ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Добавьте это к счету, – сказала Шеннон, положив одежду на прилавок.– Угу… Я так думаю, что мне скоро придется заказывать всякие женские тряпки… Мужику, должно быть, противно смотреть на девчонку, если она одета, как он сам.Губы Шеннон побледнели, но она не произнесла ни слова за то время, пока Мэрфи делал подсчеты. Услышав названную сумму, Шеннон удивленно раскрыла глаза.– Могу я взглянуть на счет? – протягивая руку, сказала она.– Зачем?– Проверить правильность суммы.Мэрфи передал ей счет. Нервно поглядывая на Шеннон, он ожидал, пока она проверяла его расчеты.– Вы прибавили тридцать один доллар двенадцать центов, – сказала наконец Шеннон.Что-то бормоча себе под нос, Мэрфи вычел тридцать один доллар из названной суммы. Шеннон протянула ему увесистый мешочек с золотом.– У меня дома остались весы Молчаливого Джона. Я точно знаю, сколько золота в мешочке. Когда я вернусь домой, я взвешу оставшееся.Мэрфи стрельнул в Шеннон взглядом, в котором кроме раздражения можно было прочитать и восхищение.– Похоже, Бич научил тебя быть несгибаемой.Шеннон еле заметно улыбнулась.Мэрфи взял мешочек, развязал его и высыпал содержимое на весы. Золотой песок, чешуйчатое золото, самородки заполнили чашу весов.Глаза Мэрфи округлились от удивления.– Разрази меня гром! Не иначе, Бич нашел новую жилу!– Что вы имеете в виду?– Такого золота на участке Молчаливого Джона отродясь не бывало.– Не поняла, – озадаченно сказала Шеннон.– И цвет, и форма – все не такое, – нетерпеливо пояснил Мэрфи. – На участке Молчаливого Джона золото с медным отливом. И нет песка с таким бледным оттенком. А это вообще…Мэрфи быстро отсортировал крупные, с рваными краями самородки с удивительно чистым золотым блеском. Он провел ногтем большого пальца по одному из них. На золотой поверхности отпечатался глубокий след.– У этих штучек слишком неровные края для речных самородков… И в них совсем нет примесей, как у золота, выкопанного в твердой породе, – уверенно за явил Мэрфи. – Я не видел такого золота с тех времен, когда один шустрый парень хотел продать мне участок и подбросил туда чистые слитки из Дакоты. Зато такое золото, помнится, я видел на покерном столе в Лас-Круизе. Это золото пришло из Абахоса… Испанское золото, чистое, как сон младенца…Холодок пробежал по спине Шеннон. Она вспомнила, как Рено и Бич говорили о слитках чистого испанского золота.«Нет! – тут же отвергла Шеннон свою догадку. – Бич не сделал бы этого! Просто Мэрфи ошибается».Хозяин лавки оторвал взгляд от золота и посмотрел на расстроенное лицо Шеннон.– Ты, конечно, мне не скажешь, где Бич отыскал такое золото.Шеннон проглотила комок в горле и твердо сказала:– На участке Молчаливого Джона.Мэрфи рассмеялся:– Я тебя не осуждаю за твои сказочки. Если бы у меня был такой богатый участок, я бы тоже молчал как рыба.– Бич сказал мне, что это золото с участка Молчаливого Джона, – бесстрастным тоном проговорила Шеннон– Хитрющий этот Бич. Коли ты этого не знаешь, то, стало быть, никому и не проболтаешься… Но меня на мякине не проведешь, миссис, потому что нет такого вида золота в долине Эго, которого бы я не видел… Я и перед Господом могу сказать, что это золото не отсюда.В ушах зазвучали слова Рено:«В горах Абахоса, в полуразрушенной шахте… В ней оказались слитки чистого золота, причем такие тяжеленные, что Ева с трудом могла поднять один».Шеннон хотелось закричать, что Бич не может быть столь несправедливым к ней, но она не издала ни звука. Ей слишком много предстоит сделать, и она не станет сейчас тратить энергию на человека, который бродит по свету и не желает даже выслушать ее.Она быстро составила в уме план действий. Прежде всего необходимо доставить продукты Чероки. Затем Шеннон поедет к Клементине и Бетси. А после этого отправится на ранчо Блэков и оттуда к себе домой. И все нужно успеть сделать до снегопада и до закрытия перевалов.Впервые за все время Шеннон порадовалась тому, что у нее два верховых мула, которые достались ей от Калпепперов. Им придется изрядно потрудиться в ближайшие дни.Через день, восседая верхом на одном из мулов и ведя на поводу другого, Шеннон подъехала к дому Калеба и Виллоу. Калеб в это время возвращался с северного пастбища. На крыльце появилась Виллоу.– Шеннон? – воскликнула Виллоу, прикрывая рукой глаза от солнца и пытаясь рассмотреть всадницу. – Неужели и в самом деле ты?– Да, это я, – ответила, спешиваясь, Шеннон.– Какой приятный сюрприз! Входи, я через минуту приготовлю чай.– Нет, благодарю… Красавчик, если ты еще зарычишь, я отдам тебя на растерзание воронам.Рычание прекратилось. Красавчик послушно стоял у ноги хозяйки, глядя на приближающегося Калеба.– Какие-то неприятности? – спросил Калеб.– Ничего такого, чего нельзя исправить, – сухо ответила Шеннон. – Вы не снимете с мула вьюки?Калеб внимательно посмотрел на девушку. Спешившись, он подошел к мулам и восхищенно произнес:– Великолепные мулы! Судя по всему, виргинской породы.– Калпепперы отдавали предпочтение виргинским мулам, – глухим голосом сказала Шеннон.– Удивительно выносливые, – заметил Калеб.– Очень выносливые, – бесстрастно согласилась Шеннон.Калеб хотел что-то еще сказать, но вместо этого удивленно крякнул, снимая вьюки.– Боже милосердный, – пробормотал он. – Что в них? Свинец, что ли?– Золото Бича, – свирепо сказала Шеннон, высвобождая подпругу мула.Виллоу и Калеб переглянулись.– Я так понимаю, – проговорил, осторожно подбирая слова, Калеб, – что Бич работал на паях за зарплату.– Я тоже так понимала. – Одной рукой она сняла седло, второй чепрак и быстро оседлала второго мула. – Но тут вкралась ошибка, – проговорила Шеннон, взбираясь на мула. – Мэрфи это подтвердил.– Ты хочешь, чтобы я помог тебе рассеять твои сомнения? – озадаченно спросил Калеб.Шеннон повернулась и посмотрела на Калеба, нисколько не пытаясь скрыть холодную ярость, которая распирала ее с того момента, как она поняла, сколь мало думал о ней Бич.– Это золото добыто не в долине Эго, – выпалила Шеннон. – Бич заплатил мне собственным испанским золотом и удрал за тридевять земель. Но он немного просчитался.– Разве? – осторожно спросил Калеб.– Когда я это сообразила, я заподозрила, что Бич переплатил мне. Но я не знала таксы, поэтому ездила к Клементине и Бетси и выяснила что почем.Оценив степень гнева в глазах Шеннон, Калеб счел за благо не спрашивать, кто такие Клементина и Бетси и какое они имеют отношение к делу.– Я оказалась права, – продолжала Шеннон. – Бич заплатил слишком много за то, что получил от меня. Я возвращаю ему сдачу. Всю до цента!– Погоди! – всполошилась Виллоу, видя, что Шеннон собирается уезжать. – Ты проделала такой долгий путь! Отдохни хоть немного, прежде чем снова ехать.– Спасибо, нет времени… Перевалы могут в любой момент закрыться.– Но ведь… – начала было Виллоу.– И потом, – ледяным тоном произнесла Шеннон, – я слишком хорошо к тебе отношусь, чтобы вынудить тебя принимать в своем доме шлюху брата.Шеннон развернула мула, ударила его пятками и пустила рысью. Второй мул и Красавчик двинулись вслед за Шеннон.Некоторое время Виллоу и Калеб молчали. Затем Виллоу тяжело вздохнула.– Хотела бы я знать, где сейчас находится мой дорогой братец, – прервала она молчание. – Очень хотела бы сейчас увидеть его.– Шеннон тоже хотела бы, – мрачно сказал Калеб, – Освежеванным и прибитым гвоздями к стене собственного дома.Бич подъехал к дому Виллоу и Калеба в сумерки. Дул пронизывающий ледяной ветер, и Бич вынужден был поднять воротник. В воздухе кружились и тускло поблескивали хлопья снега.– Привет, странник, – приветствовал его Калеб, спускаясь с крыльца. – Мы думали, что ты укатил в сторону Сан-Франциско, а потом за море. Я не рассчитывал тебя видеть в этом году, а то и в ближайшие два года.В словах Калеба явно скрывался вопрос, но Бич не мог на него ответить. Он и сам удивлялся тому, что сейчас, где-нибудь за тридевять земель, не меряет шагами страну в поисках невиданного солнечного восхода.– Я тоже не рассчитывал, – проговорил Бич. – Но вот оказался здесь.– А теперь придется здесь и остаться. Все перевалы, кроме южных, закрылись.– Я знаю. Я через них и добирался… Чертовски студеная погода…Бич спешился и пожал Калебу руку.– А где ты был эти три месяца? – спросил Калеб.– То там, то сям, – неопределенно пожал плечами Бич. – На западе дошел до Большого каньона, по которому вьется, будто серебряная змея, Колорадо.– Вулф говорил, что это дьявольские места.– Пожалуй, – согласился Бич. – А потом шел за солнечными восходами, пока не дошел до места, откуда начал путь. Дикая, пустынная страна…– Проходи, – сказал Калеб. – Виллоу, должно быть, уже уложила Этана спать. Бич явно колебался.– Если ты подумываешь о том, чтобы двинуться на высокогорье, взвесь все как следует. Перевалы уже несколько месяцев как закрылись и не откроются еще долго.– Я знаю… Вот потому-то… – Бич не стал продолжать и замолчал.– Потому-то ты и вернулся? Из-за того, что не можешь ее увидеть?На лице Бича появилась гримаса. – Да.– Понятно… Когда мы в последний раз видели Шеннон, она…– Вы ее видели? – перебил Калеба Бич. – А когда?– Перед самым закрытием перевала.– Она что – поумнела и хотела остаться у вас?– Ничего подобного. Она не задержалась даже для того, чтобы выпить чашку кофе.Тень легла на лицо Бича. – Она искала меня?– В каком-то смысле, – не без сарказма произнес Калеб.– Как это понимать?– Я ему сейчас объясню, – раздался в дверях голос Виллоу. – Входи, Бич. Тут Шеннон оставила тебе весточку.– Она… – голос у Бича пресекся. Проглотив ком в горле, он сумел проговорить:– С ней все в порядке?– Все в порядке надо понимать как не беременна? – медоточивым тоном спросила Виллоу.Щеки у Бича стали внезапно пунцовыми, и причиной этого был отнюдь не холод.Калеб взял повод из рук Бича и направился к конюшне.– Ты уж не превращай его шкуру в сплошные лохмотья, – бросил жене через плечо Калеб.– А почему, бы и нет?– Шеннон захочет видеть его прибитым гвоздями к стене ее дома.– Не беспокойся, – с желчной улыбкой ответила Виллоу. – Бич уже большой мальчик. И шкуры у него много, хватит на всех… Входи в дом, любезный братец.Бич посмотрел на удаляющегося Калеба, затем перевел взгляд на Виллоу. Быстрыми, решительными шагами он двинулся за сестрой. Когда оба вошли в дом, он прикрыл дверь и схватил Виллоу за руку.– Ты скажи мне, Вилли, прямо: Шеннон беременна? – на одном дыхании спросил Бич.– Если это и так, она ничего нам не сказала.Бич выдохнул из груди воздух.– Я не думаю, что Шеннон пришла бы, если бы не была беременна, – признался он.– По этой причине ты сейчас здесь, а не на полпути к Китаю? Ты боялся, что Шеннон понесет твоего ребенка?– Я не знаю, почему я не на полпути к Китаю, – проговорил Бич. – Взгляд его показался Виллоу каким-то затравленным. Я знаю лишь то, что я здесь.Сочувствие смягчило гнев Виллоу. Горе любимого брата она переживала как свое собственное. Она со вздохом прикоснулась к его руке.– Пошли на кухню. Я сделаю тебе кофе и приготовлю тесто для бисквитов. Похоже, тебе надо как следует поесть.– Меня устроит и простой хлеб, если он у тебя есть. Я как-то потерял вкус к бисквитам. Они мне слишком напоминают…Бич не закончил фразы. Чертыхнувшись, он приподнял шляпу, провел пальцами по густым волосам и бросил шляпу на кухонный стол. Он автоматически снял с плечаКнут, повесил куртку на двери, снова расположил кнут на плече и сел на стул.Глазами, затуманенными воспоминаниями, он смотрел на сестру, которая привычно разожгла печь, налила кофе и нарезала хлеб. Если чуть смежить веки, можно представить, что это Шеннон собственноручно готовит ему ужин.Но Бич понимал, что на кухне хлопотала не Шеннон, и это болью отзывалось в его душе.Послышался шум за задней дверью, словно кто-то принес дрова и свалил их у порога. Затем дверь отворилась, и появился Калеб с парой вьючных мешков через плечо.Бич уткнулся в чашку с кофе и даже не поднял головы.Калеб прикрыл за собой дверь и вопросительно взглянул на жену. Та отрицательно покачала головой. Калеб еле заметно улыбнулся. Он не сомневался, что Виллоу по своей мягкости не станет спускать с Бича шкуру.Калеб, однако, был настроен более решительно.– Ты сказала, что Шеннон оставила мне весточку, – проговорил Бич.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...