ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ты все еще дрожишь.– Я перестану дрожать как только оденусь.– Вода греет получше, чем твои тряпки.То, что руки Бича старались как бы защитить Шеннон, было гораздо красноречивее слов. Он не любил ее, но он заботился о ее безопасности.Какое пьянящее чувство – сознавать, что о тебе заботятся, что тебя жалеют, что ты не одинока – даже если это не навсегда, если это всего лишь на время!Искушение положить голову на грудь Бичу уравновесило стремление вырваться из его объятий. Как хорошо было бы прижаться к могучему, горячему телу, накрыться им, словно живым одеялом, почувствовать его жар и трепет.Но внезапно ей вспомнились слова, брошенные Бичом, когда она потянулась к нему.«Не трогай меня!»И в Шеннон снова поднялось чувство стыда и унижения. Она резко оттолкнула руки Бича, пытаясь освободиться от объятий.– Какого дьявола! – удивился Бич. – Почему ты меня отталкиваешь? Ты ведешь себя так, словно я собираюсь насиловать тебя!Из груди Шеннон вырвался звук, похожий одновременно и на смех, и на рыдание.– Ты ни за что не стал бы меня насиловать, и ты знаешь это сам. – В голосе Шеннон звучала горечь.– Опасные слова, сладкая девочка, – хрипло сказал Бич.– Почему же? Ты даже не хочешь, чтобы я касалась тебя… Мои прикосновения тебе неприятны…Боль и горечь в голосе Шеннон пробили броню сдержанности Бича. Внезапно он дернулся и, разбрызгиваяВоду, поймал руку Шеннон. Он потянул ее под воду и прижал к возбужденному доказательству своего неукротимого желания. При этом он со свистом выдохнул воздух и тихонько застонал.– Вот, – процедил он сквозь зубы, – теперь попробуй мне сказать, что я не хочу, чтобы ты касалась меня… Да я до смерти хочу тебя, и ты это отлично знаешь!В сапфировых глазах, которые смотрели на Бича, читалось смятение.– В таком случае зачем ты меня отталкиваешь? – задыхаясь, проговорила Шеннон. – Ведь я не призываю тебя любить меня… Я не прошу тебя оставаться со мной… Я лишь хочу почувствовать себя живой, прежде чем умру. Я вдова, которая никогда не была невестой, и если ты не возьмешь меня, я уйду в могилу и никогда не узнаю, что значит отдаться мужчине, которого ты любишь…Неожиданно Бич взял девичью руку и оторвал от ноющей возбужденной плоти.– Я не могу, – резко сказал он.Шеннон нервно засмеялась и снова сжала его плоть.– Чепуха, я-то вижу, что ты можешь…Бич прерывисто, возбужденно задышал, когда Шеннон затеяла игру с тем, что служило доказательством его мощи.– Ты девственница, – произнес Бич сквозь зубы.– Я вдова.– Но ты можешь забеременеть!– Я хотела бы иметь от тебя ребенка.– Я не могу тебя оставить, если ты забеременеешь… Ты этого добиваешься? Хочешь вынудить меня остаться?– Ни в коем случае. Ты бы тогда меня возненавидел.– Я бы возненавидел себя… О Господи, прекрати!..Мягко, но решительно Бич остановил нескромную девичью руку, которая все более дерзко ласкала его, поднес к губам и поцеловал в ладонь. Поцеловал просто, слегка куснув зубами, подняв в Шеннон волну желания.– А что ты делал с другими вдовушками? – хрипло спросила Шеннон.На скулах Бича выступил легкий румянец.– Сладкая девочка, ты задаешь… чересчур каверзные вопросы.– Или они были настолько старые, что не могли забеременеть? – не унималась Шеннон.Лишь задним числом Бич сообразил, что Шеннон не спрашивает о подробностях его любовных утех с женщинами. Он облегченно вздохнул, слегка развеселившись и в то же время несколько досадуя по поводу удивительной наивности Шеннон и одновременно ее обезоруживающей откровенности.– Нет, они не были настолько старые, – сказал Бич. – Но они были достаточно взрослые, чтобы знать, как избежать беременности.– Давали обет безбрачия…В голосе Шеннон прозвучало откровенное разочарование. Бич от души рассмеялся и почувствовал к ней еще большую симпатию.– Существуют и другие способы, – проговорил он наконец.– Правда? И какие же?– Не заниматься любовью.– Для меня это не отличается от обета безбрачия.– Бич улыбнулся медленной, по-настоящему мужской улыбкой.– Это не совсем одно и то же, сладкая девочка. Это уже по крайней мере полхлеба… Помнишь, как было там, под брезентом, когда по нему молотил град?Словно молния в ту грозу, сверкнуло воспоминание, и внезапная сладость пронизала Шеннон.– Ты… хочешь этого? – понизив голос, спросила она.– Во всяком случае, это гораздо лучше, чем ничего.– Н-но…– Да? – Бич еще плотнее прижал к себе девушку.– Я тоже хочу прикасаться к тебе. Я хочу, чтобы мир вокруг тебя заполыхал и засверкал, – прошептала Шеннон, вспоминая собственные ощущения. – Я хочу видеть, как ты сам пылаешь… Хочу доставить тебе такую же радость, чтобы ты кричал от счастья, а мир переливался для тебя всеми цветами радуги.Бич почувствовал, как у него подпрыгнуло сердце и кровь гулко застучала в жилах. Спазмы сжали горло, и он с огромным трудом смог произнести:– Ты все это почувствовала, когда я ласкал тебя, сладкая девочка?– Да, – тихо ответила она. – Только еще лучше. У меня не хватает слов, чтобы все передать… Только…Бич ткнулся ртом в волосы Шеннон, ожидая продолжения.– Да?– Только я хотела еще большего, – призналась Шеннон. – Я хотела чувствовать всем телом твое горячее и сильное тело. Я хотела… Я не знаю, чего я хотела… Я знала лишь, что мне чего-то недостает.Каждый мускул в теле Бича буквально содрогнулся. Он с трудом выдохнул из груди воздух.Он-то знал, чего ей недоставало.– Это плохо? – спросила Шеннон, видя, что Бич молчит.– Ничего плохого, – хрипло возразил Бич. – Наоборот, это просто замечательно. Некоторым женщинам достаточно и такой ласки, которую они получают время от времени, но мужчины хотят большего.– Всего такой ласки? И женщины хотят только этого?– Н… да!Шеннон нахмурилась:– Все время такой ласки?Бич осторожно сжал ухо девушки и почувствовал, что ей это очень понравилось.– Конечно, это лучше, чем ничего, – сказала после паузы Шеннон. – Но если… гм… в руках весь хлеб, почему же довольствоваться только половиной?Бич мысленно усмехнулся и подумал: может ли мужчина умереть от желания, находясь обнаженным в теплом бассейне и сжимая в объятиях нагую девственницу и вдову, которая любопытна, словно маленький котенок?И в придачу страшно неосмотрительна.– У женщин вероятность забеременеть приходится на определенные дни месяца, – проговорил Бич. – Вот тогда-то появляется возможность… гм… не довольствоваться лишь половиной хлеба.– Ты смеешься надо мной.– Нет, сладкая девочка, не над тобой. Я просто вообще смеюсь!– Почему?– Ты приводишь меня в восторг, – шепнул Бич на ухо. – Мне хочется целовать тебя с головы до пят, а затем в обратном порядке, но я не доверяю себе.Шеннон, трепеща, посмотрела в сверкающие серебряным блеском глаза и почувствовала, что ее сердце может вот-вот остановиться.– Мне тоже хочется целовать тебя… всего, с головы до пят… У тебя очень красивое тело… здоровое и крепкое, и…Теплые мокрые пальцы Бича легли на губы Шеннон, прервав поток ее слов.– Не надо больше, сладкая девочка… Ты заживо сжигаешь меня.Ласково коснувшись подбородка, он не спеша убрал руку.– Я не намерена тебя сжигать, – все так же шепотом ответила девушка. – Я даже не знаю, как это делать. Ты научишь меня, Бич? Как сделать мир радужным и сверкающим всеми красками?– Нет, – решительно сказал Бич. – Разве ты не понимаешь? Я не могу. Глава 18 Бич закрыл глаза, чтобы справиться с желанием, которое жгло и корежило его тело. Того, что он хотел больше всего на свете, он не должен был, не имел права брать.Открыв глаза, он увидел боль и смятение во взгляде Шеннон.– Я слишком тебя хочу, чтобы доверять себе, – хриплым голосом сказал Бич. – Это впервые. Раньше у меня не было проблем с тем, чтобы уберечь женщину от беременности.Шеннон нервно вздохнула:– Я не совсем понимаю…– Я могу взять женщину и при этом не сделать ее беременной, – деловым тоном объяснил Бич. – Я должен лишь задержать приход наивысшего удовольствия до того момента, когда я покину ее лоно.– Ах, вот оно что, – похоже, Шеннон напряженно пыталась осознать услышанное. – Кажется, я начинаю понимать.Глядя на сосредоточенное, невинное выражение лица молодой вдовы, Бич не знал, смеяться ему или ругаться.– Но есть некоторая тонкость… Если у женщины наступают дни, когда она способна зачать, я не иду на такой риск.– Это что за дни?Бич слегка смежил веки. В свете лампы его густые ресницы казались золотистыми.– Тебе хоть что-нибудь твоя мама рассказывала? – произнес наконец Бич, когда к нему вернулся дар речи.– Например?– Например, о том, что у женщины самая большая вероятность забеременеть в середине их месячного цикла.На щеках девушки вспыхнул румянец, и дело тут было не в горячей воде.– Ах, вот как… Гм… Нет, она ничего мне об этом не говорила, – смущенно пробормотала Шеннон,Бич выдержал паузу. Но Шеннон ничего больше не добавила.– Когда у тебя в последний раз были месячные? – напрямик спросил Бич.Шеннон поперхнулась и зажмурила глаза.– У меня раньше был Молчаливый Джон, а сейчас – Болтливый Бич, – проговорила Шеннон.– Все-таки когда у тебя в последний раз были месячные? – повторил вопрос Бич. Тон его был весьма решительный.– Они… прекратились вчера вечером, – выпалила после паузы Шеннон.Бич испытал новый прилив необоримого желания.– Говоришь, вчера вечером? – хрипло сказал он.Бич улыбнулся и лизнул языком ухо Шеннон.– Я и не подозревал, что женщина может краснеть от груди до лба, – сказал Бич.– Это от горячей воды, – предположила Шеннон.В ответ Бич тихонько засмеялся. Когда ШеннонСмущенно пошевелилась в воде, она соприкоснулась животом с возбужденной мужской плотью. Услышав, что Бич застонал, она замерла.– Прости! – извинилась она. – Я не хотела сделать тебе больно.– Ты и не сделала.– Но ты застонал.– Ты тоже стонала, когда мы находились во время дождя под брезентом… Разве тебе было тогда больно?Это воспоминание обожгло девушку.– Нет, – прошептала она. – Я и не подозревала, что может быть так… сладко. А неужели тебе может быть так же приятно?– Да, – просто сказал Бич.– Каким образом?Зажмурившись, Бич сделал глубокий вдох, чтобы хотя бы отчасти обуздать свою страсть.– Давай начнем с поцелуя, – предложил он. – Тебе нравятся поцелуи?– Очень! Давай!– Начали, – коротко, сказал Бич и нагнулся к лицу девушки.Шеннон почувствовала, как к ее губам прижались губы Бича, а между ними проник упругий бархатный язык. Голова у нее закружилась.Шеннон приподняла лицо вверх и еще сильнее приоткрыла рот. Она обвила руки вокруг шеи Бича, запустила пальцы в густую копну волос на затылке и крепко притянула к себе его голову.Бич ответил на это еще более крепким объятием и долгим поцелуем. Шеннон ощутила, как вздрогнуло его тело, после чего Бич ослабил объятия.– Бич, что случилось? – заволновалась девушка.– Ты бросила меня в жар.Шеннон посмотрела вокруг, увидела пар, поднимающийся над бассейном.– Может, нам лучше выбраться из воды?Бич нашел в себе силы засмеяться.– Дело не в воде, – пояснил он. – Дело в тебе… Кажется, я всегда тебя хотел. Ты всегда сжигала меня живым даже в моих снах.Во взгляде Бича было нечто такое, что не позволяло Шеннон даже сделать вдох.– Значит ли это, что ты позволишь ласкать тебя? – шепотом спросила она. – В любое время… Где угодно… Как тебе захочется.«А в общем, я дурак, что позволяю это», – подумал Бич.Но вслух этих слов не произнес. Ему отчаянно хотелось снова ощутить прикосновение нежной девичьей ладони к своей плоти.Не спуская глаз с лица Бича, Шеннон прошлась ладонями по его плечам и груди, задержалась на плоских мужских сосках.Опустив веки, Бич наблюдал за Шеннон, чувствуя, как сладостные волны удовольствия пробегают по его телу.Со счастливой улыбкой Шеннон гладила и ласкала мужское тело, начиная со лба и кончая могучими бедрами, любовалась его смуглой кожей и серебристым отливом глаз. Затем, повернув голову, лизнула языком нижнюю часть шеи, как это сделал бы любопытный и шаловливый котенок.Тело Бича вздрогнуло. Что-то пробормотав, Шеннон скользнула языком дальше. А затем полностью отдалась ей самой непонятному желанию и стала языком и губами прикасаться ко всем чувствительным точкам шеи.– Ты солоноватый, – сказала она. – Мне это нравится. От этого мне еще больше хочется прикасаться к тебе губами.Воздух с хрипом вырвался из груди Бича. Он положил ладони на затылок Шеннон, побуждая ее продолжить свои исследования.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...