ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фотографии во втор
ом конверте были десятками изображений одной Алины, в самых разных уголк
ах города. По тому, как она смотрела на фотографа, было ясно, что она в него б
езумно влюблена. Я с неудовольствием отметила, что мужчина, который фото
графировал ее, сделал самые лучшие снимки моей сестры, которые я когда-ли
бо видела.
Всем хочется верить в разделение на черное и белое, на добро и зло, на геро
ев, которые во всех отношениях герои, и на злодеев, которые невероятно злы
, однако то, что я узнала за последний год, свидетельствовало, что в жизни т
акого не бывает. Хорошие парни способны творить по-настоящему отвратите
льные вещи, а плохие могут иногда поразить вас невероятным геройством.
Этот плохой парень умудрился поймать и запечатлеть самое лучшее в моей с
естре. Не просто ее красоту, а тот уникальный внутренний свет, который отл
ичал Алину от всех остальных.
А потом он погасил этот свет.
Я не могла понять, почему никто не мог описать мне его. Он ездил с моей сест
рой по всему городу, и все-таки никто не помнил даже того, какого цвета у не
го волосы.
Они были цвета мерцающей меди, отсвечивающей золотым блеском, и ниспадал
и до талии. Ну и как, как люди умудрились этого не запомнить? Он был выше Бэр
ронса, и под его дорогой одеждой скрывалось тело, которого многие добива
ются лишь благодаря долгим часам в спортзале и строгой самодисциплине. Н
а вид ему было лет тридцать, однако с тем же успехом могло быть меньше или
больше; в нем чувствовалось что-то неподвластное времени. Кожа его была с
мугло-золотистой. Даже когда он улыбался, его странные, медно-карие глаза
оставались высокомерными, как у потомственного аристократа. Теперь я по
нимала, почему он обставил свой дом с экстравагантной пышностью, свойств
енной Королю-Солнцу, построившему дворец в Версале: этот стиль подходил
парню Алины, словно перчатка. Я бы не удивилась, узнав, что он и был королем
Ц одной из тех маленьких стран, о которых многие люди даже не слышали. Еди
нственным, что портило его красоту, был длинный шрам на левой щеке, которы
й тянулся от скулы до уголка рта. Впрочем, этот шрам его не то чтобы портил,
он лишь делал парня моей сестры более загадочным.
Фотографии, на которых они с Алиной были вместе, явно снимал кто-то другой
, но никто не только не смог описать этого человека полиции, никто даже не
вспомнил его имени.
Вот они держатся за руки и улыбаются друг другу. Вот они гуляют по магазин
ам. Вот они танцуют на столе в одном из пабов Темпл Бар Дистрикт.
А вот они целуются.
Чем дольше я рассматривала фотографии, тем сложнее мне было поверить в т
о, что этот человек Ц злодей. Алина выглядела очень счастливой рядом с ни
м, и он выглядел таким же счастливым, обнимая ее.
Я резко помотала головой. Она тоже так думала. Она верила ему до того самог
о дня, когда позвонила мне и оставила испуганное сообщение: «Я думала, что
он помогает мне, Ц сказала она, Ц но Ц Господи, поверить не могу, что я был
а такой дурой! Я думала, что влюблена в него, а он один из них, Мак! Он один из н
их!»
Один из кого? Невидимых, способных каким-то образом превращаться в людей
и обманывать даже ши-видящих? Я снова задумалась над тем, возможно ли тако
е в принципе. Если он не Невидимый, тогда кто же он такой и почему он действ
ует заодно с монстрами? Этот человек должен был быть невероятно талантли
вым актером, чтобы обмануть Алину. Но она раскусила его только перед смер
тью. Что, если она заподозрила его и проследила за ним до этого здания? Дом
стоит в Темной Зоне, в месте, которое заставляет инстинкты ши-видящей кри
ком кричать о близости к источнику сверхъестественной опасности.
Размышляя о сверхъестественной опасности, слишком увлеченная исследов
анием дома, адрес которого дала мне Алина, и рассматриванием фотографий,
я даже не поняла, что источник странного, манящего и одновременно пугающ
его чувства, которое вело меня сюда, находился не в самом доме. Он был сзад
и. За домом.
И становился сильнее.
Намного сильнее. Словно пробуждался ото сна.
Я собрала фото обратно в конверты, засунула во внутренний карман куртки
и поднялась. Когда я торопилась через весь первый этаж к черному ходу, кот
орый мне еще предстояло найти, я заметила, что с зеркалами на стенах что-т
о очень и очень не так. Настолько не так, что я, заглянув в некоторые из них,
перестала даже смотреть в ту сторону и ускорила шаг, проходя мимо. Эти сюр
реалистического вида стекла впервые дали мне понять, что такое истинная
«чуждость» эльфов. Пусть Видимые и Невидимые ходят и говорят точно так ж
е, как мы, но они принадлежат к совершенно иному виду.
Я нашла заднюю дверь, заставила себя выйти и зашагала прямо к приоткрыто
й, сделанной из рифленого железа двери склада, который располагался за а
ллеей, метрах в двадцати от 1247 Ла Ру.
Что бы ни манило меня к себе, оно находилось там.
Судя по всему, в тот день я сошла с ума. Пусть я и двигалась почти бесшумно и
держалась поближе к стене, но я туда зашла. Температура воздуха рухнула к
уда-то далеко вниз в тот момент, когда я переступила порог и нырнула в тем
ное нутро склада. В этом здании можно было запросто обустроить несколько
футбольных полей. Это была старая оптовая база, слева и справа от меня нах
одились стеллажи высотой около десяти метров, а в пространство между ним
и могли бок о бок въехать два грузовика. Проход был заполнен завернутыми
в пластик плитами, которые не успели разгрузить и уложить на стеллажи. Не
ровный бетон пола был завален деревянными ящиками, кое-где стояли вилоч
ные погрузчики, замершие на половине подъема, словно склад внезапно опус
тел. В дальнем углу склада я заметила яркий, но мрачный свет и услышала гол
оса.
Я начала пробираться к источнику света, перебегая от ящиков к погрузчику
, стараясь ступать бесшумно и доверившись своим инстинктам, которых я не
могла понять и которым не могла противиться. Чем ближе я подходила, тем хо
лоднее становилось вокруг. К тому времени как я добралась до третьего с к
раю ряда погрузчиков, отделявших меня от того, что находилось впереди, я д
рожала от холода и наблюдала, как замерзает прямо в воздухе пар от моего д
ыхания.
Возле предпоследнего ряда ящиков я скорчилась у подъемника, металл кото
рого настолько остыл, что его больно было касаться.
Добравшись до последнего ряда, я ощутила такой приступ тошноты, что выну
ждена была сесть, чтобы немного успокоиться. Между мной и тем, к чему я стр
емилась, оказалось нагромождение множества ящиков, коробок, погрузчико
в, сдвинутых в таком беспорядке, словно кто-то поспешно убирал их, освобож
дая огромное пространство посреди склада. Из-за этой баррикады я видела
лишь верхнюю часть того, что находилось в центре зала, и походила эта част
ь на большущие камни. Отблески света, проникавшие в мрачный закуток, в кот
ором я скорчилась, были ненормальными. Это был тяжелый, какой-то черный св
ет, и ни один из объектов, на которые он попадал, не отбрасывал тени.
Я не знала, сколько времени понадобится моему желудку, чтобы побороть то
шноту. На это могло уйти пять минут, а могло и полчаса, но вдруг я поняла, что
способна стоять и даже продолжать двигаться. Я понимала, что двигаться д
альше мне не стоило бы , что я должна была просто «мчаться прочь
сломя голову», как советовал Бэрронс, и не оглядываться, но перевесила ма
нящая часть этой привлекательно-отпугивающей штуки. Я должна
увидеть, что там находится. Мне нужно знать. Я зашла слишком далеко, чтобы
теперь поворачивать назад.
Я выглянула из-за угла сваленных в стопку плит и тут же нырнула обратно, п
рижимая руку к сердцу, которое пыталось вырваться из груди и сбежать куд
а подальше. Я очень жалела, что вообще встала с кровати сегодня утром.
Несколько раз глубоко, осторожно вдохнув, я наклонилась вперед и снова в
ыглянула. Думаю, я надеялась, что в первый раз мне просто показалось.
Я ошиблась.
Рассматривая подобные вещи в путеводителях и на открытках, я ожидала уви
деть такую штуку посреди пасторального пейзажа, но не в центре промышлен
ного склада, посреди коммерческого района в самом сердце города. К тому ж
е раньше я считала, что они должны быть поменьше. Этот был огромным. Я попы
талась представить, как его сюда затащили, но потом вспомнила, что имею де
ло с нечеловеческими методами транспортировки. А для эльфов нет ничего н
евозможного.
За спинами Носорогов и других разномастных Невидимых, Ц которые не отбр
асывали тени в странном свете, струившемся из него, Ц возвышался дольме
н. Два опорных столба стояли метрах в шести друг от друга, а длинная необра
ботанная каменная плита, которая их венчала, завершала сходство мегалит
а с дверью.
На полу вокруг дольмена были выбиты символы и руны. Некоторые светились
кроваво-красным, некоторые пульсировали тем же черно-синим светом, кото
рым светился украденный у Мэллиса камень. Лицом к дольмену стоял человек
в красной мантии, глубокий капюшон скрывал его лицо.
Арктический ветер был настолько холодным, что мои легкие словно окамене
ли и дрожали чуть ли не сильнее плоти. Темный ветер задувал прямо в душу, в
грызался в нее острыми ледяными зубами, и я внезапно поняла, что если я про
стою здесь еще немного, то начну медленно забывать все надежды и мечты, ко
торые когда-либо рождались в моем сердце.
Но не пронизывающий душу ветер, не Носороги и даже не фигура в красной ман
тии, к которой кто-то обратился «Гроссмейстер», заставили меня спрятать
ся в тени.
Огромные каменные «двери» дольмена были открыты. И сквозь них шагала
орда Невидимых.



Я не буду утомлять вас детальным описанием монстров, которые прошли в то
т день через врата. Мы с Бэрронсом обсуждали их позже, пытаясь идентифици
ровать касты, и вы так или иначе скоро с ними познакомитесь.
Достаточно сказать, что их были сотни Ц высоких и низких, крылатых и копы
тных, толстых и тощих, и все они были пугающе отвратительными. Выходя из по
ртала, они собирались группами из десяти или около того тварей возле каж
дого из Носорогов. По обрывкам разговоров, которые я уловила, Невидимые с
торожевые псы получили приказ приспособить новую смену к жизни в этом ми
ре.
В моем мире .
Я сжалась за стопкой плит и смотрела, слишком напуганная, чтобы двигатьс
я. Наконец последний монстр прошел врата. Гроссмейстер в красной мантии
забормотал громче, замахал черно-золотым жезлом над мерцающими символа
ми, и проход закрылся. Руны и значки на полу потемнели, ледяной ветер стих.
В помещении стало светлее, как будто даже ярче, Невидимые снова начали от
брасывать тени. К моему застывшему лицу и пальцам постепенно возвращала
сь чувствительность, а в сердце Ц способность надеяться.
Ц Вы получили инструкции, Ц сказал Гроссмейстер, и я удивилась, что у та
кого злобного типа может быть такой красивый голос.
Преклонив колена, как перед богом, Носороги начали подталкивать своих но
воприбывших сородичей к выходу из склада. Группа из тридцати разномастн
ых монстров осталась стоять за спиной Гроссмейстера.
Я распласталась за стопкой плит, а новоприбывшие, один за другим, проходи
ли мимо по проходу, не более чем в полуметре от меня, каждая группа Ц за св
оим «тренером». Это были несколько самых страшных минут в моей жизни. Я см
отрела с минимального расстояния на существ, которые даже в страшном сне
не могли присниться земным создателям фильмов ужасов. После того как по
следние чудовища прошагали, проползли, пролетели, проскользили по длинн
ому проходу и вышли из здания, я прислонилась спиной к стопке плит, закрыл
а глаза и не стала их открывать.
Так вот что хотела передать мне Алина: за 1247 Ла Ру находится двер
ь в ад и здесь Гроссмейстер вызывает своих темных слуг из ранее безупреч
но закрытой тюрьмы для Невидимых и выпускает их на волю в наш мир.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...