ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она переслала себя в эту точку пространственно-временного вектора, чтобы дождаться, когда контроль Сетха над своим ядерным колодцем ослабеет настолько, что можно будет перехватить управление им. Моя отчаянная атака дала ей такую возможность. Пока внимание врага рода человеческого было сосредоточено на мне, Аня захватила управление энергией, бившей из расплавленного ядра земли.
Сетх сам показал, что даже творцов можно уничтожить, отрезав их от источника энергии. Моя подруга усвоила этот урок и обратила новое знание против самого дьявола. Захватив ядерный колодец, она теперь методично его уничтожала. Силовой экран, заслонявший звезды, уже исчез.
Земля опять содрогнулась, на сей раз куда сильнее, чем прежде. В недрах ее раздался тяжкий рокот, будто там заворочался исполинский зверь. По двору побежали волны, словно по морю. Кольцевая стена зашаталась; целый фрагмент вывалился из нее, как больной зуб, и рухнул на землю.
А я сидел на месте, пытаясь остановить кровь; сомневаюсь, что я смог бы встать, даже если бы очень захотел. Земля дрожала все сильней и сильней. Стена у меня за плечами содрогалась и стонала.
А затем посреди двора взорвался огненный шар – настолько яркий, что я чуть не ослеп. Прищурившись сквозь полившиеся ручьем слезы, я неясно разглядел огненный фонтан лавы, забивший из самой утробы Земли, распространяя волны жара, опалившего мое лицо даже с расстояния добрых ста ярдов.
«Ядерный колодец уничтожен, любимый, – сказал голос Ани. – Теперь я могу присоединиться к тебе».
«Только после меня!» – откликнулся ей голос Сетха, бурливший от беспощадной ненависти.
И прямо из клокотавшего фонтана раскаленной лавы ступил Сетх – само воплощенное зло, монстр, рогатый демон, с гневом и ненавистью устремивший на меня пылавший взгляд.
Схватив лежавший рядом ятаган, я попытался встать. Напрасно. Я потерял слишком много крови, слишком обессилел.
Сетх приближался, протягивая ко мне когтистые лапы, и вот он завис надо мной грозной громадой, черным силуэтом, очерченным жарким сиянием извергавшейся лавы.
«Ты уничтожил мой мир, Орион, – его слова прожигали мое сознание насквозь, – но ты не уничтожил меня. А я тебя уничтожу!»
Наклонившись, он сомкнул пальцы вокруг моего горла, поднял меня высоко в воздух и начал душить. Когти вонзались все глубже, моя кровь струилась по его рукам и груди.
От слабости я не смог причинить Сетху вреда. Когда я вяло пытался ударить своего врага наотмашь, его могучие руки рывком отводили меня в сторону, а чешуя на груди защищала его от колющих ударов не хуже стальных лат.
По-прежнему держа меня мертвой хваткой, Сетх развернулся и неспешно зашагал к огненному фонтану. Я уже не мог вздохнуть, взор мой помутился, мир окутала черная пелена.
«Тебя ждет геенна огненная, Орион! У меня пока довольно власти над пространством и временем, чтобы одарить тебя мучительнейшей из мучительных смертей. Гореть тебе в аду, Орион! Вечно!»
Он поднял меня над бурлившей лавой. Я ощутил, как шипит и пузырится моя сгоравшая кожа, как боль прожигает путь к самой сути моего сознания.
Я по-прежнему держал меч. Подняв его слабеющей рукой, я вонзил острие в Сетхов глаз и протолкнул дальше, в мозг, вложив в удар оставшиеся капли сил. Клинок заскрежетал по костному дну глазницы, и мой враг взвыл от боли и ярости.
Покачнувшись, он все-таки не выпустил меня из рук. Кипящая лава медленно испепеляла меня, весь мир заслонило ее багровое свечение и еще более багровый лик Сетха – зубы его были оскалены в гримасе ненависти, в глотке клокотало рычание, из глазницы торчал изогнутый клинок, кровь ручьями бежала по сверкавшей чешуе щек.
И тут перед моим помрачившимся взором полыхнула серебряная вспышка. Сетх снова взревел и принялся размахивать мной в воздухе. Лава больше не жгла меня. Сверкавший серебряный шар завис над землей. С его ослепительной поверхности сорвалась ломаная голубоватая молния. Извиваясь и шипя, будто электрическая змея, она впилась в широкую спину Сетха.
Появился золотой шар, затем белоснежный. К ним присоединился сочный рубиново-красный – и все трое обрушили на Сетха змеившиеся, трепетавшие столбы электрических разрядов. Выронив меня, враг рода человеческого шипел и верещал, хлестал хвостом направо и налево, цепляясь когтями за воздух. Корчась и извиваясь, он пятился к фонтану пламени, а его вопли раскаленными шипами пронзали меня насквозь.
Появлялись все новые и новые шары – медно-красный и изумрудно-зеленый, латунно-желтый и бронзово-оранжевый – и каждый ударял молнией в Сетха, толкая его прямо в бурливший фонтан яростной лавы.
Наконец, с последним воплем боли и отчаяния, враг мой рухнул в клокотавший расплавленный металл, провалившись в геенну огненную, в пламя ада, им же самим и созданного.
38
Я лежал навзничь – еще не мертвый, но уже не живой.
Шары энергии зависли вокруг меня и начали принимать человеческий облик: Аня, Зевс, рыжий Марс, прекрасная Афродита, черноглазая Гера. И Золотой – разумеется, как всегда, раздувшийся от самодовольства.
Он с улыбкой выступил вперед, тряхнув гривой золотистых волос, сиявших во тьме, завернулся в бело-золотой плащ, окутавший его мускулистое тело, и радостно провозгласил:
– Мы поработали на славу! Этот дьявол нас больше не побеспокоит!
– Это Орион поработал на славу! – возразила Аня, она опустилась на колени на пропитанный кровью двор рядом со мной. От слабости у меня кружилась голова. Я отключил сигналы боли, но знал, что раны мои глубоки, быть может – смертельны. Однако едва Аня коснулась прохладной ладонью моего опаленного, обожженного лба, как я ощутил прилив новых сил.
– Он просто сыграл свою роль. Все шло, как я задумал.
– Ну-ну, Атон, – приподнял Зевс одну бровь, – если бы не Орион, нам бы ни за что не удалось пробить оборону Сетха.
– Орион отвлекал монстра настолько долго, что я успела захватить источник энергии и уничтожить его, – не без горячности подхватила Аня.
Я оглядел двор. Повсюду виднелись следы учиненного мной погрома. Туши издохших динозавров высились небольшими холмами, среди которых валялись трупы рептилий Сетха. От кольцевой стены осталась лишь половина. Огненный фонтан лавы исчез.
– Это был кокон времени, – тихонько пояснила Аня. – Сетх хотел погрузить тебя в адский гейзер и оставить в нем навечно.
– Но вместо… – удушенно прохрипел я пересохшим горлом.
– Но вместо тебя мы затолкнули Сетха в его же собственный ад. Пока ты его отвлекал, мы смогли перекрыть источник его энергии и вернуться сюда из укрытий, чтобы открыто атаковать его.
– Он мертв?
– Он в остановленном времени, – пояснил Зевс. – Горит в неугасимом огне.
– Значит, его можно освободить? – встревоженно приподнялся я на локте.
– Никто из нас не освободит его! – насмешливо улыбнулся Атон. – А ты, Орион?
– Лучше бы его убить, – тряхнул я головой. Мысли у меня путались, как у пьяного.
– Это не так-то просто, любимый. Радуйся и тому, что мы победили.
– Множество динозавров вырвались на свободу!.. – вдруг вспомнил я.
– Славная дичь для твоих монгольских друзей, – откликнулся Атон, поплотнее запахнув плащ и заискрившись.
– Погодите! – выкрикнул я.
Все творцы посмотрели на меня – кто с любопытством, кто с раздражением.
– А как же Субудай? У него тут лишь корпус телохранителей, менее тысячи человек.
– Вполне достаточно, я полагаю, – заявил Зевс.
– Я обещал ему, что приведу всю его армию. Всех его воинов, их женщин, их домашний скот и птицу, юрты и все пожитки.
– К чему утруждаться? – презрительно бросил Атон. – Полководец варваров ничего не добился. Он бесполезен для нас.
– Он мой друг. Я обещал ему, – с трудом приняв сидячее положение, ответил я.
– Нелепо! – осклабился Атон.
– А это не тебе одному решать, – осадила его Аня.
– Боюсь, здесь я согласен с Атоном, – вмешался Зевс. – Это не принесет никакой конкретной пользы.
– И так уж достаточно трудно удерживать континуум от расползания, – подал голос узколицый Гермес. – Так зачем же вносить изменения, без которых можно обойтись?
– Я сделаю это сам, – бросил я.
Все уставились на меня.
– Ты?! – захохотал Атон. – Сотворенная мной кукла берет на себя роль бога?
– Кто из вас доставил сюда Субудая с тысячей его воинов? – с вызовом спросил я.
Творцы принялись переглядываться. В конце концов все взгляды обратились к Ане.
– Это не я, – с улыбкой покачала она головой. – Я пряталась в недрах Земли, выжидая момента для удара по ядерному колодцу Сетха. А вы тем временем затерялись среди звезд.
– Ты что, хочешь сказать, что Орион сделал это сам?! – чуть ли не прокричал Атон.
– Должно быть, он. Ни один из нас этого не делал.
– Я сделал это сам, – повторил я.
– Орион, ты обретаешь могущество бога, – без глумления улыбнулся Зевс.
– Никаких богов нет, – мрачно отозвался я. – Только существа, подобные вам… и Сетху.
Все беспокойно переминались на месте.
– Раз Орион хочет доставить людей Субудая сюда, я считаю, он заслужил это право, – решительно заявила Аня.
Перечить никто не стал.
Я закрыл глаза, испытывая к ней столь всеохватную благодарность, что не мог бы выразить ее словами. В одном мгновении прозрения вся грядущая история разыгралась передо мной, будто стремительно прокрученная кинопленка.
Я видел, как народ Субудая расселяется по щедрой степи, которая простиралась от Красного моря до Атлантики.
Видел, как монгольские воины насаживают карнозавров на копья – бронзовокожие люди в обтрепанных кожаных одеждах и стальных шлемах, верхом на коренастых гобийских лошадках, – дав будущим поколениям пищу для прекрасных рассказов о рыцарях в сверкающих латах, истреблявших огнедышащих драконов, чтобы спасти зачарованных принцесс.
Видел, как те же монголы учатся земледелию у туземцев Рая, поколение за поколением соединяясь с ними узами брака, а ледники отступают из Европы на север, унося с собой благодатный дождь и обращая обширное разнотравье в бескрайнюю выжженную пустыню, названную потом Сахарой.
Видел, как истерзанный Шеол, испустив последний пламенный вздох, сжался в пеструю сферу. Он стал бешено кружившейся планетой, украшенной яркими полосками, все еще не остывшей после взрыва, сопровождаемой десятками обломков рассыпавшегося в прах Шайтана. Зевсу будет приятно, когда планету нарекут в его честь.
А еще – сердце мое мучительно сжалось – я вдруг осознал, что ужасная бойня, которую учинил я сам, уничтожение Шеола и Шайтана, эпоха Гибели, обрушенной мною на Землю, истребление динозавров и несметного множества иных форм жизни – все входило в замысел Золотого.
Снова озирая вакханалию смерти, моими стараниями распространившейся на Земле, я услышал его издевательский смех.
– Аз есмь эволюция! – напыщенно провозгласил Золотой. – Аз есмь движущая сила природы!
– Убийственная сила. – Я едва не всхлипнул.
– Так было надо. Мои планы простираются на века и тысячелетия. Динозавры представляли собой для меня такую же помеху, как и для Сетха. Не истребив их, я ни за что не сумел бы создать человечество. Это ты уничтожил их, Орион, – для меня! Ты думаешь, что почти сравнялся с богом, но ты по-прежнему мое творение, моя кукла. И я волен пользоваться ею по своему усмотрению.

Эпилог
Вернувшись в не знающий времени город под золотистым силовым куполом, Аня залечила мои раны – и телесные, и духовные. Творцы оставили нас одних среди пустынного города-мавзолея, одних среди храмов и памятников, возведенных творцами самим себе.
Мои ожоги заживали быстро, но мысль о пропасти, разделившей нас после притворного предательства Ани, не переставала терзать меня. Я понимал, что она вынуждена была делать вид, будто бросила меня на произвол судьбы, иначе Сетх, зондируя мое сознание, непременно обнаружил бы, что она готовит ему засаду. Однако боль все равно не проходила, ужасное воспоминание о бездонной муке крайнего одиночества по-прежнему приносило мне страдания. Вместе с тем дни шли за днями, и наша взаимная любовь мало-помалу перекинула мостик через ужасную пропасть.
Мы с Аней стояли на окраине города перед грандиозной пирамидой Хеопса, торжественно сиявшей ослепительной белизной полированного известняка в свете утреннего солнца, – великий глаз Амона только-только начал сиять, сверкая все больше по мере того, как дневное светило поднималось по небосклону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...