ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Приземлился я среди погруженных в сон крылатых динозавров. Шипя и свистя, они захлопали широкими кожистыми крыльями, а я замахал мечом направо и налево, спугнув их и заставив подняться в воздух.
Потом я ухватился одной рукой за лапу птерозавра, взмывшего с платформы. Поднять меня ему было не по силам, и мы полетели вниз, к утрамбованной земле. Птерозавр верещал и отчаянно хлопал крыльями, затормозив падение. Приблизившись к земле, я отпустил живой парашют, сильно ударившись ступнями и не удержавшись на ногах. Птерозавр скрылся во тьме, хлопая крыльями и завывая, как упырь.
Поднялся шум. Застать Сетха врасплох мне не удалось; впрочем, надеяться на подобное было слишком наивно. Но зато я мог устроить панику во дворе. Поглядим, крепко ли Сетх держит в руках весь свой зверинец.
Карнозавры и зауроподы с шипением топтались в своих загородках, будто злились на оравших птерозавров, осмелившихся прервать их сон. Славно! Через заполненный мраком внутренний двор я помчался к клеткам карнозавров, мысленно послав в их мозги проекцию боли.
Раздавшийся в ответ визг ласкал мой слух, как музыка. Вдруг из темноты передо мной вырос демон с огнеметом в руках. Я ударил ятаганом сплеча, развалив его пополам от шеи до пояса, и схватил левой рукой его оружие.
Вложив окровавленный меч в ножны, я обернулся к стойлам карнозавров и излил в их сторону ревущий сноп огня. Издавая яростные вопли, ящеры в панике ринулись на ограду, легко сокрушив ее. Такой же залп в сторону мирных зауроподов – и они превратились в неистовое, обезумевшее стадо, которое сметало все на своем пути. Они тоже снесли загородку и с громким топотом помчались по двору.
Воцарилась полнейшая неразбериха. По двору метались обезумевшие ящеры. Рептилиям пришлось оставить попытки найти меня среди царившей вокруг неразберихи.
Подбежав к задвинутым на засов дверям подземелья, где жили рабы, я пинком вышиб их, сорвав с петель. Внутри оказалось абсолютно темно, да вдобавок во дворе стоял такой шум и гам, что в нем потонул бы даже звук целого духового оркестра. Сделав шаг вперед, я не нашел опоры, мгновение покачался, пытаясь восстановить равновесие, и неуклюже покатился по крутым ступеням в темную бездну.
37
В конце концов я упал на кого-то. Человек, испуганно завопил и рванулся в сторону.
Во тьме зазвучали человеческие голоса – отчасти встревоженные, но в основном просто сонные. В воздухе стоял тяжкий запах человеческого пота и экскрементов. Меня едва не стошнило, но я сдержался, поднявшись на ноги среди вовсе не ожидавших моего появления людей.
– Пошли за мной! – скомандовал я, перекрывая приглушенный шум, доносившийся со двора. – Я выведу вас на свободу!
Кто-то высек искру и затеплил крохотный светильник. Ничтожный огонек не сумел осветить и малой части обширного подземелья, даже разгоревшись. Толпы истощенных, грязных, измученных людей разглядывали меня покрасневшими от изнеможения глазами. Их щеки ввалились, кожу испещряли укусы вшей и незаживавшие рубцы от плетей. Сбившись в кучу, стиснутые соседями со всех сторон, будто в какой-то дьявольской давилке, сотни человек с недоумением таращились на меня, не решаясь поверить в мои слова. Даже не представляю, сколько еще сотен человек стояли в темноте, вне озаренного тусклым огоньком круга.
– Пойдем! – крикнул я. – Вырвемся отсюда!
И сунул огнемет в руки ближайшему мужчине. Тот чуть отпрянул, потом изумленно уставился на оружие.
– Орион! – крикнул молодой голос. Кто-то проталкивался сквозь ряды обступивших меня людей, изо всех сил распихивая толпу локтями. – Орион, это я, Крон!
Он изменился почти до неузнаваемости, будто постарел на десяток лет, ребра чуть не прорывали бледную, землистую кожу, глубоко ввалившиеся глаза смотрели на мир мутным, стариковским взором.
– Крон… – проронил я.
– Я знал, что ты придешь! Я знал, что им тебя не убить! – В его воспаленных глазах стояли слезы.
– Настало время убивать дьяволов! – рявкнул я. – Пошли!
И помчался вверх по ступеням. Крон бежал за мной по пятам. Кое-кто из рабов тоже осмелился последовать за нами. Я не знал, много ли их, да и не желал знать. Едва я взбежал на верхнюю ступеньку, как в дверном проеме вырос клон. Понять, что происходит, он уже не успел: я всадил меч ему в брюхо, а его огнемет передал Крону. Итого у нас их было уже два.
Мы высыпали во двор, в самом буквальном смысле дрожавший от топота тяжелых ног динозавров, кишмя кишевших вокруг. Тут же завязалась перестрелка: кто-то из освобожденных рабов выстрелил в демона. Второй фонтан пламени с ревом разорвал воздух в опасной близости от меня и разбился о стену. Я телепатически попытался соблазнить карнозавров лакомыми клонами, но те больше интересовались огромными зауроподами – своей обычной добычей.
До рептилий как будто и не дошло, что рабы пытаются вырваться на свободу – по крайней мере, некоторые. Оглянувшись, я обнаружил, что во двор выбежали лишь десятка три человек. Остальные, должно быть, испуганно жались к стенам своего каземата.
Сконцентрировав энергию разума на одном карнозавре, я подозвал его к себе. Он примчался, тяжко топая громадными лапами и пыхтя, как паровоз. Запрыгнув на него верхом, я послал его в атаку на красных демонов, горохом сыпавшихся во двор из большой двустворчатой двери, прорезанной в стене.
Они встретили огромного хищника шквалом огня. Ревя от боли и ярости, карнозавр врезался в гущу рептилий, топча их и сокрушая ужасающими челюстями. Пока динозавр сеял смерть в рядах клонов, я спрыгнул на землю и подхватил четыре огнемета.
Люди сбились в кучу у стены, округлившимися глазами глядя на бешеную суматоху. Перебежав обратно к ним, я раздал огнеметы и скомандовал:
– К главным воротам! Пробивайтесь на свободу! – а сам принялся оглядываться в поисках другого подходящего карнозавра.
Во дворе царил ад кромешный. Карнозавры рвали на куски и грызли зауроподов, а те защищались хлесткими ударами хвостов и когтями, тоже весьма острыми. Один из зауроподов, вздыбившись на задние лапы, всадил карнозавру под глотку когти и вспорол его, обрушив наземь почти две тонны тугой плоти. А какой-то карнозавр, наступив тяжелой лапой на шею упавшего зауропода, отрывал от еще живой жертвы огромные куски мяса. Визг и рев наполняли темный воздух, исполинские туши со страшным топотом носились по всему двору и бились о стену с такой силой, что та грозила в любую минуту рухнуть.
Во двор, паля в разъяренных динозавров, выбегали все новые и новые рептилии – теперь уже из нескольких дверей. Люди, крадучись в тени стены, прошли почти половину окружности двора и оказались у самых ворот, прежде чем клоны осознали, что рабы рвутся на свободу.
У меня на глазах отряд из двадцати рептилий двинулся вдоль стены людям навстречу, заходя с противоположной стороны ворот. Перебежать двор по прямой они не могли, рискуя попасть под ноги перепуганным зауроподам или в зубы вечно голодным карнозаврам.
Но я-то мог! Многократно ускорив восприятие, я ринулся через неистовую круговерть, царившую во дворе. С ятаганом наголо мчался я на выручку людям, которых пытался освободить.
«Глупый примат, – зарычал Сетх. – Хоть я и не могу контролировать всех слуг одновременно, но сил у меня вполне хватит, чтобы уничтожить тебя».
Ящер, возглавлявший отряд, вскинул руку и указал в мою сторону. Они нацелили огнеметы на меня, а я нырнул под ноги зауроподу, чувствуя примерно то же, что крохотная мышка, угодившая в стадо взбесившихся слонов.
Попытавшись захватить контроль над сознанием зауропода, я обнаружил, что Сетх меня опередил. Миниатюрная головка громадного ящера опустилась на длинной шее, и мой враг взглянул на меня глазами зауропода.
«Я убью тебя», – проскрежетал он в моем сознании. Сидя где-то в глубине цитадели, Сетх безжалостно и неустанно направлял свои войска в бой. Да, он не способен одновременно уследить за каждой из своих тварей, но зато может сосредоточить внимание на самом важном для себя участке. А убив меня, чудовище быстро восстановит порядок в своих владениях.
Ящер затопал колонноподобными ногами, и мне пришлось отпрыгнуть. Тотчас же рядом взревело пламя, опалив мне волосы. Я проскочил на другую сторону под брюхом ящера, закружившего на месте в попытке затоптать меня насмерть. Рептилии палили в меня, озаряя тьму кинжальными вспышками огня.
Но попали они в динозавра, и он трубно взревел от боли. И тут кто-то из людей открыл огонь по демонам. Это Крон рисковал собой, чтобы спасти меня. Сетху пришлось переключить внимание на клонов, на мгновение ослабив контроль над зауроподом. Я безжалостно захватил сумеречное сознание ящера, погнав его на отряд рептилий, открывших огонь по Крону.
Тяжелый динозавр помчался к клонам, стремясь уничтожить источник боли. Сетх мгновенно отшвырнул мое сознание, перехватив контроль над ящером, но было уже поздно. Громадный монстр уже не успел бы ни затормозить, ни даже развернуться. Увидев, что на них стремительно летит двухтонная туша, клоны разбежались, обратив оружие против зауропода.
Он врезался в стену, забившись от неистовой боли, когда несколько снопов пламени принялись поджаривать его с двух сторон, и тоненько заверещал, как новорожденный.
Я накинулся на рептилий, срубив первого встречного. Взбунтовавшиеся рабы истребили половину отряда, которую от меня загородила туша зауропода. На вторую половину вихрем налетел я.
Но перебить всех, отделавшись лишь царапинами, не помогла мне даже стремительность восприятия. Мой сверкающий ятаган превратился в разящую молнию, неотвратимо настигавшую рептилий, будто коса смерти, но, когда я покончил с последним, их огнеметы успели оставить следы на моих ногах и груди.
Привалившись к стене, я медленно сполз по ней, сев на землю. Из груди моей сочилась кровь, будто из непрожаренного бифштекса, обугленные ноги дымились. Чисто механически я заблокировал сообщения о боли, неистовым потоком стремившиеся от нервов к мозгу, потом сузил все сосуды в нижней части тела, чтобы не впасть в шок.
В моем сознании звучал шипящий смех Сетха. Еще минута-другая, и новые полчища его клонов непременно прикончат меня.
Динозавры все еще метались по двору, сотрясая стены. Я совершенно четко ощущал, как дрожит земля.
«Слишком четко!» – вдруг осознал я. Почва тряслась, вздрагивая, будто началось землетрясение.
«Именно этого мгновения я и ждала, любимый! Теперь я ударила дьявола в самое сердце!» – зазвучал в моем мозгу голос Ани.
Земля дрожала, вздымалась волнами. Кольцевая стена раскачивалась, извиваясь, будто полоскавшееся на сильном ветру белье. Все динозавры одновременно, как по команде, прекратили метаться и с ревом ринулись к главным воротам – единственной дороге на волю.
Восставшие рабы застыли недалеко от ворот, оцепенев от ужаса. Динозавры налетели на ворота, раздавив их, как яичную скорлупку, и рассыпались по открытой местности.
На мгновение все стихло. Двор загромождали массивные туши мертвых динозавров и трупы клонов Сетха. Затем люди бросились к сорванным воротам, к свободе. Впрочем, несколько человек помчались в противоположном направлении – к подземелью, где до сих пор томились остальные, не решившиеся высунуть во двор даже носа. Прошло несколько секунд – и вот уже из темноты узилища сплошным потоком хлынули люди. Спотыкаясь, прихрамывая, они неуверенно бежали на свободу, в широкий мир за стеной.
Юный Крон кинулся ко мне, но я взмахом руки погнал его прочь, крикнув:
– Убирайся! Уходи из крепости. Там безопаснее.
– Но ты ведь…
– Пошел! Ну! Со мной ничего не случится.
Поколебавшись, он неохотно повернулся к воротам и последовал за остальными.
Все это время земля дрожала с короткими перерывами. Наконец двор покинули все живые твари, кроме меня. Землетрясение прекратилось, снова воцарилось безмолвие. А в безоблачном небе засияли звезды.
– Аня! – вслух позвал я. – Ты здесь?
«Скоро буду, любимый. Скоро».
Теперь я понял, что она сделала. Когда остальные творцы, приняв свой естественный вид, рассеялись среди звезд, моя любимая затаилась в глубине Земли, выжидая подходящего часа.
Интересно, кажется ли ожидание богам столь же томительным, как людям?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...