ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глава 9
Рано утром Лию разбудили рыдания Кимберли. Уэсли обнимал ее, пытаясь успокоить, но утешить ее было невозможно. Застонав от мучившей ее головной боли, Лиа отбросила одеяло и поразилась — на ней совсем не было одежды. Покраснев, она вспомнила, что приключилось накануне. Оглядевшись по сторонам, она убедилась, что незнакомца нигде нет.
— Уэсли, — хрипло позвала Лиа. Уэс, занятый переживаниями Ким, ее не услышал. Лиа откашлялась и настойчиво позвала:
— Уэсли!
Он обернулся; на его лице было написано раздражение.
— Да?
— Принеси мне одежду.
Ей было противно просить его о помощи, но она не собиралась обнажаться перед ним, завернувшись в маленькое одеяло.
Приподняв одну бровь, Уэс оставил Ким, направился к фургону и достал для Лии коричневое хлопковое платье, даже не подумав о нижнем белье.
— Ты умеешь произвести впечатление на человека с первого же взгляда, — заявил он, оглядывая ее обнаженные плечи.
Лиа выхватила платье из его рук.
— Возвращайся к своей Кимберли, — сердито сказала она, и как раз в этот момент Ким испустила пронзительный вопль.
Лиа покорно оделась под одеялом, потом встала и взяла ведра. Направляясь к реке, она увидела Джастина — того, кто недавно присоединился к ним. Раздевшись по пояс, он рыл могилу.
— Доброе утро, — с веселым блеском в глазах поздоровался он с Лией.
В ответ Лиа шепотом поздоровалась и стыдливо опустила голову, вспоминая, как он раздевал ее.
Джастин подбежал к ней и забрал из рук ведра.
— Выспались?
Она кивнула, не поднимая на него глаз, и он засмеялся.
— Вы же не позволите встать между друзьями такой мелочи, как отсутствие одежды? Да и вообще, мне пришлось раздевать сотни женщин.
Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Допустим, не сотни. — Он улыбался, пожирая ее глазами. — Но ни одна из них не была такой красивой, как вы. И не отворачивайтесь. Вы всегда такая стыдливая?
Вздернув подбородок, она посмотрела ему в глаза.
— Вряд ли я стыдлива, но сейчас… — Она решила сменить тему разговора. — Вы едете с нами?
— До самого Кейнтакка. — Они уже подошли к реке, и он взял ведра из рук Лии и наполнил водой. — Я вырос в городке, где Уэс купил ферму. Всю зиму он проработал на ней, как проклятый. Думаю, он готовил ее для мисс Шоу.
— Думаю, что да. А вы тоже работаете на ферме?
— Конечно, да и охочусь помаленьку. Нет, нет, я сам понесу ведра. — Он перехватил у Лии полные воды ведра.
— Спасибо, свою работу я могу выполнять сама, — сухо ответила она.
Джастин улыбнулся ей, и его красивое лицо стало еще привлекательнее.
— Не сомневаюсь, что вы можете нести сотню ведер, но неужели вы так жестокосердны, что лишите меня удовольствия помочь вам и отнести их?
Лиа ответила не сразу, потом улыбнулась.
— Не хотелось бы, чтобы меня называли жестокосердной. Конечно, мистер Старк, отнесите воду.
— Меня зовут Джастин. — Он засмеялся. — Все мои дамы называют меня Джастин.
— Все? — Она тоже засмеялась и внезапно почувствовала облегчение, чего не было уже много недель.
— Похоже, что вы оба забыли, что случилось вчера, — заявил Уэсли, злобно глядя на них. — Пожалуй, вы могли бы продемонстрировать Кимберли хоть немного больше внимания.
Улыбка исчезла с лица Джастина. Ростом он уступал Уэсу, но слабости не показал:
— А по-моему, Лиа продемонстрировала большое внимание, рискуя утонуть, когда спасала человека, который даже не приходится ей родственником. И хотя твоя женщина и рыдает во весь голос, это вовсе не значит, что она готова рисковать чем-либо, разве только рыдать.
Лиа посмотрела на взбешенных мужчин и удалилась, опасаясь, что они увидят ее улыбку. От слов Джастина ей стало радостно. С чувством облегчения она принялась за работу: покормила животных, приготовила завтрак и подготовила в дорогу фургон. Она не знала, продолжают ли ссориться Уэс и Джастин, но когда вчетвером они собрались около могилы, было видно, что они помирились. Ким тяжело опиралась на руку Уэсли, пока он произносил речь о том, каким хорошим был Стивен Шоу. После импровизированной панихиды Ким позволила Уэсу помочь ей подняться в фургон, где и улеглась.
Джастин бросил свою сумку и седло во второй фургон, привязал лошадь к фургону, влез не сиденье рядом с Лией и взял у нее вожжи.
— Не знаю, смогу ли я вообще найти общий язык с этой женщиной.
Хотя в разговоре Лиа и не согласилась с тем, что она стыдлива, но она не знала, что сказать Джастину. Однако беспокоиться ей не следовало. Джастин поведал ей о своем родном городке Суитбрайар, о своих трех сестрах и четырех братьях, о племянницах и племянниках. Он рассказывал о том, кто в кого в городе влюблен, о красавице Миранде Макалистер, сводящей с ума всех холостяков.
— И вас тоже? — робко спросила Лиа.
— Несколько раз я на нее взглянул, а вообще я всегда знал, какая женщина мне нужна.
— И какая же? — подзадорила его Лиа.
— Вроде вас, Лиа, — негромко ответил он и отвел глаза только после того, как первая лошадь ступила в выбоину.
Лию охватила паника. Этот человек ничего о ней не знал: не знал, что она из семьи Симмонс, живущей на болотах Виргинии, не знал, что ее сестра гулящая, а отцом был сумасшедший. Разговорилась она не сразу, да и то очень скупо рассказала о том, что умеет ткать.
Путники ненадолго устроили привал, поели холодного мяса и картошки; Ким из фургона не вылезла. Ночью Лиа приготовила ужин на костре, который сама же и разложила, потом напоила и накормила животных. Джастин нарубил дров, пока Уэсли ухаживал за Ким, охваченной смятением и ни на что не способной от скорби по погибшему брату.
Путь на запад тянулся долго, и все время сидевший рядом с Лией Джастин вел с ней беседу, расспрашивал ее, и с каждым днем чувство вины в ее душе усиливалось. Риган и Николь были добры с ней, хота она и была родом с болот. Но они знали о ней все. Она же продолжала держать Джастина в неведении, лжет ему, а ведь он был так добр с ней. Знай Джастин, кто она такая и откуда родом, вероятно, и он бы обходился с ней так же, как Уэсли.
Прошла неделя, горе Кимберли не проходило. Лиа стала носить ей еду в фургон, где Ким обнимала ее и плакала.
— Не надо, — как-то вечером заявил Джастин и взял Лию за руку, когда она накладывала на тарелку еду для Ким. Он повернулся к Уэсу:
— А не пора ли ей прекратить вести себя как принцесса? Лиа ей не служанка.
— Ким все еще горюет по брату, — упрямо заявил Уэс.
— Тогда ты и прислуживай ей, а Лиа не будет'.
Он выхватил из рук Лии тарелку и сунул ее в руки Уэсу. Они ели молча. Ким вылезла из фургона и села, прислонившись спиной к дереву, пока Уэс стоял над ней.
Не скрывая отвращения, Джастин выплеснул остатки кофе в огонь.
— Всем нам нужно отдохнуть. В нескольких милях отсюда есть водопад. Может быть, мы с Лией могли бы завтра съездить туда. — Он улыбнулся ей, глядя поверх языков пламени. — Может быть, помоемся. Лиа опустила глаза на чашку и прошептала:
— Мне действительно нужно помыться.
Еще не совсем рассвело, когда Джастин подошел к Лие и предложил поторапливаться.
— А завтрак? — спросила она, собирая в узел грязную одежду.
— Пусть сегодня герцогиня сама за собой поухаживает.
Лиа подавила улыбку:
— Я готова.
— Лиа, — позвала Ким и бросилась к ним. В свете раннего утра она казалась очень красивой. Ким протянула Лие два платья и нижнее белье:
— Ты постираешь?
Похоже, сегодня на мне все хозяйственные дела, пока вы будете там развлекаться.
Ты окажешь мне такую мелкую услугу?
— Конечно, — ответила Лиа, но Джастин схватил одежду и заговорил:
— Вы и сами можете постирать свою одежду.
Лиа взяла из его рук одежду Ким:
— Конечно, я постираю.
— Поехали, — разозлившись, объявил Джастин и за руку повел Лию к своей лошади. — Ну почему вы позволяете ей так использовать вас? Вы же стоите пятидесяти таких, как она.
Он вскочил в седло и помог ей устроиться за своей спиной.
— Нет, не стою, — прошептала Лиа, но вряд ли Джастин ее услышал.
Более часа они ехали к северу, удаляясь от изредка возникавших в поле домов, от фургонов, направлявшихся на запад. Прошел еще один час. Джастин спрыгнул с лошади и протянул руки к Лие. Он взял ее за талию, медленно опустил на землю и нежно поцеловал. Лиа не ощутила головокружения, но поцелуй был ей приятен. Когда он опустил Лию на землю, она отвела глаза.
Нахмурившись, он смотрел на нее с недоумением.
— Лиа, кто вас обидел? — спросил он ласково. — Я еще не встречал такую красавицу, как вы, которая всегда сидела бы с опущенной головой и считала бы себя рабыней другой женщины.
— Вы не все знаете про меня, — ответила она, отступив от Джастина, но держалась горделиво. — И я ничья не рабыня.
— Тогда почему вы так боитесь Уэса?
— Боюсь? — Она смешалась. — Я не боюсь его, и вообще никого не боюсь. — Ее голос упал до шепота. — Но между Уэсом и мной есть нечто, чего вы не знаете. Пожалуй, я примусь за стирку, — сердито бросила она.
— Забудьте про стирку, — яростно крикнул Джастин и выхватил из ее рук грязную одежду. — Что такого есть между вами и Стэнфордом?
— Не то, о чем вы думаете, — бросила она. В глазах ее светился гнев. — Уэсли Стэнфорд ненавидит меня так же, как я ненавижу его и всех ему подобных, которые тратят деньги на дорогую одежду и лошадей. Их не беспокоило то, что моя семья голодала. Одна лошадь Уэсли стоила больше тех денег, на которые вдевятером мы жили больше года.
Она отвернулась, полагая, что вызвала у него отвращение. Теперь, узнав о том, кто она такая, он станет ее презирать. Но она не позволит, чтобы он заметил, насколько эта перемена оскорбит ее.
— Вы, с вашими замечательными манерами, с вашим прекрасным обхождением! — воскликнула она. — Вы, все мужчины, одинаковы. По-вашему, раз мы бедны, вы можете добиваться от нас всего, что угодно. Но я вам скажу, что в нашей семье, Симмонс, всего лишь одна блудница.
— Так вот что вы думаете обо мне! — Джастин потерял дар речи. — Вы думаете, будто я считаю вас…
— Так и скажите! — закричала она. — Поверьте, я это слово не раз слышала от таких, как вы, мужчин и женщин. Красивое платье, а в душе грязь.
Джастин стоял неподвижно — казалось, его поразил гром.
— Так вот что вы думаете обо мне? Будто я — богатый франт, который вырос в большом доме с кучей слуг? — Он резко повернулся и широко улыбнулся. — Хотел бы я, чтобы это слышали люди из Суитбрайара. Будто один из Старков обладает прекрасными манерами и деньгами. Вот это да, Лиа. — Он засмеялся. — Не знаю, насколько бедна ваша семья, но вам нелегко будет сравниться со мной. Сядьте, я расскажу вам подлинную историю моей семьи.
Озадаченная, Лиа села на землю рядом с ним, и он рассказал ей истинную историю своей жизни. Джастин не обманывал ее, когда, рассказывая про свою семью, не стал говорить про все дурное. Думая, что Лиа — леди по рождению и воспитанию, он не стал делиться с ней самыми тяжелыми событиями в своей жизни.
Теперь Джастин рассказал про своего отца: звали его Долл Старк, и, по слухам, он был самым отъявленным лентяем к востоку от Миссисипи. Для посторонних это могло быть предметом шуток, но для остальных членов семьи это означало постоянную борьбу за выживание. Долл проводил все время в фактории Макалистера, веселясь и наслаждаясь жизнью, пока его жена и дети пытались прокормиться, обрабатывая несколько акров истощенной земли. Старший сын, Джастин, вырос, в душе ненавидя отца. Долл съедал обильный завтрак, ради которого семья надрывалась, исчезал до глубокой ночи, потом возвращался, наедался и приступал к своему обычному делу, после которого появлялись новые дети. Джастин лежал без сна, слыша все происходящее, и еще больше ненавидел, отца. Долл никогда не спрашивал, как идут дела в семье, и не имел понятия о том, сколько Джастину приходилось работать, чтобы на их столе было мясо.
А жители города только посмеивались над леностью Долла. Единственный раз они вмешались в дела семьи, когда старшая сестра Джастина, Коринн, как-то солгала, чем создала неудобство для замечательной семьи Макалистер.
— Это та семья, в которой есть красивая дочь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...