ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Первоначально они казались страшными из-за сильного кровотечения.А что касается черепа, то тут Чероки была совершенно права. Он был у Красавчика словно из камня. Осталась лишь еле различимая бороздка от пули, которая убила бы менее выносливого и не столь твердолобого животного, которому к тому же повезло, ибо он попал в руки к женщине, хорошо знакомой с травами и снадобьями.– Спасибо тебе, что выходила Красавчика, – сказала Шеннон, гладя псу морду. – Он да еще ты – это вся моя семья.Скользнув проницательными карими глазами по лицу Шеннон, Чероки прочитала то, о чем девушка умолчала: несбывшуюся мечту о любви и семейном счастье.– Ну, я думаю, скоро ты перестанешь жаловаться на одиночество.Говоря это, Чероки достала пузырек из кармана своей куртки. К горлышку ремешком из сыромятной кожи был прикреплен мешочек.– Что это? – заинтересовалась Шеннон.– Можжевеловое масло с мятой. А в мешочке – сухая губка.– Пахнет прямо-таки замечательно! А зачем ты мне это даешь?– А затем, что Бич – безмозглый осел, вот зачем! Или он уже стал твоим мужчиной, а потом бросил тебя?Лицо Шеннон вначале порозовело, затем побледнело.– Бич всегда был сам по себе, – процедила сквозь зубы Шеннон. – Да, сейчас он ушел.– Ты не понесла? – без обиняков спросила Чероки.– Нет, – сдерживая дыхание, коротко ответила Шеннон.– Ты уверена?– Да.Старая женщина вздохнула и переступила с ноги на ногу, давая отдых больной щиколотке.– Ну что ж, тогда тебе пока не нужен этот пузырек, – заявила Чероки. – Храни его до тех пор, пока тебе не понадобится избавиться от ребеночка, у которого не будет папы.– Так ты такое снадобье давала Клементине и…– Нет, – не дослушала Чероки. – Такое масло нужно применять понемногу и умело. А эти девицы постоянно вдрызг пьяные: какое уж тут умение… Шеннон подумала о Калпепперах и подобных им мужчинах и невольно содрогнулась.– Не представляю, как это можно вынести, – пробормотала она.– Большинство это и не выносят… Во всяком случае, долго.Яростно завыл ветер, накликая грозу.– Мне надо идти, – сказала Шеннон.Она повернулась – и увидела появившегося из мглы рослого всадника.– Бич! – вырвался у нее тихий вскрик.Чероки также обернулась, увидела приближающегося мужчину – и громко, торжествующе засмеялась. Затем, спохватившись, стала поспешно совать патроны в один, а бутылочку с маслом – в другой карман куртки Шеннон.Но та едва ли заметила это. Внезапно вспыхнувшая радость сменилась тревогой и смятением. Если на лице Бича невозможно было прочесть ни малейших следов радости от встречи, то вот злости и раздражения было сколько угодно.– Что ты здесь делаешь? – спросила Шеннон.– А ты как думаешь, какого черта я здесь оказался? – рявкнул Бич, останавливая Шугарфута буквально в шаге от Шеннон. – Гоняюсь за безмозглой девчонкой, которая уезжает из прекрасного дома и возвращается в жалкую развалюху, где она зимой умрет от голода, если, конечно, раньше не замерзнет.– Ты еще не сказал, что ее может слопать гризли, – встряла в разговор Чероки. – Правда, если она раньше замерзнет, то о гризли чего уж там вспоминать.– Это не правда! – возразила Бичу Шеннон. – Я живу здесь одна уже…– Привет, Бич! – перекрывая слова Шеннон, бодрым голосом произнесла Чероки. – У тебя славная лошадь! Очень резвый скакун!Но Бич продолжал смотреть на Шеннон. Правда, одновременно он почесывал за ухом пса, который радостно положил лапы ему на бедро и норовил дотянуться до лица.– Я оставил Шугарфута возле хибары, которую Шеннон называет домом, – объяснил Бич. – А это лошадь Вулфа Лоунтри.– Я так и думала. Слезай и отдохни немного.– Спасибо, некогда, – ответил Бич, все так же не отрывая взгляда от Шеннон. – Скоро повалит снег, и надо успеть добраться до драной лачуги Молчаливого Джона.– Она не драная! – возмутилась Шеннон.– Это потому, что я на днях законопатил щели.Чероки хмыкнула.– Ладно, детишки, я вас оставляю. Мне ни к чему студить старые кости.Чероки скрылась в хижине, и захлопнула за собой дверь.– Красавчик может своим ходом добраться до хижины? – спросил Бич.– У тебя ведь есть ответы на все. Как ты думаешь? – съехидничала Шеннон.– Я думаю, что ты безмозглая дурочка.– Чудеса да и только! Чероки теми же словами тебя обозвала! И я к ней от души присоединяюсь! Ты зря проделал такой долгий путь, Бич Моран. – Подняв голову, Шеннон выдержала его взгляд. – Я не вернусь на ранчо Блэков!Бич вполголоса произнес какое-то иностранное слово. Только сейчас, увидев гнев в глазах Шеннон, он почувствовал, как ему хотелось бы прочесть в ее глазах радость по поводу его возвращения.«Чероки права. Я безмозглый дурак».– Садись на мула, – коротко бросил он.Шеннон повернулась и направилась к мулу, которогоНазывала Галли. Она легко взобралась на него, не осознавая, насколько грациозно это проделала.Зато Бич все заметил. Если к тому же учесть, что и походка Шеннон сводила Бича с ума, то можно представить, какой ураган чувств пронесся в его душе.– Если Красавчик начнет хромать – крикни, – отводя от Шеннон взгляд, сказал Бич. – Он может ехать на моем седле.Шеннон пристроилась за лошадью Бича. Этот поджарый, длинноногий гнедой мерин, судя по всем признакам, проделал нелегкий путь.Впрочем, наездник выглядел не менее измученным.Когда они добрались до хижины, Шеннон показалось, что она окоченела от студеного ветра. Соскочив с мула, она споткнулась и едва не упала.Бич подхватил ее. Хотя он был в перчатках, а на Шеннон была плотная одежда, он мог поклясться, что тело ее излучало жар, который передался и ему. Опущенные веки подрагивали, затем глаза открылись, и в них Бич прочитал желание, не уступающее по силе его собственному. Она готова, он должен лишь взять ее.Бич поставил Шеннон на ноги и отодвинулся, хотя она потянулась было к нему.– Нет, – сдержанно сказал он. – Не трогай меня.Она ошеломленно застыла на месте, протянув к БичуРуки, словно моля о любви. У него не было сил смотреть на это, как, впрочем, не было сил и оторвать от нее взгляд.– Бич! – прошептала Шеннон.– Я говорю – не трогай меня! – злясь на себя, сказал Бич. – Я приехал сюда, чтобы рыть золото, а не лишать тебя девственности. Когда мы с Рено накопаем достаточно золота, чтобы обеспечить тебя на зиму, я уйду… Ты слышишь меня, Шеннон? Я уйду! Ты не сможешь удержать меня своим телом! Даже не пытайся!От боли и унижения щеки у Шеннон вначале побледнели, затем стали пунцовыми.– Да, – дрожащими губами прошептала Шеннон. – Я слышу тебя, Бич… Тебе не придется больше повторять это… Никогда… Я слышу, как ты навсегда отталкиваешь меня.Бич зажмурился, чтобы не видеть боли и унижения в глазах и лице девушки. Он не хотел ее обидеть. Он просто почувствовал, что дверца клетки вот-вот закроется, и рванулся из нее, не задумываясь о том, какова цена этой свободы.«Шеннон, – прошептал он. – Шеннон!»Ответа не последовало.Бич открыл глаза. Он стоял один на холодном ветру.Он сказал себе, что для них обоих это самый лучший выход; лучше пережить боль сейчас, чем потом всю жизнь корить себя за ошибочный выбор, ибо кровь у него сейчас кипит, а у Шеннон также не хватит здравого смысла сказать ему «нет».Лучше пусть будет так.Так должно быть. * * * Шеннон проснулась от звуков флейты. Она никогда раньше не слыхала этой мелодии, но сразу же поняла, что это жалоба. Флейта рассказывала о неизбывной безутешной печали и душевной боли музыканта.Комок подкатил к горлу Шеннон, глаза наполнились слезами. Казалось, флейта оплакивала все недостижимое и безвозвратно ушедшее.– Проклятие, Бич Моран! – прошептала Шеннон глядя во тьму. – Какое право ты имеешь оплакивать это? Ведь ты, а не я, сделал выбор.Надрывающие душу звуки на некоторое время затихли, но вскоре флейта возобновила свое печальную песню.Прошло немало времени, прежде чем Шеннон удалось снова заснуть, но даже во сне она несколько раз принималась плакать.Когда Шеннон проснулась снова, было еще темно. В полной тишине улавливался лишь еле различимый мягкий шум снегопада. Трясясь от холода, Шеннон подошла к плохо пригнанным ставням и посмотрела в щели.В небе плыла побледневшая луна, вся земля была покрыта свежевыпавшим снегом. Слой его был слишком тонок, чтобы пережить грядущий день, он, наверное, растает под лучами солнца.Зато сейчас каждая ветка, каждый лист, каждый предмет, соприкоснувшийся со снегом, неизбежно оставит на нем свой след.И, конечно, на снегу будут отчетливо видны следы оленя.Шеннон стала торопливо одеваться, заставляя себя думать только о предстоящей охоте и запрещая вспоминать о вчерашнем. От воспоминаний у нее скорей всего станут дрожать руки и появятся спазмы в желудке. А если она хочет подстрелить оленя, рука у нее должна быть твердой, а нервы спокойными."Не думать о Биче. Его не существует, и не имеет значения, находится ли он поблизости или на другом конце света.Он не хочет меня. Он сказал об этом яснее ясного. Более убедительно все объяснить невозможно даже с помощью его знаменитого кнута".Куртка показалась Шеннон необычно тяжелой, и, сунув руки в карманы, она извлекла патроны для дробовика и склянку с привязанным к ней мешочком.Вспомнив о пережитом унижении, Шеннон сунула бутылочку на полку буфета. Патроны же она оставила в кармане, они должны ей пригодиться. Снова и снова уговаривая себя ни о чем не вспоминать и не думать, Шеннон зябко поежилась. Ей казалось, что у нее и тело и душа промерзли насквозь.Трясясь от нервного озноба, она сняла с петли дробовик, осмотрела и нашла его чистым, сухим и готовым к применению. Она прихватила с собой кусок вяленой оленины, зачерпнула из ведра и выпила чашку холодной воды и вышла из хижины в предрассветную темень.Некоторое время Шеннон постояла снаружи у двери, ожидая реакции Красавчика. Станет ли он возражать против того, что его оставляют одного? Конечно, ей было гораздо веселее и спокойнее с ним, но он еще не вполне оправился от ран. Он быстро уставал и тянул раненую заднюю лапу. Скорее всего через недельку пес полностью оправится, но ждать столько времени Шеннон не могла. Нельзя было упускать возможность выследить оленя на свежем снегу.Красавчик подал из хижины голос, тихонько заскулил и царапнул по двери.– Нет, Красавчик, – вполголоса сказала Шеннон.Красавчик стал скулить громче, скрести по двери еще энергичнее.Шеннон хорошо знала своего пса и могла предсказать, что последует за этим. Он начнет выть,Это разбудит Бича, где бы ни находился его лагерь, и он отправится по ее следу.При мысли о том, что она может снова встретить Бича, по коже у нее пробежал холодок.Если она повстречает его, он наверняка станет убеждать ее не рхотиться в одиночку. Но она вынуждена, должна охотиться, чтобы не зависеть от Чероки. Если ей не повезет, ее ожидает либо голодная смерть зимой, либо жизнь у чужих людей, где ей придется заботиться об их детях, оставив надежду иметь свой дом и свою семью.Шеннон не была уверена, который из двух вари-Антов лучше.– Спокойно!Произнесенная вполголоса команда на некоторое время успокоила Красавчика. Однако вскоре он стал снова скулить, при этом скулеж грозил перейти в откровенный вой.– Проклятие, – пробормотала Шеннон.Она открыла дверь, обеими руками сжала ему морду.– Так и быть, ты пойдешь со мной, но веди себя тихо!Красавчик затрепетал от счастья. При этом он неИздал ни малейшего звука, ибо хорошо был знаком с охотничьим ритуалом.Шеннон и громадный пес зашагали вперед. Она понимала, что Бич выследит ее на снегу так же легко, как она надеялась выследить оленя, но у нее в запасе было несколько часов до восхода солнца.Вообще говоря, Бич должен дожидаться брата, а не искать Шеннон – ведь он дал ясно понять, что больше не нуждается в ее обществе.Если повезет, Бич может даже не появиться возле хижины. И тогда он не заметит ее отсутствия.Бича разбудил выстрел из дробовика. Лежа под брезентом, запорошенным слоем пушистого снега, он прислушался. Раздался второй точно такой же выстрел."Один человек. Один дробовик.Нет ответного выстрела.Вероятно, какой-то охотник решил воспользоваться выпавшим снегом".Бич лежал, не в силах сбросить остатки сна, чувствуя себя вымотанным и измочаленным, словно он всю ночь провел в аду, а не в удобном спальном мешке, на который тихо ложился мягкий снежок, укрывая его вторым одеялом. Сквозь смеженные ресницы он увидел, что на востоке небо приобрело персиковый оттенок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...