоминание о Бэрсаре датируется 530 годом. Первое упоминание о
Кафаре относится к 536 году.
Я вовсе не предлагаю принять вам эту гипотезу, однако ее
оригинальность и непротиворечивость может служить еще одним аргументом,
подтверждающим компетентность автора.
Несомненно, автор рукописи - филолог, поскольку использованная в
рукописи модификация языка достаточно непротиворечива для того, чтобы
производить впечатление естественного языка _и_н_о_й _э_п_о_х_и_.
Это математик, создавший, можно сказать, совершенно новую,
превосходящую все наши возможности математику.
Это металлург, поскольку цилиндр, в котором хранилась рукопись,
сделан из неизвестного науке сплава.
Это талантливый механик, сконструировавший весьма оригинальные
механизмы тайника.
Это, по крайней мере, волшебник, потому, что я просто не могу
представить себе, как можно было тайно соорудить этот тайник в одном из
самых посещаемых сооружений в мире, всегда переполненном верующими и
туристами.
Кем может быть такой универсальный гений? Как могло оказаться в наше
время, что такой человек никому не известен? Или, может быть, целая
компания гениев объединила свои усилия, чтобы мило пошутить? Честное
слово, гораздо проще поверить, что рукопись в самом деле написал Бэрсар!
Я не стараюсь навязать кому-либо свою точку зрения, напротив, я
пытаюсь показать, что доводы, которые убедили меня, были в большей или
меньшей степени субъективны. Но я обязан сказать, что по тем или иным
причинам к тому же выводу пришли практически все участники нашей работы.
Рассказать о результатах своей работы или, оберегая мир от потрясения,
скрыть ее от своих современников?
Но, может быть, те психологические барьеры, о которых я писал, и
пережитый нами душевный дискомфорт заставляет нас преувеличивать размеры
грозящего миру потрясения? Чем, собственно, угрожает нам даже полная
уверенность, что все написанное в рукописи - правда?
Да, конечно, не стоит недооценивать влияние тигеанских организаций, в
которые входят сотни тысяч людей и реакцию которых можно оценить
однозначно. Но в наш рациональный век вера не исключает разума, а разуму
несложно произвести подмену: так или иначе, но Итилар Бэрсар оказывается
пришельцем из другой эпохи, сверхчеловеком, а пути господни - как всем
известно - неисповедимы.
И как бы сильно ни было волнений, как бы громок ни оказался шум, он
когда-нибудь стихнет, и тогда станет ясно главное: мы уязвимы.
Нет ничего незыблемого - даже история. Оказывается, можно стереть
какой-то ее виток, как стирают мокрой тряпкой мел с доски, и написать
заново - по-другому. Оказывается, ты сам, твоя жизнь, твоя личность, все
обстоятельства твоего существования могут быт зачеркнуты кем-то, кому не
нравятся ход и направление _э_т_о_й_ истории.
Да, если верить автору рукописи - а я склонен ему верить - тот
вариант истории, которого мы, возможно, избежали, не сулил ничего доброго
ни людям, ни планете. Да, мы можем утешать себя тем, что _н_а_ш_ мир при
всех его несовершенствах очевидно все-таки избежал того гибельного тупика,
в который завел бы его другой вариант истории.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...