ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Одно из пятен за деревьями шевельнулось.
— Прикрой меня, — попросил Уэсли Ревиса и спешился. Ревис только кивнул и навел пистолет на Джастина, а Уэсли и Бад начали грузить добычу на лошадей. Эйб, озираясь, по-прежнему сидел на коне.
«Он так же беспокоится, как и я», — подумала Лиа. Когда вся добыча была погружена, Лиа поняла: то, что должно произойти, скоро начнется.
— Пора уезжать, — сказал Уэсли.
— Я хочу сам проверить фургоны. — Ревис спрыгнул с коня.
— Ты мне не доверяешь? — спросил Уэсли угрожающе.
— Я никому не доверяю.
Лие показалось, что Ревис не случайно встал между Уэсли и фургоном. Лиа непроизвольно подняла голову и опять увидела среди деревьев какой-то блеск. Не долго думая, она приподняла колени, пришпорила лошадь и помчалась прямо на Уэсли. Поднялась невероятная суматоха.
Уэсли бросился в сторону, лошадь Лии крупом сбила его на землю, и когда он распростерся на земле, раздались три выстрела.
Все пули попали в грудь Ревиса. Бад поймал поводья лошади Лии, когда она спрыгнула на землю.
— Уэсли, ты ранен?
— Нет. — Опустив маску на шею, он бросил на нее странный взгляд. Он посмотрел на Джастина, склонившегося над Ревисом. Джастин покачал головой. Нахмурившись, Уэсли подошел к умирающему Ревису и положил его голову себе на колени.
— Ты считал себя умным, — прошептал Ревис. — Ты думал, я тебе поверю? Я понял, что она ходит к тебе. Она настроила против меня всех, даже моих братьев.
Он перестал кашлять. Его грудь промокла от крови, струившейся из трех ран.
— Кто Танцор? — спросил Уэсли. — Сделай хоть одно доброе дело. Скажи мне, кто он.
— Я так и думал, что ты хочешь это узнать. — Он на секунду прикрыл глаза, слабо улыбнулся и перевел взгляд с одного лица на другое. — Макалистер, прошептал он. — Приходилась слышать о Девоне Макалистере?
— Ты лжешь, — ответил Уэсли. Ревис попытался что-то сказать, но опять закашлял и умер на руках Уэсли.
Уэсли осторожно опустил тело на землю, выпрямился, и взгляд его встретился с взглядом Джастина.
— Он лгал.
— Да, — только и ответил Джастин, потом отвернулся.
Поймав взгляд Лии, Уэс взял ее за руку и повел в сторону леса.
— А где налетчики?
— Думаю, они уже давно скрылись. — Остановившись, он повернулся к ней. — Ты спасла мне жизнь, спасибо.
— Ты не сердишься, что я тебя не послушала? — От его похвалы она покраснела.
— На этот раз нет. Теперь мы оба свободны и можем ехать домой.
Освободив руку, Лиа углубилась в лес. «Домой» означало город Суитбрайар в Кентукки, где ее могли разыскивать как преступницу; а может быть, и нет. Там ее ждала ферма с великолепным амбаром и развалившимся домом, который, как сказал Уэсли своему брату, он не хотел приводить в порядок — так ему была ненавистна мысль о том, что он будет отстраивать его для Лии. Дома их ждала и очаровательная красавица Кимберли.
— Что тебя тревожит? — спросил Уэсли Лию, положив руку ей на плечо.
— Нам нужно ехать прямо сейчас? А мы не могли бы побыть здесь немного?
— Вдвоем? Без Бада и Кэла, без Ревиса или Эйба, без Вериги?
— Да, хотя бы один-два дня. Я знаю, до чего тебе хочется вернуться, только…
— Только я предпочел бы позабавиться несколько дней в лесу с красавицей женой. Я многим тебе обязан. Может быть, ты хочешь от меня чего-нибудь попроще?
Она хотела от него так много, что не нашлась, что сказать. Конечно, она не могла просить его любви, но понимала, что должна завоевать ее. В лесу она будет самой собой, но как только они приедут в Суитбрайар, ей предстоит жить так, как этого требует имя Стэнфорд.
— Нет, — ответила она. — Я только хочу остаться здесь на какое-то время.
Уэсли ласково поцеловал ее и ответил, что с радостью даст ей то, что она хочет.
Потребовалось несколько часов, чтобы разобраться с делами в хижине на склоне горы. Когда Вериги услышала про гибель Ревиса, она распрямилась во весь рост, а не упала на землю, как это бывало раньше. Она вышла из хижины вместе с Лией, которая проводила ее к фургону Джастина. Она не испугалась чужих мужчин, хотя Лиа этого и опасалась. Вериги шепотом попросила, чтобы ей показали тело Ревиса, и когда покрывало откинули, улыбнулась и опять распрямилась. Потом она принялась рассказывать Джастину о своих родственниках, живших на востоке.
Хижину Ревиса обыскали и унесли все, что в ней находилось, кроме мешка с припасами еды.
— Если сможешь, найди хозяев драгоценностей, и раздай припасы тем, кому они нужны, — попросил Уэсли Джастина.
Пока они складывали вещи, Джастин поймал Лию за руку.
— Он хорошо с тобой обращается? Теперь ты выглядишь иначе.
— Он хорошо со мной обращается, — удивленно ответила Лиа. — Не знаю, что произойдет в Суитбрайаре, когда он опять встретит Ким, но…
— Ким? — отозвался Джастин и поднял голову. — А разве Уэс не сказал тебе, что несколько дней назад она стала женой Джона Хэммонда?
— Нет, — сказала Лиа, переводя дыхание. — Никто мне ничего не сказал.
Уже стемнело, когда битком набитые фургоны были готовы тронуться в дорогу. Стоя рядом с Уэсли, Лиа прощалась с друзьями, особенно сердечно простилась с Джоном. Когда в конце концов фургоны уехали, Лиа обрадовалась.
— Твои глаза почему-то блестят. Надеюсь, не из-за Джастина? — спросил Уэсли, приподняв бровь.
— Ты не сказал мне, что Кимберли вышла замуж.
— Думаю, просто забыл. — Он пожал плечами. — А теперь пойдем на вершину и посмотрим, кто быстрее скинет с себя одежду.
— И что я получу, если выиграю? — спросила она со смехом.
— Меня и мой…
— Понятно, — прервала она. — Тогда чего же мы ждем?
Три дня они в основном предавались любви. Они не разговаривали ни о себе, ни о ком-либо еще, а Лиа не думала о том, что ее ждет в Суитбрайаре. Хижина, которая раньше была наполнена ненавистью и страхом, теперь зазвенела от смеха и шуток. Они гонялись друг за другом вокруг стола, занимались любовью на столе, под столом, а как-то раз сначала на стуле, потом на столе.
Утром четвертого дня Лиа поняла, что все закончилось. Свернувшись в клубок возле обнаженного тела Уэсли, она почувствовала, как напряжены его мышцы.
— Я начну собирать вещи, — сказала она, но не успела отодвинуться, как Уэс привлек ее к себе.
— Мне в жизни не было так хорошо, Лиа, — прошептал он, приблизившись к ее губам. — Даже при Ревисе мне было неплохо, потому что ты находилась рядом.
Она сдержала дыхание, моля о том, чтобы он сказал о своей любви к ней, но он откатился в сторону и выпрямился.
— Но медовый месяц закончился, потому что нам пора возвращаться. Мне нужно сеять, кормить животных, занять людей работой, и еще есть…
— И еще есть жена, известная как воровка, — откровенно заявила Лиа.
— Это мы уладим, — заявил он, не придав ее словам значения. — Гораздо важнее Танцор.
— А почему ты сказал, что Ревис лжет, когда он назвал тебе имя Танцора?
Уэсли выпрямился; его могучее тело казалось прекрасным в тусклом свете раннего утра, проникавшем в хижину.
— Девон Макалистер — мой друг, очень близкий друг, и мне придется пойти против своей совести, если понадобится доказывать, что он главарь шайки грабителей. И все же… — Он помолчал. — Ему известно многое, и он хорошо знает леса. — Будь все проклято! — внезапно прорычал Уэс, и его счастливое настроение сменилось задумчивым молчанием.
Лию занимали ее собственные горестные мысли. Уэсли было легко забыть ее страхи, но ей это не удавалось. Она вспоминала выражение ненависти в глазах женщины, раненной Ревисом. Ждет ли ее ненависть и в глазах других людей?
Спускаясь под гору, они молча предавались своим мрачным мыслям.
Глава 24
Лиа остановилась на холме, держа под уздцы лошадь, и смотрела туда, где, по словам мужа, был ее новый дом. Его плантация уступала плантации Стэнфордов, но все же была большой: вдаль уходили акры возделанной земли. Здесь высились два амбара, три сарая и деревянный дом в форме буквы "Г".
— Недалеко от дома есть родник, — объяснял Уэсли. — И на этой неделе я посажу для тебя огород. — Он помолчал. — Тебе здесь нравится, Лиа? — негромко спросил он. — Тревис подарил своей жене не такой дом, а побольше, но обещаю тебе, что скоро я его расширю.
Повернувшись, она улыбнулась ему:
— Я на такое и не надеялась. Мне здесь очень нравится.
— Джастин и Оливер помогли мне немного отремонтировать дом.
Она отвела глаза, не желая, чтобы Уэсли понял: она помнит сказанные им слова о том, что он не сможет даже спать в этом доме, раз в нем живет она, а не Ким.
Они сели верхом, и когда въехали на ферму, навстречу им выбежали три собаки. Из сарая появился Оливер Старк в рубашке с закатанными рукавами.
— Как я рад вас видеть! Одна из лошадей жеребится, и жеребенок не идет. Ты что-нибудь знаешь про лошадей?
Уэс спрыгнул на землю и поспешил за Оливером.
— Лиа, дом в твоем распоряжении! — крикнул он на ходу.
Секунду Лиа разглядывала дом с широким крыльцом, украшенным колоннами. Он принадлежит ей. Это ее дом, здесь живет ее муж. Много месяцев назад в Виргинии она мечтала об этом дне. Она надеялась, что Уэс полюбит ее, представляла себе, как он внесет ее на руках через порог дома, как они будут являть собой картину семейного счастья.
Но в действительности ей пришлось войти в дом одной, неизвестно было, любит ли ее муж эту Кимберли или нет, Лиа превратилась в известную всем воровку, и Уэс не питал любви к своей жене.
— Доброе утро. — С обоих боков лошади стояли два брата, совершенно неотличимых близнеца — крупные, сильные, крепкие подростки лет семнадцати. Красивые, смуглые, с блестящими голубыми глазами. — Меня зовут Слейд, — представился один, и в глазах его загорелся огонек.
— А меня зовут Корд Макалистер. Добро пожаловать.
— Мы работали у Уэс. Вообще-то у нас здесь дела идут лучше, когда его нет, — сообщил Слейд.
— У Уэса ужасная привычка мешать нам. Хотите осмотреть дом?
— Или поля? Или городок? Суитбрайар небольшой, но мы ничего другое предложить не можем.
— Можно помочь вам спуститься на землю? — предложил Корд.
— И я тоже помогу, — присоединился Слейд.
— Подождите-ка! — Лиа, расхохоталась. — Это для меня слишком много. Да, я хочу спуститься на землю и хочу осмотреть дом, но осматривать город — нет, спасибо. Во всяком случае, не сегодня.
Корд обошел вокруг лошади и встал рядом с братом. Отличить их друг от друга было невозможно.
— Позвольте мне, — предложил Слейд и поднял к ней руки.
— И мне тоже, — добавил Корд.
Их юмор был заразителен, и Лиа позволила братьям помочь ей слезть с лошади, и помогали они так легко и изящно, как будто им часто приходилось вдвоем опускать женщин с лошади на землю.
— Это большого труда не требует, — сказал Корд. Или это был Слейд?
— Ну, мы сделали все, что смогли. Джастин так много рассказывал нам про вас, что мы старались сделать дом красивым.
— Бад и Кэл про вас тоже рассказывали кое-что — Значит, вы с ними познакомились? Им ничто не угрожает? — спросила Лиа.
— Не угрожает! — хмыкнул Слейд. — Сначала мы решили, что это племенные быки, и чуть было не отправили их на пастбище. Думаю, им ничто не угрожает.
Продолжая смеяться, Лиа направилась к открытой двери дома.
— Подождите-ка, разве не полагается молодую жену вносить в дом на руках? — спросил Слейд.
— Это полагается мужу, — раздался сзади низкий голос. Повернувшись, они увидели Уэсли. — Надеюсь, вы не собирались на пару вносить мою жену?
— Нет, сэр, — хором произнесли юноши, будто испугавшись. — Нам такое даже в голову не приходило. Смеясь и покачивая головой, Уэс подошел к ним.
— Проваливайте, принимайтесь за работу. И перестаньте кокетничать с моей женой! — крикнул он, и юноши ретировались, весело подмигнув Лие.
— Хорошие мальчики, — сказала Лиа.
— Хм! — с сомнением ответил Уэс. — Эти двое чума этого городка. Каждая женщина, увидев их, в них влюбляется, а потом портит. Только их отец и я можем призвать их к порядку. А теперь понесем тебя. — Нагнувшись, он подхватил ее на руки. — Ты, конечно, знаешь, как возник этот обычай? Римляне захватывали своих невест, и им приходилось силой заносить их в свои дома. А ты, Лиа, тоже не хочешь быть женой?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...