ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Клей подошел к ней:
— На обложке написано: «Эрандел Холл». Каждый год мне переплетают несколько таких книг для учета. Николь мне сказала, что ты делаешь рисунки для тканей, поэтому я и решил, что ты захочешь заносить их в книгу, а потом возьмешь ее с собой в Кентукки.
К глубокому изумлению Клея, Лия упала на стул, прижала книгу к груди и заплакала.
— Я в чем-то ошибся? — спросил он. — Книга тебе не нравится?
— Все так добры ко мне! — воскликнула она. — Конечно, это из-за Уэсли, и все же…
Клей опустился перед ней на колени, взял за подбородок и приподнял ее голову:
— Теперь слушай и верь мне. Сначала мы действительно приняли тебя только потому, что ты стала женой Уэса, но уже много месяцев назад мы о нем забыли. И Николь, и я, и наши дети полюбили тебя. Помнишь, как на Рождество мальчики заболели корью и ты целыми ночами сидела с ними? Своей добротой и любовью к нам ты вознаградила нас за то немногое, что мы сделали для тебя.
— Но вас так легко любить, — ответила она сквозь слезы. — Вы дали мне весь мир, я же так мало сделала для вас.
Выпрямившись, Клей засмеялся:
— Ну и хорошо, значит, мы квиты. Больше не хочу ничего слышать про то, что мы для тебя сделали. Так, а теперь мне нужно вернуться к делам.
Лиа встала и порывисто обняла Клея.
— Спасибо вам за все. Он тоже обнял ее.
— Если бы я знал, что ты меня вознаградишь таким образом, то отдал бы тебе не только книгу, а всю нашу плантацию. А теперь возвращайся к своим ткацким станкам.
Улыбаясь, она вышла из конторы.
В феврале Риган и Тревис приехали, чтобы забрать ее домой.
— Достаточно она у вас погостила, — сказал Тревис, обращаясь к Клею, но улыбался Лие. Риган раздраженно заметила, что Тревис, обнаружив, насколько Лиа хороша собой, сразу простил ей то, как она расставила ловушку его младшему брату.
Со слезами на глазах Лиа на прощание обняла всех членов семьи Армстронг.
— Ах, да, — вдруг сказал Клей. В его глазах прыгали чертики. — Думаю, тебе это понравится. — И он кивнул в сторону деревянного ящика, стоявшего на пристани среди других грузов.
Заинтригованная, Лиа подошла к ящику. За ним скрывался великолепный ткацкий станок из вишневого дерева с медной отделкой.
Лиа молча с восторгом разглядывала подарок, когда Клей обнял ее за плечи.
— Он разбирается, и ты возьмешь его с собой в Кентукки. Но если ты опять заплачешь, тебе его не видать, — предупредил он.
И опять Лиа обняла его, а Тревис пообещал прислать людей за станком. Не желая расстаться с машиной даже на несколько дней, Лиа схватила длинное прясло, похожее на гребень, и прижала его к груди. Даже когда Тревис подхватил ее и перенес в шлюп, она продолжала сжимать его в руке и, пока видела Армстронгов на пристани, махала им рукой.
По пути домой, на плантацию Стэнфордов, Риган засыпала Лию множеством вопросов и приметила, насколько та изменилась. Она держалась прямо, открыто смотрела людям в глаза и двигалась с естественной грацией.
Пока они шли от причала к дому, Риган думала о том, что Лиа теперь уверена в себе и твердо стоит на ногах — но только до тех пор, пока не взглянула на дом. На крыльце стояла Кимберли Шоу, изящно положив руку на железные поручни. Ее светлые волосы были подняты наверх, а выбившиеся локоны колечками покрывали шею. Хрупкую красоту Кимберли оттеняло шелковое платье и в тон ему накидка темно-розового цвета.
— Это Кимберли, которую любил Уэсли? — шепотом спросила Лиа.
— Не забывай — ты жена Уэсли, — прошептала Риган в ответ. Кимберли тем временем спустилась по лестнице и направилась к ним.
— Кимберли! — радостно воскликнул Тревис. — Давненько я тебя не видел. — Он обнял ее за плечи и поцеловал в щеку. — Ты знакома с моей невесткой Лией?
— Мы виделись мельком, — ответила Кимберли мелодичным голосом и протянула руку. — Меня зовут Кимберли Шоу.
Риган рассердилась, видя, как Лиа смутилась. Ким умела держаться настолько радушно и доброжелательно, что людям хотелось подчиняться ей.
— Я очень рада с вами познакомиться, — негромко произнесла Лиа.
— Надеюсь, дамы меня простят, — сказал Тревис. — Мне надо приниматься за работу.
После его ухода Риган пригласила Ким выпить чаю. — С удовольствием, если это не будет для вас слишком хлопотно, — ответила гостья. — Хочу сообщить вам кое-какие новости, — сообщила Ким.
— Про Уэсли? — радостно спросила Лиа, поднимаясь за Ким вверх по лестнице.
— Разве он не давал вам о себе знать? — спросила Ким, удивленно подняв брови.
— А вам? — отозвалась Риган и первой направилась в маленькую гостиную, где приказала одному из слуг принести чай.
— Да, изредка, — скромно произнесла Ким и, когда все уселись, продолжила:
— Я буду говорить откровенно: то, что произошло в прошлом году, меня, мягко говоря, очень огорчило. В течение многих месяцев после этого я и слышать не хотела имя Уэсли.
Пальцы Лии беспокойно теребили юбку. Она так мало задумывалась о чувствах этой женщины, потерявшей любимого мужчину.
— Как вы знаете, — продолжала Ким, — предполагалось, что я, Уэсли и мой брат Стивен все вместе уедем в Кентукки, и я мечтала обосноваться в новом штате с… с…
Принесли чай, и она замолчала. Когда слуга ушел, заговорила Риган:
— Вы ведь пришли не для того, чтобы сообщить нам о своих прошлогодних планах. Так зачем же вы пришли?
Крупные слезы наполнили прекрасные глаза Ким.
— С того самого дня в церкви жизнь моя стала ужасной, омерзительной. Риган, вы даже представить себе не можете, каково мне было. Надо мной все время смеются. Каждый раз, когда я иду в церковь, кто-либо обязательно должен сказать о том, как меня… бросили. — Она взглянула на Лию, которая сидела, по-прежнему не поднимая глаз. — Даже дети сочиняют стишки о том, что произошло в тот день. — Она закрыла лицо руками. — Это ужасно. Я больше не могу это выносить.
Сама того не желая, Риган почувствовала, что в ней поднимается жалость.
— Ким, что мы можем сделать? Может быть, Тревис поговорит с горожанами, или…
— Нет, — ответила Ким. — Единственный для меня выход — уехать. Лиа, — сказала она с мольбой, и Лиа посмотрела ей в глаза. — Вы меня не знаете, но я хочу попросить вас об одной услуге, которая спасет мне жизнь.
— Что же я могу сделать? — серьезно спросила Лиа.
— В своем последнем письме Уэс написал мне о том, что вернется в конце марта, и тогда вы вдвоем и мой брат отправитесь в Кентукки.
«Один месяц!» — подумала Лиа. Всего лишь через месяц Уэсли приедет домой и она по-настоящему станет его женой.
— Позвольте мне уехать с вами. Я бы отправилась со Стивеном, и вчетвером мы могли бы уехать туда, где никто не знает, что со мной приключилось. Лиа, пожалуйста: у меня нет права о чем-либо просить вас, я знаю это, но из-за вас…
Риган поднялась, прервав речь Ким.
— Думаю, вы слишком многого хотите от Лии, и вряд ли она должна…
— Прошу вас, Лиа, — продолжала Ким. — Может быть, в Кентукки я найду себе мужа. Здесь все смеются надо мной. Честное слово, это так унизительно, так мерзко, а ведь вам уже принадлежит Уэсли, единственный мужчина, которого я любила и…
— Да, — решительно сказала Лиа. — Конечно, вы сможете поехать с нами.
— Лиа, пожалуй, нам нужно это обсудить, — вмешалась Риган.
— Нет. — Лиа посмотрела на Ким. — На вас по моей вине обрушилась беда, и я сделаю все возможное, чтобы вы хотя бы что-то получили взамен утраченного.
— Это не твоя вина, Лиа, — начала Риган, но Лиа взглянула на нее так, как прежде никогда не смотрела.
— Вы разольете чай? — спросила она, обращаясь к Риган; та села и принялась выполнять ее просьбу.
Глава 5
Лиа наложила последние швы по краю покрывала, украшенного цепочкой бело-синего ирландского узора, и разгладила его на коленях. Когда Дженни засмеялась, она подняла глаза.
— Мне это только кажется, или у тебя действительно дрожат руки?
Лиа улыбнулась в ответ.
— Кажется, немного дрожат. — Она на секунду замолчала. — Это звонит колокол? Дженни громко рассмеялась.
— Боюсь, что нет.
— Они не забудут позвонить, ведь правда? Я хочу сказать, когда Уэсли приедет, они не забудут сказать мне об этом?
— Лиа, — ответила Дженни и положила руку ей на плечо. Тревис и Риган тоже ждут его. Как только Уэсли появится, они позвонят в колокол.
И тут на пристани громко и радостно зазвонил колокол. Лиа не шелохнулась, но от лица ее отхлынула кровь.
— И не смотри так испуганно. — Дженни засмеялась. — А теперь идем встречать его.
Лиа медленно поднялась со стула и с сомнением оглядела свое оттенявшее рыжеватые волосы платье из шелковой саржи темного красно-коричневого цвета, с высокой талией, которую опоясывали черные шелковые ленты. В высоко зачесанные волосы были вплетены такие же ленты.
— Какая ты красивая, — произнесла Дженни, и в это время в комнату вбежала Риган.
— Ты что, собираешься сидеть здесь целый день? спросила она. — Ты не хочешь его видеть?
— Да! — воскликнула Лиа. — Конечно же! И все трое выбежали из ткацкой мастерской. Две недели назад Уэсли сообщил Тревису, что вместе со Стивеном возвращается примерно второго апреля; сегодня же был третий день месяца. Тревис послал одного из работников вверх по реке для встречи путешественников. Было условлено, что при их появлении зазвонит большой колокол на пристани, чтобы все могли прийти и встретить их.
На бегу Лиа коснулась золотой монеты, прикрепленной к ткани внутри кармана; эту монету давным-давно дал ей Уэсли. Обрадуется ли он тому, как она изменилась? Приближаясь к причалу, она заметила, как Тревис с кем-то разговаривает, и замедлила шаги. «Я стану тебе, мой Уэсли, самой лучшей в мире женой, — поклялась она. — Ты никогда не пожалеешь, что потерял свою Кимберли».
Лиа стояла за спинами собравшихся, которые, толкаясь, спешили поздороваться с вернувшимися путниками, но когда толпа расступилась, Лиа наконец увидела его. Он стал еще крупнее, чем был до отъезда, и казался таким же высоким, как Тревис. Его широкие плечи покрывал необычный костюм из светлой кожи с бахромой на плечах и по швам брюк. Плечи Уэсли крест-накрест опоясывали лямки двух мешков, один из которых был украшен сложной вышивкой из мелкого бисера. На нем была широкополая шляпа: по ее виду можно было подумать, будто она путешествовала в Кентукки и обратно, привязанной к колесу фургона.
Лиа посмотрела на Уэса, и сердце ее забилось еще сильнее, а горло перехватила судорога. Сколько лет она ждала этой минуты!
— Вот она, — объявил Тревис, хлопнув брата по плечу. При этих словах, как заметила Лиа, выражение радости на лице Уэсли исчезло, сменившись безразличием, и ее охватило сомнение.
Риган подошла и взяла Лию за руку.
— Идем, он даже не узнает тебя.
В смущении Лиа робко подошла к мужу.
— Она изменилась, видишь, — гордо проговорил Тревис. — Когда ее привели в порядок, она оказалась такой красивой, что я чуть не упал.
Зардевшись, но польщенная, Лиа взглянула на Уэсли из-под ресниц. Он смотрел поверх ее головы в сторону полей.
— Расскажите, каким был прошлогодний урожай, — тем временем говорил Уэс. — Кстати, мне нужно будет захватить отсюда семена. А! — Он улыбнулся. — Это ты, Дженнифер? — позвал он бежавшую к дяде пятилетнюю дочь Тревиса и Риган. — Извините, — сказал он и сквозь толпу направился к девочке.
Встречавшие в растерянности молчали. Сочувственно поглядывая на Лию, толпа начала расходиться.
Пораженная тем, что Уэс не поздоровался с ней, Лиа смотрела, как ее муж направился к дому вместе с Дженнифер.
— Вот негодяй! — начал было Тревис, но Риган положила руку ему на плечо и покачала головой. — Поговорю-ка я с ним, — закончил Тревис и ушел, оставив Лию и Риган одних.
— Лиа… — обратилась к ней Риган.
— Оставьте меня, — резко ответила Лиа. — Не нужно мне сочувствовать. Я, глупая, верила, что между нами что-то возможно. Я же — всего лишь бедная девушка, живущая на болоте, моя сестра — гулящая. Так с чего бы это ему смотреть на меня?
— Довольно! — крикнула Риган. — Уэсли не такой. Может быть, увидев, как ты красива, он растерялся. В конце концов, он еще ни разу не видел тебя такой, какой ты стала.
Лиа с тоской посмотрела на нее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...