ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я думала, что мне пора уже выйти из дома и встречаться с людьми, но мой муж и слышать об этом не хочет.
Казалось, Ким услышала самую невероятную историю в своей жизни.
— Но почему, Лиа? Уэсли — самый добрый, ласковый и внимательный мужчина на свете. Как он мог запретить тебе пойти на танцы?
— Не знаю. Он отказался говорить об этом. Только сказал, что не хочет, чтобы я бывала в многолюдных местах.
— А по мне, лучше быть в окружении людей, чем сидеть дома с Джоном, — произнесла Ким. — Уэсли, конечно, привел тебе какую-то причину.
Лиа повернулась к Ким, сдерживая слезы.
— Может быть, один из Стэнфордов не хочет появиться с Симмонс, обвиненной в убийстве. Возможно, моему мужу невыносима мысль о том, что людям известно, какая у него жена.
— Лиа, — прошептала Ким и обняла подругу. — Сядь, а я приготовлю тебе чаю.
Лиа послушно села, ее плечи содрогались от горя и отчаяния.
— Уэсли ведет себя не очень хорошо, — задумчиво проговорила Ким, сев за стол, и забыла про чай. — Когда мы с тобой впервые встретились, мне было страшно пуститься в путь с одной из Симмонс. Стивен то и дело говорил про тебя ужасные вещи. Он хвастался тем, как будет… э-э-э… заниматься с тобой разными вещами, как только Уэсли отдаст тебя ему. По его словам, все женщины Симмонс любили… понимаешь… плотскую любовь. Лиа в ужасе смотрела на Ким.
— Я долгое время верила ему, — продолжала Ким. — Но ты всегда была со мной так добра, хотя остальные плохо ко мне относились, и, как я могла понять, не бросалась в объятия каждого вопреки словам Стивена. Я почти поняла Уэсли, когда он сказал, что хочет остаться твоим мужем. Но тогда я очень, очень рассердилась. — Ее голос звучал виновато.
— И что сказал Уэсли, сообщив, что хочет остаться моим мужем? — тихо спросила Лиа.
— По правде говоря, он был очень добр, хотя тогда я этого не думала. Он сказал, что ему пришлось принять непростое решение, но считает, что должен сохранить ваш брак.
— Должен, вот как? — пробормотала Лиа. — И это все?
Ким улыбнулась.
— Он сказал, что будет всегда любить меня, потому что я его первая любовь, но он должен был поступить честно, он женился на тебе и собирался блюсти свои брачные обещания.
— Стэнфорды хорошие люди, правда? — Лия встала. — Они до глубины души верят в честь и верность. Даже если это означает мерзкий поступок, например, остаться мужем ничтожества с болот, которое ловко принудило его к браку. Разумеется, все можно уравновесить. Женщины моего круга — замечательные партнерши в постели, отличные помощницы на ферме, и если они попадают в беду, защищая одного из Стэнфордов, тогда этих женщин можно убрать с глаз долой, не разрешать им появляться на людях, а просто держать дома, чтобы они готовили, стирали и согревали его постель ночью или днем. Женщин из семьи Симмонс уговорить легко.
— Лиа, может быть, это и правда, — ответила Ким, нахмурившись. — Но когда Уэсли сказал мне, что останется твоим мужем, я поняла, что он этого хочет, хотя вовсе не обязан это делать. Уэсли бывает ужасно упрямым, он ни за что не сделает того, что не хочет.
— Да, он хотел остаться моим мужем, — гневно ответила Лиа. — А где еще он мог найти себе работницу и партнершу для постели? Один раз он вывез меня в город, чтобы познакомить с людьми, но с тех пор ни разу не позволил мне встречаться с ними. И он не хочет, чтобы сегодня на празднике у него была обуза вроде меня.
Ким была озадачена еще больше.
— Не понимаю. Мне казалось, что ты сама не хочешь появляться в городе.
— Какое-то время я в самом деле этого не хотела, но за последние две недели каждый раз, когда я говорила, что мне необходимо общаться с горожанами, Уэсли приводил мне множество причин, почему мне нужно оставаться дома. И он запретил мне идти вечером на танцы.
— А я так надеялась, что ты придешь, — сказала Ким. — Кстати, я даже принесла тебе подарок. — Она вынула из кармана маленький сверток, нечто, завернутое в кусок ткани. — Мне казалось, это будет красиво смотреться на твоем зеленом платье.
Лиа медленно развернула сверток и увидела брошь с золотой филигранью, украшенную миниатюрным портретом женщины в овале из слоновой кости.
— Кто это? — прошептала Лиа.
— Не знаю. Тебе не кажется, что это старинная вещь? И зеленое платье женщины как раз подходит к твоему. Как жаль, что вечером ты не придешь.
— Приду, — внезапно ответила Лиа, удивившись собственным словам. — Уэсли Стэнфорд может считать, что способен упрятать меня, но это не так. Он может думать, что у Симмонс вместо крови болотная грязь, но он ошибается.
— Лиа, думаю, что тебе не нужно так поступать. Временами Уэсли способен приходить в бешенство.
— Уэсли Стэнфорд даже не знает, что такое сердиться. Я не собираюсь оставаться дома до конца жизни, жалея себя. Я не участвовала в убийствах, и та женщина может до Судного дня твердить, что я виновна, но правда от этого не изменится.
— Я рада, что ты так думаешь, но Уэсли сказал же, что ты не можешь пойти, и… — Она просияла. — Может быть, если ты заплачешь и скажешь ему, что умрешь, если тебя не будет на танцах, тогда он согласится. И ты, по сути дела, не отказываешься подчиниться ему. А может быть, тебе упасть в обморок? Уэсли нравится…
Лиа сурово посмотрела на нее.
— Я не собираюсь упрашивать и, конечно же, не упаду в обморок. Нет, сначала я отправлю туда Уэсли, а потом приду сама. Мне очень хочется увидеть, какое у него при этом будет лицо.
— А мне этого не хочется, — мрачно ответила Ким. — Я бы упала замертво, если бы кто-то на меня рассердился так, как рассердится на тебя Уэсли.
— Стоит просто показать этому заносчивому человеку, что он не может удерживать меня взаперти, как будто я нечто неприличное, что нужно прятать. А ты, Ким, поможешь мне.
— Нет, Лиа, я боюсь Уэсли. — Ким побледнела.
— А мне казалось, ты говорила, что он добрый и ласковый.
— Только когда он добивается своего. Лиа, честное слово, я не смогу тебе помочь. Лиа села напротив Ким.
— От тебя требуется только послать ему вечером записку с просьбой о помощи. В последнее время Уэс постоянно опекал меня, но на твою просьбу он откликнется и поедет к вам с фермы. А пока его не будет, я отправлюсь на праздник. Можешь написать для меня другую записку для Уэса, о том, что я пошла на танцы, и я оставлю ее Уэсу. Когда он придет к вам домой, то увидит, что вас с Джоном нет, вернется сюда, найдет мою записку и, вероятно, тоже отправится на танцы. А если Уэсли не захочет туда пойти, я, может быть, попрошу кого-нибудь из соседей проводить меня домой.
— Как думаешь, Уэсли побьет тебя, когда ты вернешься домой? — спросила Ким серьезно. Ее глаза широко раскрылись. — А меня он побьет?
— Нет, конечно, нет. Полагаю, он будет в ярости, но я надеюсь доказать ему, что не опозорю его при людях. По распоряжению Николь меня научили танцевать, и одета я не так, как женщина, живущая на болоте. Может быть, когда Уэсли успокоится, то поймет, что меня не надо прятать.
— Ах, Лиа. — Ким взялась за голову. — Я ужасно боюсь сделать это. Мне это кажется не совсем правильным. Откровенно говоря, Уэсли не ведет себя так, будто стыдится тебя; по-моему, он тебя очень любит. А ты не могла бы сама написать эти записки? Тогда бы я не была виновата. А я могу сказать, что ничего об этом не знала. Я хорошо умею обманывать. Мне это дается легко.
— Я не умею ни читать, ни писать, и если кто-то посторонний доставит ему эти записки, он окажется замешанным. К тому же вокруг нас одни мужчины. Они все займут сторону Уэсли. Кимберли, прошу тебя, пожалуйста.
Когда Ким кивнула, в ее глазах стояли слезы — слезы волнения и беспокойства.
Возвращаясь верхом на ферму, Уэсли обдумывал все, что скажет Кимберли при встрече. Что за невероятное событие вынудило ее послать ему такую взволнованную записку? Несомненно, Джон осмелился предложить ей оторвать свой пышный зад от стула и заняться делами, а она, рассердившись, послала Уэсли записку. Уэс, как глупец, кинулся вслед за ней, чтобы спасти ее, а при необходимости ударить такого доброго человека, как Джон Хэммонд, защищая Кимберли.
Однако когда Уэс приехал, в доме Хэммондов было пусто, и один из работников сказал, что Джон и Ким час назад отправились на танцы. У Уэса из головы не шло, что он оставил Лию в доме одну, без защиты — ведь прислуга не в счет. Да и кто знает, не является ли кто-то из них Танцором. Теперь он не доверял никому. Уэсли даже начал подозревать Бада и Кэла. И все же он оставил жену одну. А она бродит по дому, чувствуя себя заброшенной, усталой, измученной работой, и, возможно, жертвой заговора против нее.
— Лиа! — позвал он, еще сидя в седле. Ворвавшись в дом, он промчался по комнатам, крича:
— «Лиа!»
От ощущения пустоты и тишины его сердце бешено забилось. Он выбежал на улицу, бросился во флигель, потом в курятник, продолжая звать ее.
— Где Лиа? — набросился он на одного из близнецов Макалистер.
— Я думал, она дома.
— Проклятье! — выругался Уэс, бросился в дом и тут увидел на столе листок бумаги.
"Дорогой Уэсли, Лиа не умеет читать, и хотя это она диктует мне, я скажу тебе правду. Ты поступил не очень хорошо, запретив Лие пойти на танцы. Она была сильно обижена и рассердилась на тебя. Поэтому она попросила меня написать от ее имени две записки, чтобы она могла сходить на праздник. Уэсли, я не виновата. Пожалуйста, не сердись на меня.
С любовью Кимберли
P.S. Лиа очень приятный человек, а совсем не противная женщина с болота. Прошу тебя, не бей ее ".
— Не бить ее?! — воскликнул Уэсли. — Господи, до чего женщины глупы. Лиа, я изобью тебя как следует. Если только ты еще жива, — прошептал он.
Смяв записку, он выбежал из дома, вскочил на лошадь и галопом помчался в город.
Лиа стала волноваться, когда приехала в лавку Макалистера, где шли танцы. Приехать одной, без сопровождения, казалось ей не очень подобающим.
— Лиа! — На улице стоял Джастин Старк, который подбежал к ней и помог слезть с лошади. — А где твой муж, который прячет тебя от нас? Он, как видно, глаз с тебя не спускал?
— Уэсли… У него кое-какие дела. Если он их закончит, то приедет позже. — Говоря это, Лиа отвела глаза. Джастин взял ее под руку.
— Не буду это оспаривать. Так, Уэс в проигрыше, а мы в выигрыше. Идем танцевать с нами, и пусть все увидят, что на мою руку опирается самая красивая девушка штата.
Внутри лавки место было расчищено, и, судя по всему; здесь горели лампы со всего городка. Б углу просторного помещения сидели четыре скрипача, а вдоль одной стены стоял невероятно длинный стол, заставленный закусками.
— Мне следовало что-нибудь принести, — пролепетала Лиа.
— Достаточно вас самой, моя красавица.
— Лиа! — воскликнула Кимберли за ее спиной. — Ты пришла. А Уэсли?..
— Прости нас, — попросила Лиа, обращаясь к Джастину, и увлекла Ким в угол.
— Ты видела Уэсли? Что он сказал? Он действительно рассердился?
— Кимберли, ты пила спиртное? — спросила Лиа, растягивая слова и принюхиваясь.
— Совсем немного. Такой пустяк, даже говорить не о чем. Отец Джастина готовит замечательный напиток, и мне хватило одного глотка, чтобы я успокоилась. Я так волновалась, а Джон почти не разговаривает со мной. Тебе не кажется, что Джастин сегодня выглядит красивым? Но и остальные мужчины тоже. Все мужчины выглядят замечательно, кроме моего мужа.
— Кимберли, прошу тебя, немедленно съешь что-нибудь и, ради Бога, помолчи!
Лиа решительно увлекла Ким к столам.
— Лиа! — позвала Линнет Макалистер, глядя на Лию так, как будто видит привидение. — Я думала, что вы не придете.
— Какое красивое платье, — сказала Агнес Эмерсон. — Это портрет вашей матери? — спросила она, показывая на надетую Лией брошь.
— Это подарок одной подруги. Можно мне взять еды для Ким? А кто-нибудь пусть присмотрит, чтобы она все съела. Мне нужно сказать Доллу Старку несколько слов.
Агнес бросила всего один взгляд на Ким и сразу все поняла.
— Надеюсь, вы скажете Доллу несколько слов и от моего имени, — крикнула она вслед Лие.
Долл сидел на своем привычном месте перед камином, только сейчас его стул был повернут так, что он сидел лицом к танцующим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...