ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что ты замыслил? — поспешно спросила она, чтобы скрыть смущение.
— По правде говоря, Лиа, я боюсь сказать тебе правду. Если я расскажу, что собираюсь делать, тебе придет в голову, что для меня это слишком опасно, и ты совершишь нечто такое, что приведет к обратному результату. Конечно, я мог бы рассказать тебе нечто противоположное моим замыслам, и тогда ты совершенно случайно помогла бы мне.
— Да как ты!.. — резко выкрикнула она, поднимаясь с земли.
Уэсли схватил ее за бедро и привлек к себе; его губы приблизились к ее лицу:
— Как же ты могла наговорить мне столько мерзостей прошлой ночью, если в действительности считаешь, что я хороший и добрый?
— А почему ты веришь только хорошим вещам, которые я о тебе сказала, а не плохим? Разве ты когда-нибудь слушал меня?
Выпустив ее из объятий, он опять заглянул в мешок с припасами.
— Нет, не очень слушал. Правду говоря, Лиа, я тебя плохо понимаю. Ты вечно прыгаешь или бросаешься мне в руки, а потом говоришь всякие мерзкие слова. Мне кажется, если бы ты действительно не любила меня, то не раздевалась бы передо мной так часто.
Лиа смешалась и не нашлась, что сказать. Она опять медленно опустилась на землю.
— Что ты задумал насчет Ревиса? — прошептала она.
— Я хочу, чтобы он взбесился, — спокойно ответил Уэсли.
— И ты используешь меня, чтобы довести его до бешенства?
— Сначала я так и задумал, но сейчас это сделать очень трудно, потому что ты постоянно противишься мне. Я опасаюсь открытого столкновения с Ревисом. Ведь если я попрошу тебя спрятаться за моей спиной, ты бросишься между нами, говоря какие-то глупости, скажем, «сначала вам придется меня застрелить». От этих мыслей, Лиа, у меня начинаются кошмары. Пожалуй, скажи я «Лиа, встань между нами», ты спрячешься за моей спиной. Но не уверен, что и это у меня получится. Господи, ты умеешь создавать трудности.
— И в чем же ты изменил свои планы? — робко спросила она.
— Мне пришлось хранить спокойствие. Я боюсь заставить Ревиса разговориться, не зная, что ты можешь совершить. Раза два Бад и Кал пытались увести тебя, но ты продолжаешь держаться либо около Ревиса, либо около меня, будто должна защитить нас обоих. А может быть, ты хочешь защитить меня от Ревиса, думая, что он способен постоять за себя, а я — нет?
— Я не хочу так сказать… — заговорила Лиа. — Я действительно совершала ужасные глупости?
— Хуже того. Тебе когда-либо приходилось слышать слово «повиноваться»? Может быть, ты решила, что оно означает «поступай иначе»?
Подняв на него глаза, она увидела, как Уэс улыбается.
— Может быть, я еще способна правильно понять его смысл?
— Бад и Кэл так и сказали, только мне кажется, будто у тебя голова из железа. А я меньше всего хочу рисковать твоей красивой головкой.
— Выходит, я поломала твои планы и не дала тебе выяснить, кто этот Танцор? И я, видимо, могла бы поставить твою жизнь под угрозу, не дав тебе возможности защититься?
— Дело обстоит примерно так. — Он принялся за кусок пирога с персиками. — Зато благодаря тебе последние несколько дней прошли занятно. Ты плеснула мне в лицо тесто, ты голой ныряла в мою ванну, ты кричала на меня с таким бешенством, что все интересные части твоего тела пришли в движение. Жаль, у меня нет времени как следует всем этим насладиться, не забивая себе голову мыслями о Ревисе.
Она отвернулась, чтобы скрыть свое пылающее лицо.
— Что же ты теперь собираешься делать?
— Я над этим раздумываю. Я пробовал уговорить юношей унести тебя, но они признались, что стоит только тебе сказать им про пирог с земляникой, и они все сделают по-твоему.
— А если я поклянусь слушаться тебя? Это подействует? — Она рассмеялась.
— Ты поклялась перед пастором подчинятся мне, но эти слова вошли тебе в одно ухо и вылетели в другое.
— Но это очень важно!
— А разве не важно быть моей женой? — бросил он. Лиа не собиралась отвечать на это. Очевидно, скажи она, что их брака не желал сам Уэсли, он не станет ее слушать. А может быть, он вывернется и добьется от нее каких-то добрых слов или же будет просто следить за тем, как прыгают ее «интересные» части тела.
— Я обещаю слушаться и подчиняться. Если твой план хорошо продуман, — согласилась она.
— Этого мало, — ответил Уэсли, облизывая пальцы. — Я требую безусловного подчинения, никак не меньше. Мне все равно, считаешь ли ты мой замысел глупым, опасным или каким-то еще. Либо ты согласишься повиноваться, либо я оставлю тебя в лесу, привязав к дереву.
— Ты не сможешь, — засмеялась Лиа.
— По пробуй проверить. — Глаза его были серьезны.
— Не хочу, — ответила она, волнуясь. — Клянусь повиноваться тебе. Теперь ты мне все скажешь?
Все же Уэсли не очень хотелось раскрывать ей свои планы, и Лиа поняла, что он хотел одного чтобы его убедили при помощи поцелуев. Хотя предыдущей ночью Лиа полностью подчинилась ему, она была с ним робка. Он как бы и был, и не был ее мужем. Уэсли принадлежал ей только до тех пор, пока они скрывались в лесах.
Он пересказал ей свой замысел, и Лиа удивилась. Уэсли обратился к Джастину, Оливеру Старку и Джону Хэммонду с просьбой о помощи. Им предстояло загрузить ценные товары в два фургона Уэсли, и Ре-вис должен был их ограбить.
— Ты будешь красть то, что уже принадлежит тебе, — сказала Лиа.
— Лучше так, чем обокрасть невинную жертву. Надеюсь, когда Ревис поверит, что я настоящий вор, он станет больше доверять мне.
— Уэсли, — попросила она, освободившись из его рук, — а откуда ты знаешь, что у Танцора есть дочь, и как ты узнал про его дом?
— Я этого не знал, а просто догадался. Ревис привык думать, будто женщины его обожают, поэтому я и сыграл на его тщеславии.
— А не слишком ли это было опасно? Что если он тоже тебя проверял?
— У него нет причины меня подозревать, и за ним постоянно следят Бад или Кэл, так что он не мог связаться с Танцором. А теперь перестань беспокоиться и поцелуй меня еще раз.
Позже, когда Лиа раскатывала тесто для пирога, она вспоминала разговор с Уэсом. Как бы он ни хвастался, назавтра ему все же может понадобится помощь. Но как уговорить Уэса, чтобы он взял ее с собой?
Ее затруднения разрешил Ревис. За ужином он сказал, что Лиа поедет с ними, иначе нападения не будет.
— И что мы будем делать с этой чертовой женщиной? — взорвался Уэсли.
— Я ей не доверяю и не оставлю здесь без присмотра. Она слишком часто шныряет здесь по лесу.
— Ну и что? Отпусти ее. Может быть, в фургонах будут еще женщины, и ты сможешь выбрать одну из них. Не сомневаюсь, что одной из них ты приглянешься больше, чем вот этой.
— Поэтому я ее и добиваюсь, — ответил Ревис, глядя на напрягшуюся спину Лии. — Или она пойдет с нами, или нападения не будет.
Не успел Уэсли произнести и слово, как Лиа встала между ними.
— Для всех меня уже объявили воровкой, поэтому я могу пойти с вами и на этот раз. Заодно, может быть, найду себе новое платье.
Эйб посмотрел на нее, разинув рот, Бад и Кэл продолжали есть, а Уэс даже на нее не взглянул. Тем временем Ревис разглядывал ее сквозь дым сигары.
В эту ночь, когда Лиа выносила ведро с грязной водой, Уэс подхватил ее за талию и увлек в тень.
— Завтра следи за мной. Я буду показывать тебе, где ты должна будешь встать. И не вздумай слезать с лошади. Стрельбы быть не должно, но если начнут стрелять, пусть даже если кто-то случайно уронит свое ружье, гони лошадь прямо на восток, и как можно быстрее. Лиа, ты меня слушаешь? — Неожиданно он обнял Лию и прижал ее голову к своему плечу. — Я только хочу, чтобы ты вела себя разумнее, чем всегда. И прошу тебя, не храбрись. Ни при каких обстоятельствах ты не должна совершать благородные поступки. Не пытайся спасать чью-либо жизнь, не пробуй возглавить нападение бандитов на фургоны и не совершай глупости, что тебе свойственно. Не слезай с лошади, держись спокойно и, если возникнет опасность, сразу уезжай. Ты меня понимаешь? Будешь мне подчиняться?
— Полностью. Я никого не поставлю под угрозу.
— И вот еще что: у меня есть еще один план. Когда по пути назад мы окажемся в лесу, ты должна быстро повернуть лошадь и ускакать. Тс-тс-тс, продолжал он, прижав палец к ее губам. — Все подготовлено. Я не сказал тебе этого раньше, пока не был уверен, захочет ли Ревис, чтобы ты поехала с нами. Джастин о тебе позаботится и поможет добраться в Суитбрайара.
— Но если ты за мной не погонишься, Ревис поймет, что тебе и нужно, чтобы я сбежала.
— Это моя забота, не думай об этом, — отрезал он. — Я только хочу, чтобы ты повиновалась. Итак, что ты будешь делать?
Она спокойно повторила его распоряжения.
— Ты защитишь Вериги? И прошу, не позволяй Ревису ее обижать.
— Если ты будешь мне подчиняться, я позабочусь о Вериги, даже если мне и придется затащить ее в свою постель.
— Надеюсь, такие решительные поступки не понадобятся. — Лиа рассердилась.
— Похоже, я могу рассчитывать только на этот приступ ревности. Поцелуй меня, ступай в дом и ложись спать.
— Да, — прошептала она. — Да.
Глава 23
Утро настало быстрее, чем хотелось Лие. Всю ночь она вздрагивала и металась, предвидя, что не все пойдет по плану. В глубине души она чувствовала, что сегодня случится нечто ужасное.
Глаза ее опухли. Она уложила в дорогу мешки с хлебом и сыром, и они отправились в путь под гору.
В хижине осталась одна Верити.
Из леса верхом на могучем чалом жеребце выехал Уэсли, а за ним на громадных вороных жеребцах скакали Бад и Кэл. Кони вставали на дыбы и сердито фыркали, но наездники легко осаживали их.
— Поскакали, — объявил Уэсли, когда Лиа села на спокойную гнедую кобылу.
Всю долгую дорогу сердце Лии бешено колотилось. Дважды она ловила на себе взгляд Ревиса, и вновь ее охватило предчувствие беды. Мужчина, способный убить, чтобы женщина, которой он добивается, не смогла бежать, не подчинится другому мужчине с такой легкостью. А Ревис почему-то очень спокойно отнесся к тому, что Уэсли влился в их шайку.
Когда они спустились к подножию горы и заметили фургоны, Лиа едва держалась в седле. Уэсли предупредил ее взглядом, и в ответ она коротко кивнула, показывая, что поняла, но больше он не обращал на нее внимания.
Ревис, Уэсли и Эйб впереди, Бад и Кэл по бокам, а Лиа сзади подскакали к фургонам. Они надели на лицо маски и направили оружие на возниц. Джастин слез с сиденья, а из второю фургона вылез Джон Хэммонд, и они медленно пошли, подняв руки. Ветер донес до нее слова Уэсли, приказавшего Оливеру Старку выгрузить вещи из фургона.
Происходящее во многом напоминало игру. Все актеры были Лие знакомы, но некоторые из них делали вид, что не знают друг друга. Они совершали нереальные поступки — носили маски, угрожали друг другу. Может быть, эта игра и должна была ее развлечь, но с каждой минутой ее сердце билось все быстрее.
Что не так? Что не так? Ревис тихо засвистел, повернувшись к Лие, и когда она обернулась, он жестом приказал ей подъехать к нему. Лиа намеренно не взглянула на Уэса. Он мог запретить ей подчиниться Ревису, и ей не хотелось, чтобы Ревис обрушился на него.
Когда она направила лошадь вперед, ее внимание привлек со стороны леса яркий отблеск света от какого-то предмета. Сначала она не придала этому значения, но, остановившись возле Ревиса, опустила глаза на Джастина и поняла, что это солнце отсвечивало от ствола ружья.
«Вам это не сойдет с рук», — убедительно внушал Джастин.
Лиа едва сознавала, что происходит вокруг. Она подумала, не прячутся ли за деревьями другие вооруженные бандиты. Прислал ли их Уэсли, ничего ей о них не сказав, или это люди Ревиса? Уэсли отдавал распоряжения, Джон им повиновался, Джастин спорил, а Лиа пыталась собраться с мыслями. Украдкой она коснулась бока лошади стременем, и лошадь дернулась. Делая вид, что она пытается удержать кобылу, Лиа глазами ощупывала деревья. На лицах Уэсли и Джастина было озабоченное выражение, но Ревис, не моргая, следил за ней орлиным взглядом. Он проследил за ее взглядом.
«Это его люди, — подумала Лиа. Эти люди подчиняются Ревису».
— Тихо, девочка, — попросила Лиа, похлопывая лошадь по шее, и наклонилась вперед, чтобы поправить стремя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...