ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– будто со стороны, услышал я собственный вопрос.
– Когда Похититель крадет огонь у Солнца, бог Солнца и прочие боги гневаются, – продолжал Крааль. – Истязатель терзает провинившегося, снова и снова пронзая его внутренности, круглый год, и так будет всегда, до скончания веков.
«У сопутствующей звезды есть собственная планета, обращающаяся вокруг нее», – сообразил я. С Земли кажется, что она проникает сквозь звезду, то исчезая, то показываясь с другой стороны. Истязатель, пронзающий внутренности Похитителя Света, уподоблен стервятнику, выклевывавшему печень у Прометея, прикованного богами к скале.
– Вот так нам был дан огонь, Орион, – промолвил Крааль. – Это случилось давным-давно, задолго до того, как дед моего деда начал охотиться у этого озера. Звезды показывают нам, что произошло, чтобы напомнить о нашем долге перед богами.
– Но, судя по твоим словам, боги отнюдь не доброжелательны к нам, – отозвался я.
– Тем более надо уважать и бояться их, Орион. – С этими словами он зашагал прочь, обратно к костру, с видом человека, выложившего неоспоримый аргумент.
К тому времени солнце уже поднялось над озером. Охотники пробудились. Ворча и потягиваясь, они облегчались у двух деревьев. Потом, поровну разделив остатки пищи, нашедшейся у людей Крааля и у моих, они запили ее водой из озера, принесенной Кроном и Пирком в кожаных мехах.
– Теперь время биться, – объявил Крааль, подбирая с земли свое длинное копье.
Его люди выстроились за ним, сжимая в руках копья, а мой отряд сгрудился у меня за спиной. Собаки, сонно щурясь, лежали на земле, свесив из пастей розовые языки. Но их глаза не упускали ни одного движения.
– Вас двенадцать, а нас только девять, – сказал я.
– Тебе следовало привести больше мужчин, – пожал плечами Крааль.
– У нас больше нет.
Он махнул рукой, видимо давая понять, что это мои трудности, а не его.
– Чем драться всем, – предложил я, – давайте устроим честный поединок, один на один.
– А какой с этого прок? – приподнял брови Крааль.
– Если победит ваш боец, мои люди уйдут домой и больше сюда не вернутся.
– А если мой боец проиграет?
– Тогда и вы, и мы можем в мире охотиться на этой земле. Тут довольно дичи и для нас, и для вас.
– Нет, Орион. Будет лучше перебить вас всех и на том покончить. Тогда мы сможем взять еще и ваших женщин. А все остальные племена, которые придут сюда, будут знать, что это наша земля и они тут охотиться не должны.
– А как они об этом узнают?
Он искренне изумился столь наивному вопросу.
– Конечно, мы насадим ваши головы на колья, как же еще!
– Предположим, – не сдавался я, – а если мы перебьем всех вас? Что тогда?
– Вдевятером, считая двух мальчишек и одного калеку? – рассмеялся Крааль.
– Я убил дракона, – с ноткой стали в голосе проговорил я.
– Это ты так говоришь.
– Убил! Убил! – закричали мои охотники.
Взмахом руки я заставил их умолкнуть, не желая, чтобы началась драка из-за спора о моей доблести. У меня вдруг промелькнула мысль, которая могла оказаться полезной. Я попросил Крона принести мне лук и стрелы.
– Ты знаешь, что это? – спросил я, держа их перед Краалем.
– Разумеется. Никуда не годится против копья. Лук – оружие для засады, а не для схватки лицом к лицу.
Я вручил ему лук и стрелы со словами:
– Пока мы не начали драться, попробуй выстрелить в меня.
На лице Крааля промелькнуло удивление, потом подозрение.
– Как это?
– Выпусти в меня стрелу, – шагая к величественному старому вязу, пояснил я. – Я буду стоять здесь.
– Не понимаю.
– Ты не веришь, что я убил дракона. Увы, сейчас рядом нет ни одного дракона, чтобы показать тебе, как я это сделал, так что я дам тебе другое доказательство. Стреляй в меня!
С недоумением и опаской Крааль наложил стрелу и натянул тетиву. Мои люди попятились от меня; мой противник немного подался вперед, словно ему не терпелось посмотреть, что я замыслил. Мне бросилось в глаза, что он оттянул тетиву к груди, а не к щеке.
Я перевел работу своих органов чувств в сверхбыстрый режим, и все в окружавшем меня мире будто замедлило движение. Зрачки прицеливавшегося Крааля чуточку сузились. Пичуга томительно медленно перепархивала с ветки на ветку, с неспешной грациозностью взбивая красноперыми крыльями воздух.
Стоявший в десяти шагах от меня Крааль выпустил стрелу. Я увидел, как она, вихляясь, летит ко мне; все-таки сработана грубовато. Я легко дотянулся до нее ладонью и отбил.
Зрители единодушно охнули.
– А теперь, – заявил я, – полюбуйтесь-ка на это!
Подойдя к одному из охотников Крааля, я велел ему держать копье двумя руками параллельно земле. Он сперва взглянул на вождя и, когда тот кивнул, неохотно сделал, как ему было сказано. Коротко взмахнув рукой, я с яростным выкриком ребром ладони разрубил копье надвое.
Не успели они и слова сказать или даже шелохнуться, как я развернулся и схватил Крааля за талию. Подняв высоко над головой, я одной рукой легко удерживал его на весу, а он извивался и орал во всю глотку.
– Ты все еще жаждешь битвы с нами, Крааль? – со смехом поинтересовался я. – Хочешь, чтобы мы взяли ваших женщин?
– Поставь меня! – завопил он. – Так драться не положено!
Я осторожно поставил его на землю и заглянул ему в глаза. Он был взбешен и напуган.
– Крааль, если мы будем воевать, мне придется убить и тебя, и твоих людей.
Он не проронил ни слова в ответ. Грудь его бурно вздымалась, пот струился по щекам, теряясь в седой бороде.
– У меня есть идея получше, – продолжал я. – Не позволишь ли ты моим людям присоединиться к своему племени? Вождем остаешься ты.
– Но ведь это ты вождь, Орион! – вскинулся Нох.
– Я здесь чужак, а моя настоящая родина далеко отсюда. Крааль – отличный вождь и хороший охотник.
– Но…
У обоих нашлась масса возражений. Но зато они спорили, а не сражались. Вызванный испугом гнев Крааля сменился задумчивостью. Он прищурился, и в глазах его заплясали хитрые огоньки. Он всерьез раздумывал над открывшейся перед ним новой возможностью. Я пригласил его взглянуть на обиталище вещающего бога; по пути к нашей котловине мы продолжали обсуждать вопрос слияния двух племен.
Осенившая меня идея была куда грандиознее и касалась не только двух горсток первобытных охотников. Я рассудил, что людей в лесах Рая не в пример больше, чем рептилий. Если удастся сплотить племена в единую силу, нас станет больше, чем драконов Сетха. Я понимал, что в распоряжении нашего врага имеется сложная техника, какая моим первобытным подопечным и не снилась; но с ростом численности – и с течением времени – мы сможем воевать против него.
Попытка объединить бывших рабов с соплеменниками Крааля станет лишь первым шагом. Я знал, что сделать его будет нелегко – но первый шаг всегда труден.
8
Эхо – вещающий бог – произвело на Крааля сильное впечатление, хотя он и старался это скрыть.
– Этот бог просто-напросто повторяет ваши слова.
– Чаще всего, – отозвался я; у меня как раз возникла новая идея. – Но порой он сам говорит с нами.
Крааль хмыкнул, стараясь сохранить скептичный настрой.
Не менее сильное впечатление произвела на него Аня, встретившая его учтивым, серьезным приветствием и говорившая с ним так, как следовало говорить с человеком, обладавшим властью. Краалю ни разу не доводилось видеть одежды, подобной блестевшему комбинезону Ани; разумеется, ткань, из которой он был сделан, практически не знала износа и в буквальном смысле отталкивала грязь поверхностным электрическим зарядом. Казалось, Аню окружал божественный ореол.
И красавиц, подобных ей, он тоже ни разу не видел, так что на бородатой физиономии Крааля явно читалась сумятица обуревавших его чувств – от почитания и страстной тоски до откровенного вожделения. Будучи опытным вождем, он быстро сообразил, какие преимущества принесет ему слияние племени Ноха с его собственным. Однако прежде никто ничего такого не делал, а Крааль явно не стремился к новшествам.
В тот вечер мы все вместе пировали на каменистом дне котловины. Вокруг ревевшего пламени огромного костра собрались все наши и охотники Крааля. Мы поджаривали, насадив на палки, тушки кроликов, опоссумов, енотов и мелких грызунов. Женщины принесли хлебцы – совершенно незнакомое Краалю и его соплеменникам лакомство, а заодно целую гору орехов, моркови, ягод и пряный корень, который впоследствии будет назван хреном.
Немного раньше у нас с Аней состоялась долгая беседа по поводу моей новой идеи; моя подруга просто смеялась от восторга.
– Ты уверена, что сумеешь? – спросил я.
– Да, конечно. Не робей.
Как восхитительно было снова видеть ее улыбку, видеть восторг и надежду, засиявшие в ее серых глазах!
После трапезы женщины удалились в пещеры, а мужчины остались сидеть вокруг угасавших углей большого костра, сыто рыгая и рассказывая байки.
Наконец я спросил у Крааля:
– Ты думал о слиянии наших племен? Ты согласен?
Он печально покачал головой, словно и сам был огорчен своим отказом.
– Никак нельзя, Орион.
– Почему же?
Все смолкли, прислушиваясь к нашему разговору.
– У тебя свое племя, у меня – свое, – с несчастным видом заявил Крааль. – У нас нет никого общего – ни братьев, ни невест, ни даже дальнего родства. Между нашими племенами нет никаких уз.
– Мы можем создать эти узы, – предложил я. – У нескольких наших женщин нет мужей. У вас же наверняка много неженатых мужчин.
Я заметил, что его люди закивали, но он снова отрицательно покачал головой.
– Так никто не делал, Орион. Так нельзя.
– Тогда посмотрим, что скажет бог. – Я медленно поднялся с земли.
– Бог повторит твои слова, – посмотрел он на меня снизу вверх.
– Может быть. А может, и нет.
Воздев руки над головой, я крикнул в ночь:
– О вещающий бог, поведай нам, как следует поступить!
– …поведай нам, как следует поступить! – отразился мой голос от скал.
Сердце бешено колотилось, но тишину нарушал лишь стрекот сверчков в траве. Затем во тьме зазвучал басовитый гортанный шепот:
– Я вещающий бог. Вопрошай – и обретешь мудрость.
Все охотники, и мои в том числе, подскочили, будто их ударило током. Глаза Крааля распахнулись настолько широко, что я увидел это даже в слабом свете угасавших углей. Ни один из них не узнал голоса Ани; ни одному из них даже в голову не пришло, что хриплый шепот может принадлежать женщине.
– Спрашивай у бога, – обернулся я к Краалю.
Он разинул рот, но не издал ни звука. Большинство охотников уже поднялись на ноги, вглядываясь в наполнивший каменную чашу мрак. Мне было чуточку совестно за подобное надувательство. Я понимал, что беспринципный человек может заставить «бога» сказать что ему заблагорассудится. В грядущие времена оракулы и провидцы будут прибегать к подобным фокусам, чтобы воздействовать на верующих. Мне еще предстоит за это ответить.
Но в тот момент мне было крайне необходимо, чтобы Крааль принял идею объединения двух племен.
К моему изумлению, заговорить решился Нох. Голос его чуточку дрожал от волнения, когда он прокричал скале:
– О вещающий бог, будет ли правильно, если наше племя объединится с племенем Крааля?
– …с племенем Крааля?
И опять тишина. Ни шепота ветерка. Даже сверчки примолкли.
Затем снова зазвучал шепот:
– Сильнее ли двое, чем один? Сильнее ли двадцать, чем десять? Мудро стать сильнее.
– Значит, надо объединить наши племена? – Ноху нужен был определенный ответ, а не божественные метафоры.
В ответ раздалось долгое, раскатистое:
– Да-а-а-а-а…
– Под чьим началом? – К Краалю наконец вернулся голос.
– …чьим началом? Вождь большего из двух племен должен стать вождем всего племени. Охотник Крааль с нынешней ночи и впредь да зовется вождем Краалем.
– А как же Орион? – не унимался Нох.
– …Орион? – подхватило эхо. – Орион недолго пробудет среди вас, – услышали мы. – Ему предстоят иные дела, иные свершения.
Мое удовольствие от того, что удалось подтолкнуть Крааля и остальных к правильному решению, бесследно развеялось. Аня говорила чистейшую правду. Долго нам задерживаться нельзя. Нас ждут иные дела.
У меня на глазах Крааль с Нохом обнялись, и на лицах окружающих засветилось явное облегчение от сознания, что драться не придется.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...