ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это нужно было сделать для того, чтобы удобнее схватиться за камень. Работал Бич быстро, понимая, что руки в ледяной воде вскоре перестанут его слушаться.– Нам повезло, – проговорил Бич, подводя обе руки под низ валуна. – Здесь есть небольшой выступ… за который… можно… ухватиться…Последние слова Бич произносил сквозь зубы, изо всех сил нажимая на камень. Камень против камня. Ноги Бича слегка соскользнули, но Бич не отступал.Несмотря на то что вода была ледяной, на лице Бича выступил пот. Сердце стучало, как колокол, глаза его превратились в щелки, зубы были плотно сжаты. Надо всего лишь чуть-чуть сдвинуть валун, чтобы освободить пса.Внезапно Красавчик дернулся и с радостным визгом выскочил из ручья.Бич отпустил валун и выпрямился, тяжело дыша и широко улыбаясь. Красавчик, видимо, щадил ногу, попавшую в расселину, но во всех других отношениях выглядел бодрым.– А теперь домой, малыш, – показал рукой Бич.Пес посмотрел на Шеннон, которая сидела в седле.– Домой! – повторил Бич, выходя из ледяного ручья.Красавчик повернулся и потрусил по косогору вниз в направлении хижины.Бич подошел к Шеннон. Бросив один лишь взгляд на подернутые пеленой глаза и посиневшие губы девушки, он понял, что ее поддерживает лишь сила воли.Тем не менее Шеннон сделала попытку слезть.– Куда это ты? – крикнул Бич. – Я сказал тебе, чтобы ты сидела в седле!Шеннон хотела что-то объяснить, но губы не слушались. Тогда она трясущейся от холода рукой показала в сторону.Лишь теперь Бич заметил рюкзак с оковалком оленины, который она оставила в стороне, когда бросилась на выручку Красавчику.У Бича было большое искушение сесть в седло позади Шеннон, бросить к черту оленину и гнать что есть духу домой. Тем не менее он подошел и поднял рюкзак. Непреклонная решимость Шеннон, которую она продемонстрировала тем, что отправилась на охоту, произвела впечатление на Бича. Для нее оленина означала возможность выжить в самом прямом смысле слова. И хотя Бич был зол на Шеннон за то, что она отправилась охотиться, он не мог не признать, что охота оказалась удачной.– Вот он, – коротко бросил Бич, положил рюкзак ей на колени и сел позади нее.Когда Бич протянул руку, чтобы взять поводья, он понял, что Шеннон озябла гораздо сильнее, чем он полагал.Можно сказать, она промерзла насквозь. Бич почувствовал, что ее бьет озноб.– Проклятие! – ругнулся он.Держа в одной руке поводья, Бич обнял девушку другой и пришпорил мерина. Шугарфут двинулся в путь. С точки зрения Бича, Шугарфут шел слишком медленно, но с точки зрения здравого смысла иначе было нельзя.В течение нескольких минут, пока они ехали до хижины, дрожь Шеннон еще больше усилилась. Пожалуй, если бы ее не обнимали сильные руки Бича, она вряд ли бы удержалась в седле.У хижины их уже поджидал Красавчик.Бич спешился, снял с седла Шеннон и понес в хижину. Девушка не забыла про оленину и вцепилась в нее так, словно это было самое дорогое в ее жизни.– Если бы у тебя еще и ума было столько, сколько воли и характера, – проговорил Бич, открывая ногой дверь хижины.Первым внутрь проскочил Красавчик. Сотрясаемая дрожью Шеннон молчала.В комнате было холодно. В плите лежали приготовленные дрова. Красавчика, похоже, холод не слишком беспокоил. Он прошел в свой угол и, взвизгнув от удовольствия, растянулся на чепраке.Бич положил Шеннон на кровать, накрыл ее медвежьей полостью и стал растапливать плиту. Руки у него настолько замерзли, что зажечь спичку ему удалось лишь после нескольких попыток. Наконец в плите заполыхал огонь. Впрочем, плита разгоралась не столь быстро, как Бичу хотелось бы.Бич чувствовал, что продрог насквозь, а ведь он стоял в воде не так долго, как Шеннон, да был крупнее ее, крепче ее.Не без труда после пяти попыток ему удалось зажечь лампу. Когда он повернулся к кровати, его взгляд упал на буфетную дверцу, которая скрывала проход к горячему источнику.Бич без колебаний подошел к кровати, поднял Шеннон, взял фонарь и направился к буфету. Он открыл дверцу, и из пещеры пахнуло благотворным тепломНеяркий золотистый свет озарил внутренность пещеры. Бич снял с Шеннон промокшие насквозь ботинкиСбросил одеяло и стащил куртку, в которую сам ее и закутал. Затем стал торопливо снимать с девушки заледенелую мокрую одежду.Шеннон ничего не говорила и не открывала глаз, пока Бич раздевал ее. Ее бил озноб.– Шеннон, ты слышишь меня? Шеннон!Девушка медленно открыла глаза. Вздох облегченияВырвался из груди Бича.– Ты сейчас примешь великолепную теплую ванну, – проговорил Бич. – И перестанешь дрожать, и все будет чудесно… Ты поняла меня?Шеннон еле заметно кивнула. Было слышно, как стучат ее зубы.– Ну и молодец, сладкая девочка. Надо выгнать простуду, чтобы она не забралась внутрь.Говоря это, Бич стащил с себя промокшие ботинки и одежду. А через несколько секунд он внес Шеннон в бассейн. Широкий каменный помост, который соорудил Молчаливый Джон, находился на такой глубине, что вода доходила Бичу до груди, а Шеннон, которую он придерживал обеими руками, – до подбородка. Живительная теплая влага бурлила вокруг Шеннон, возвращая ее к жизни.При первом прикосновении вода показалась Бичу обжигающей, хотя он знал, что в этой части бассейна она горячей быть не должна: слишком велик был контраст между температурой воды и переохлажденной кожей.– Ты как себя чувствуешь? – обеспокоенно спросил Бич. – Тебе не больно?Шеннон отрицательно покачала головой.Некоторое время было слышно лишь потрескивание фитиля в лампе да серебряное бульканье воды, омывающей иззябнувшие тела Бича и Шеннон. Бич обеими руками прижимал к себе Шеннон, чувствуя, как она дрожит.Бич мог точно сказать, когда включился мозг Шеннон. Она все еще продолжала дрожать, но внезапно напряглась и попыталась отстраниться от Бича. Однако он не разжал объятий.– К-крас-савчик, – пробормотала она.– С Красавчиком все в полном порядке. Он чувствует себя гораздо лучше, чем ты. Нет необходимости выскакивать и бежать к нему. Ты все еще как сосулька. Оставайся в воде, пока окончательно не согреешься.Шеннон не стала спорить. Говорить ей было трудно, и она лишь кивнула.Но больше она не прижималась к Бичу. Она хорошо помнила, как он в прошлый раз оттолкнул ее, и не хотела снова оказаться в таком же положении. Это было бы слишком горько и больно.А Бичу было приятно своим телом ощущать тело девушки, чувствовать легкое прикосновение шелковистых волос к своему плечу, когда Шеннон слегка покачивалась в воде.Но стоило ему только обнять ее покрепче, как она напряглась и сделала попытку отодвинуться.В конце концов тепло сделало благое дело, и Шеннон оттаяла. Тело ее обмякло и расслабилось.Наступил момент, когда девушка вдруг поняла то, что Бич осознавал еще тогда, когда спускался с ней в бассейн: они оба были нагими.– Отпусти меня, – отчужденным голосом сказала она.– Ты ведь еще дрожишь.И действительно, трепет прошел по ее телу, хотя он уже не имел никакого отношения к ознобу.– Я чувствую с-себя х-хорошо, – прошептала Шеннон.– Превосходно, – холодным тоном произнес Бич. – В таком случае ты можешь мне объяснить, какого дьявола тебя понесло на холод, когда следовало спокойно спать в тепле и в безопасности?– Я пошла охотиться.– Это я и сам вижу. Но зачем?Шеннон подняла голову и в первый раз взглянула Бичу в глаза. Несмотря на внешнее спокойствие, чувствовалось, что он взбешен.«Ничего нового, – подумала Шеннон. – Он бешеный с того момента, когда я сказала, что люблю его».– А зачем люди вообще охотятся? – вопросом на вопрос ответила Шеннон.– Неужто ты думаешь, что я такая скотина, что не обеспечу тебя олениной?В сапфировых глазах Шеннон отразилось неподдельное изумление.– Я так не думаю.– Если бы я стал охотиться ради тебя, ты бы приняла от меня дичь?– Да.– В таком случае объясни, для чего ты отправилась на охоту? – допытывался Бич.– Ты же не будешь все время за меня охотиться, поэтому я должна научиться обеспечивать себя.– Ты гораздо лучше обеспечивала бы себя, если бы жила у Кэла и Вилли.– Это ты так считаешь.– А ты, конечно, так не считаешь.– Не считаю, – подтвердила она. – И кроме того, я не могу оставить Чероки и Красавчика.– Красавчика можно взять на ранчо.– Чероки не пойдет.– Откуда тебе знать?– Это первое, о чем я спросила, когда вернулась.Теперь пришла очередь Бича удивиться.– Неужто ты спрашивала?Шеннон молча кивнула.– У меня было достаточно времени, чтобы поразмышлять о том, почему ты уехал таким расстроенным и сердитым, – сказала Шеннон. – Я решила, что надо вернуться, чтобы… затем попытаться жить не своей, а чужой жизнью.Веки Бича дрогнули – он увидел боль в глазах Шеннон.– Но я не смогла бы уйти отсюда, не позаботившись о Чероки.Бич почувствовал внезапное облегчение. Он ослабил объятия, его губы коснулись волос Шеннон, но сделал это он легонько, и она скорее всего не заметила.– Такой старик может сам себя обеспечивать еще много-много лет, – сказал Бич. – Он может выжить один, а ты не сможешь.– Чушь, – отреагировала Шеннон. – Она долгое время сама о себе заботилась. Ей это по душе. И поэтому она намерена остаться.– Она?– Да, она. Чероки – женщина.– Всемилостивый Боже! А ты уверена в этом?Шеннон кивнула.– Так что перестань обо мне беспокоиться, вечный странник, – вполголоса сказала Шеннон. – Женщина может прожить в одиночку даже здесь, в долине Эго.– Нет! Ты не переживешь зиму одна, – бесстрастно проговорил Бич, словно речь шла о банальной и бесспорной истине.– Я пережила прошлую зиму, пережила позапрошлую и позапозапрошлую, – возразила Шеннон.– Что ты хочешь этим сказать?– Молчаливый Джон пропал три зимы назад.Некоторое время Бич ошеломленно молчал. Затем тряхнул головой, словно его стукнули и он хотел прийти в себя.– Ты три зимы жила одна?– Да.Бичу хотелось, чтобы все сказанное было не правдой, но душой он чувствовал, что Шеннон не лгала.– Значит, Молчаливый Джон погиб, – пробормотал Бич.Шеннон кивнула и закрыла глаза.– Он погребен под оползнем в верховьях ручья.– Откуда ты знаешь? – раздраженно спросил Бич.– Уже на вторую зиму я предполагала, что он погиб.– Но окончательно узнала не так давно… Чероки рассказала мне, что она прошла по следу пришедшего без хозяина Разорбека до свежего оползня, когда Молчаливый Джон не вернулся со своего участка.– Стало быть, здесь тебя удерживает только твое упрямство, – сказал Бич.– В жизни только и можно держаться на упрямстве, – устало проговорила Шеннон.– И ты собираешься оставаться здесь.Шеннон кивнула.– Проклятие! – выругался Бич. – Ты хочешь связать меня по рукам и ногам!– Нет! Я просто говорю…– Как я могу оставить тебя, беспомощную и беззащитную, одну? – сурово спросил он, сверля Шеннон стальными глазами. – Я не могу, и ты прекрасно это знаешь! Ты рассчитываешь, что я…– Я не беспомощная! – перебила его Шеннон. – И я ни в чем не рассчитываю на тебя! Я не нуждаюсь в тебе!Буря эмоций охватила Бича, вызвав спазмы в горле, породив в нем глухой гнев. Холод и мучения, которые он недавно пережил, не шли ни в какое сравнение с леденящей пустотой, овладевшей им, когда он подумал о возможной гибели здесь Шеннон, могила которой будет никем не отмечена, как и могила Молчаливого Джона.– Черта с два не нуждаешься! – прохрипел, сдерживая гнев, Бич. –Ты и сегодня едва не погибла.Несколько секунд Шеннон смотрела на человека, который находился так близко от нее и в то же время был так бесконечно далек. Отсветы лампы золотили его волосы и придавали некую таинственность его холодным серым глазам. Она готова была многое отдать, чтобы увидеть свое отражение в его глазах, в его сердце и душе.Она готова была продать душу, чтобы стать тем солнечным восходом, который позовет его… и услышит отклик.– Да, – согласилась Шеннон. – Ну и что из этого? Звезды снова появятся вечером на небе, солнце, как всегда, завтра утром взойдет… Только и того, что я этого не увижу. – На лице ее появилась странная, чуть печальная улыбка. – Мало что изменится. Так же, как сейчас. Смотри.Шеннон подняла над водой руку. Вода булькнула и сомкнулась, словно и не было руки в том месте, словно руку никогда не омывала теплая влага источника.Глядя на темную воду, Бич испытал боль, словно в его сердце вонзили нож и разрезали надвое.– Видишь? – вполголоса спросила Шеннон. – Ничего не изменилось… а теперь, Бич, сделай то, что сделала вода, – отпусти меня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...