ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ц А кто работал над этим делом, милочка?
Ц Инспектор О'Даффи. Патрик О'Даффи.
Ц Простите, милочка. Наш Патти уехал на несколько дней. Я могу записать в
ас к нему на прием в пятницу.
Прием в пятницу? Но у меня есть улики уже сейчас. И я не хочу ждать четыре дн
я.
Ц Есть ли другой инспектор, с которым я могу поговорить об этом деле?
Дежурная пожала плечами.
Ц Можете. Но вам повезет больше, если вы поговорите с тем, кто ведет дело в
ашей сестры. Если бы речь шла о моей сестре, я подождала бы Патти.
Я нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Необходимость что-то сделать
жгла меня изнутри, но я хотела сделать то, что будет лучше для Алины, а не то
, что кажется мне срочным.
Ц Хорошо. Запишите меня на пятницу. Можно назначить время с утра?
Женщина записала встречу со мной первым пунктом в расписании О'Даффи.

После этого я направилась в квартиру Алины.
Арендная плата за текущий месяц была внесена, Ц и возвращению не подлеж
ала, Ц но я понятия не имела, сколько времени отнимет сортировка и упаков
ка вещей для того, чтобы отправить их в Джорджию, так что решила не отклады
вать это на потом. Я не оставлю ни одной мелочи, принадлежавшей моей сестр
е, так далеко от родного дома.
На двери была прилепленная полицейскими ограничительная лента, но ее со
рвали. Я открыла дверь ключом, который прислал нам инспектор О'Даффи вмес
те с маленьким пакетом вещей, найденных у тела Алины. Квартира пахла точн
о так же, как пахла дома комната моей сестры, это был запах персиково-слив
очных ароматических свечей и любимых духов Алины.
Внутри было темно, жалюзи были опущены. Паб, находящийся внизу, еще не откр
ылся, так что в квартире было тихо, словно в могиле.
Я нащупала выключатель и щелкнула им. Конечно, нам сказали, что квартиру о
быскивали, но я была не готова к тому, что увидела. Все покрывал порошок дл
я снятия отпечатков пальцев. Все, что могло разбиться, разбилось: лампы, бе
зделушки, тарелки, даже зеркало, висевшее на экране газового камина. Дива
н был раскрыт и выпотрошен, подушки разбросаны, книги порваны, книжные по
лки сломаны, и даже обои были разорваны в нескольких местах. Когда я зашла
в гостиную, под моими ногами захрустели CD-диски.
Этот разгром учинили до или после ее смерти? Полиция по этому поводу ниче
го не говорила. И не ясно, было ли то, что я видела, результатом неконтролир
уемой ярости убийцы, или же он что-то искал. Может, он искал то, о чем Алина г
оворила: «нам нужно найти это». Он мог решить, что эта вещь находится у Али
ны.
Тело моей сестры нашли за много миль отсюда, на замусоренной аллее парка
на другом берегу реки Лиффи. Я точно знала, где это. Я знала, что перед отъез
дом из Ирландии я пройдусь по этой аллее, чтобы навсегда попрощаться с Ал
иной, но пока что не торопилась с этим. И без того все плохо.
Я закрыла дверь и поспешно спустилась вниз, промчалась по узкой, без окон,
лестнице и выскочила в туманную аллею, тянувшуюся за пабом. Я была рада, чт
о у меня есть еще три с половиной недели, чтобы разобраться с делами прежд
е, чем истечет срок аренды. В следующий раз, когда я приду сюда, я найду то, з
а чем приходила. В следующий раз я приду сюда с коробками, мусорными пакет
ами и вооружусь половой щеткой.
В следующий раз я приду сюда, сказала я себе, резко проводя рукавом по мокр
ой щеке, и смогу не расплакаться.

Остаток утра и добрую половину дождливого дня я провела в интернет-кафе,
пытаясь найти что-нибудь о той вещи, которую упоминала Алина Ц ши-с
аду . Я воспользовалась всеми возможными поисками. Я запросила «Джи
вз» «Дживз»
Ц одна из поисковых систем.
.
Я запустила контекстный поиск по местным газетам, надеясь на удачу. Проб
лема была в том, что я не знала, как правильно пишется это слово, не знала, оз
начает ли оно человека, место или вещь, и сколько бы раз я ни прослушивала
сообщение, я не была уверена, что правильно понимаю Алину.
Замучившись с первым, я решила поискать второе непонятное слово, то, что у
помянула старая женщина вчера вечером Ц «тваде» или «туаде». С ним мне т
оже не повезло.
Несколько часов безуспешного поиска Ц я еще отправила несколько сообщ
ений, в том числе очень эмоциональное письмо родителям, Ц я решила заказ
ать себе еще кофе и спросила у двух довольно милых ирландских парней, при
мерно моего возраста, которые стояли за стойкой, не знают ли они, что такое
ши-саду. Они не знали.
Ц А что насчет тваде ? Ц спросила я, ожидая такого же ответа.
Ц ТуатаДе ? Ц переспросил темноволосый, произнеся это слово
чуть иначе, чем я.
Я кивнула.
Ц Вчера пожилая женщина в пабе упомянула это слово. Можете подсказать, ч
то это значит?
Ц Конечно, Ц он рассмеялся. Ц Это то, что вы, чертовы американцы, надеете
сь найти, приезжая сюда. А вместе с этим и горшочек с золотом, верно, Симус?
Ц Парень ухмыльнулся своему белокурому напарнику, и тот ухмыльнулся в о
твет.
Ц То есть? Ц осторожно спросила я.
Парень замахал руками, словно маленькими крыльями, и подмигнул.
Ц Это означает «маленький эльф», девочка.
Маленький эльф. Ага. А как же. Со штампом «Туристка» на лбу я взяла истекаю
щую паром чашку, заплатила за кофе и унесла свои пылающие щеки обратно за
столик.
Сумасшедшая старая карга, злобно подумала я, заканчивая интернет-сессию
. Если я еще когда-нибудь ее увижу, она услышит о себе много нового и интере
сного.



Дублин утонул в тумане, и я заблудилась.
Все было бы нормально, если бы день был солнечным. Но туман менял до неузна
ваемости даже знакомые места, превращая их в нечто чуждое и зловещее, а по
скольку весь город был для меня чужим, то акцент все больше смещался в сто
рону «зловещего».
Некоторое время я считала, что иду прямо к «Кларин-хаус». Я оставляла за с
пиной квартал за кварталом, не особо обращая внимание на то, куда иду, и вн
езапно очутилась на безлюдной улице, которой никогда раньше не видела. Я
оказалась одним из трех прохожих, потерянных на мрачной, залитой туманом
улице. Я понятия не имела, куда меня занесло. Я была слишком занята мыслям
и и вполне могла пройти несколько миль.
Тут мне в голову пришло то, что я почему-то посчитала хорошей идеей: я пойд
у следом за одним из прохожих, и он точно выведет меня к центру города.
Застегивая жакет, чтобы хоть как-то спрятаться от дождя, я направилась к ж
енщине в кремовом плаще и синем шарфе, явно разменявшей шестой десяток л
ет. Мне пришлось сильно сократить расстояние между нами, чтобы не потеря
ть ее в пелене густого тумана.
Через два квартала женщина начала судорожно прижимать к себе сумку и нер
вно оглядываться через плечо. Прошло несколько минут, и до меня наконец-т
о дошло, что ее напугало Ц я. Я слишком поздно вспомнила о том, что писали п
утеводители о разгуле преступности в старой части города. В большинстве
случаев преступники оказывались невинного вида молодыми людьми обоих
полов.
Я попыталась разубедить женщину.
Ц Я заблудилась! Ц крикнула я. Ц Я просто пытаюсь вернуться в мотель. Не
могли бы вы помочь мне?
Ц Прекратите меня преследовать! Оставьте меня в покое! Ц закричала она
в ответ, ускоряя шаг настолько, что полы плаща захлопали за ее спиной.
Ц Ладно, оставляю. Ц Я остановилась. Меньше всего на свете мне хотелось
преследовать ее, но других прохожих поблизости не наблюдалось, и я нужда
лась в своей проводнице. Туман продолжал сгущаться с каждой минутой, а я в
се еще не знала, где нахожусь.
Ц Послушайте, мне жаль, что я напугала вас. Вы не могли бы показать мне, где
находится Темпл Бар Дистрикт? Пожалу й ста
! Я американская туристка, и я заблудилась.
Не оборачиваясь и не замедляя шага, женщина неопределенно махнула рукой
влево, после чего исчезла за углом, оставив меня в туманном одиночестве.

Я вздохнула. Ну, значит, влево.
Я дошла до угла, повернулась и побрела в указанном направлении. Разгляды
вая по пути то, что меня окружало, я постепенно ускоряла шаг. Похоже, я забр
ела в ветхую промышленную зону города. Фасады магазинов и располагавшие
ся над ними квартиры выглядели как старые склады, а здания, которые тоже н
е могли быть ничем иным, как складами, тянулись по обе стороны улицы, их ок
на были заколочены, а двери провисли в петлях. Тротуар с каждым шагом стан
овился уже, а мусора на нем прибывало и прибывало. Меня начало подташнива
ть от вони, поднимающейся из канализации. Где-то поблизости наверняка на
ходилась бумажная фабрика, поскольку улица была усыпана рваными листам
и пористой желтоватой пергаментной бумаги самых разных форматов. Узкие,
мрачные переулки были разрисованы указателями в виде стрелок, направле
нных на доки, в которые если что и привозили, то никак не меньше двадцати л
ет тому назад.
С одной стороны полуразрушенные трубы тонули в тумане, с другой застыл п
устой автомобиль с приоткрытой водительской дверцей, а возле него лежал
а стопка одежды и брошенная обувь. Выглядело это так, словно водитель выш
ел, разделся и решил навсегда оставить здесь надоевшие вещи. Мне стало не
по себе от мертвой тишины. Здесь раздавались лишь приглушенные звуки мои
х шагов и журчание воды, стекающей в канализацию по водостокам. Чем дальш
е я шла, тем сильнее было желание побежать сломя голову или хотя бы перейт
и на спортивную ходьбу, но я опасалась, что где-то поблизости обитают недр
ужелюбные аборигены и быстрый перестук каблуков по тротуару может прив
лечь их внимание. К тому же меня не оставляла мысль, что эта часть города б
ыла заброшенной потому, что промышленники удрали отсюда, когда на нее за
явили права банды преступников. И кто знает, что может скрываться за этим
и разбитыми окнами? Кто знает, что может поджидать за приоткрытой дверью?

Следующие десять минут были одними из самых страшных в моей жизни. Я была
одна в жуткой части незнакомого города, я понятия не имела, шагаю ли я в пр
авильном направлении, или иду прямиком к какой-то неприятности. Дважды я
слышала непонятные шорохи в переулках, мимо которых проходила. Дважды я
подавляла панику и отказывалась перейти на бег. Было просто невозможно н
е думать об Алине, о том, что в похожем на это месте обнаружили ее тело. Я не
могла понять, что такого неправильного в этом месте, но была твердо увере
на, что эта неправильность заключается не только в запустении и разрушен
ии. Эта часть города была не просто пустой. Она казалась какой-то... покинут
ой... словно я не заметила знака, висящего в десяти кварталах позади: «
оставь надежду, всяк сюда входящий».
Тошнота подкатила к горлу, по коже поползли мурашки. Я торопливо проходи
ла квартал за кварталом, стараясь держаться левой стороны, насколько это
позволяли улицы. Время было всего лишь обеденное, но дождь и туман превра
тили день в сумерки, а те немногие фонари, которые не были разбиты много ле
т назад, светили неуверенно и мигали. С наступлением ночи здесь будет тем
но, как в бочке со смолой, а от фонаря до фонаря, с их неверными светлыми пят
нами, довольно далеко...
Я еще больше ускорила шаг. Меня почти накрыла истерика при одной мысли о т
ом, что я проблуждаю в этой отвратительной части города до самой ночи, поэ
тому я всхлипнула от облегчения, когда увидела впереди жилое здание, каз
авшееся оазисом света.
Я наконец-то побежала.
Когда я поравнялась со зданием, то заметила, что все стекла в окнах целы, а
высокие кирпичные стены безукоризненно отреставрированы, и на один тол
ько фасад первого этажа, декорированный снаружи латунью и вишневым дере
вом, ушло немало денег. Огромные колонны обрамляли крытый вход, дверь был
а сделана из вишневого дерева, со вставкой из цветного стекла, дверная фр
амуга идеально подходила к ней по цвету.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...