ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— В семье Симмонс не все продажные девки! — закричала она изо всех сил.
Она сдержала слезы. Уже давно ей было известно, что плакать бесполезно. Лиа направилась туда, где, как ей казалось, находился их дом. Все ее тело болело, и шла она медленно, понимая, что прийти до рассвета не успеет и что дома ее опять ждут побои. От ощущения утраченной мечты ноги ее едва двигались, и еще больше, чем раньше, она страшилась будущего.
Глава 2

Март 1804 года
Стоявшая в Уайтфилде церковь, высокая, с колокольней, была необычайно красива: стены ее были покрыты белой штукатуркой, сквозь арочные окна струилось солнце. Кафедра пастора находилась высоко над головами прихожан, к ней вела лестница из орехового дерева, украшенная резьбой. На жестких скамьях, огороженных стенами с панелями, сидели прихожане.
Уэсли Стэнфорд сидел рядом со своей будущей женой, слегка касаясь пальцами ее руки, скрытой складками платья из розового шелка. Кимберли Шоу, высоко подняв голову, почтительно смотрела на пастора. Она была красива — с пухлыми щеками, с большими голубыми глазами и нежным изящно очерченным ртом. Время от времени она посматривала на Уэсли, улыбалась, и на ее щеке появлялась ямочка.
Рядом с ней сидел ее брат Стивен Шоу — высокий и крупный, он был похож на Кимберли: светловолосый, красивый, с ямкой на подбородке.
Рядом со Стивеном сидели две пары: Клей и Николь Армстронг, а за ними — Тревис и Риган Стэнфорд. Могучий Тревис все время ерзал по скамье, он откровенно спешил домой, а его красавица жена так же откровенно бросала на него убийственные взгляды. Но Тревис не обращал на них внимания. Клей, напротив, сидел совершенно неподвижно и только изредка поглядывал на свою миниатюрную темноволосую жену, как будто желая убедиться, что она находится рядом.
Пальцы Уэсли сжали запястье Ким. Он думал обо всех делах, которые ему предстояло закончить до того, как спустя две недели они уедут в Кентукки. В воскресенье они поженятся, проведут ночь — прекрасную ночь! — на плантации Стэнфордов и в понедельник рано утром отправятся в дорогу. В новом штате их ждал купленный Уэсом участок земли, на котором были выстроены новый дом и сарай, а за скотом присматривал сосед. Впервые в жизни Уэс будет жить там, где о нем смогут судить по его собственным делам и станут воспринимать не только как брата Тревиса Стэнфорда.
Пока Уэс размышлял об этой идиллической картине, боковая дверь церкви с треском распахнулась. Преподобный Смит прервал свою монотонную речь, посмотрел туда, откуда раздался шум, и увидел нечто такое, отчего потерял дар речи.
Старый безумец Илия Симмонс с покрасневшим от ярости лицом тащил за собой девушку, должно быть, одну из своих дочерей, со связанными веревкой руками. Из-за опухшего и искаженного лица узнать ее было невозможно.
— Грешники! — проревел старик. — Сидите в обители Господней, но все равно остаетесь грешниками и прелюбодеями!
Он толкнул девушку с такой силой, что та споткнулась и упала на колени. Когда Илия поднял ее, рванув за волосы, стало видно, что она беременна. На ее худеньком теле выделялся круглый плотный живот.
— Тревис! — воскликнула Риган с мольбой, но Тревис уже вскочил, чтобы помешать старику.
Илия вынул из кармана куртки пистолет и поднес его к голове девушки:
— Эта шлюха-прелюбодейка недостойна жить.
— В обители Господа! — гневно вскрикнул преподобный Смит.
Волоча девушку, Илия поднимался вверх по лестнице, ведущей к кафедре пастора.
— Смотрите на нее! — завопил он, оттянув ее плечи назад так, чтобы живот был лучше виден. — Что за грешник сотворил это?
Преподобный направился было к нему, но тот вдавил пистолет в висок девушки. Она была чуть жива, один глаз ее заплыл, а второй безжизненно смотрел вниз.
Обогнув скамью, Тревис медленно двинулся к старику.
— Послушай, Илия, — заговорил он спокойно. — Мы узнаем, кто это сотворил, и заставим его на ней жениться.
— Дьявол сотворил это! — завизжал старик, дернув головой. Все сидевшие в церкви ахнули в один голос.
— Нет, — спокойно ответил Тревис, медленно продвигаясь вперед. — Это совершил человек, и ему придется жениться на ней. А теперь отдай мне пистолет.
— Никакой не человек! — отозвался Илия. — Я глаз с нее не спускал; я следил за ней день и ночь; я старался вбить в ее голову добропорядочные мысли, а эта девка… — Он помолчал и заломил руку девушки за спину. — Двенадцатого сентября ее всю ночь не было дома. Тринадцатого сентября я попытался вколотить в нее стыд, но она рождена в грехе и умрет в грехе.
С каждой секундой лицо Уэсли бледнело — он понимал, что весь его мир рушится. Он знал, что эта девушка — Лиа, та, с которой он провел лишь час и чью девственную кровь на следующее утро обнаружил на своем плаще. Он не сомневался, что ребенок — от него. Если сейчас он объявит об этом, возможно, ему и не придется жениться на ней; однако он не был уверен, что Кимберли сможет простить ему это одно-единственное прегрешение. Но если сейчас он промолчит, эта Лиа лишится жизни.
Он поднялся.
— Не вмешивайся, Уэс, — бросил ему Тревис. Уэсли посмотрел на старика Илию.
— Я отец ребенка, — твердо произнес он. На секунду в церкви наступила тишина. Ее нарушил похожий на рыдание вздох Кимберли.
— Забирай эту грешницу! — проскрипел Илия и столкнул девушку с лестницы.
Уэсли и Тревис одновременно бросились вперед:
Уэс подхватил падавшую Лию на руки, а Тревис вырвал пистолет из руки старика.
Все вдруг задвигались — прихожане в смятении заторопились к выходу, Стивен обнял Ким, которая гордо подняла голову, причем в глазах ее не было ни слезинки, а Клей, Николь, преподобный Смит, Тревис и Илия направились за Уэсом в ризницу.
Придерживая юбки, Риган сквозь боковую дверь бросилась в дом священника, где попросила немедленно принести в ризницу горячей воды и чистую одежду. Когда она вернулась, в церкви царила полная сумятица. Девушка без сознания лежала на диване, веревку на ее руках разрезали, а Николь стояла рядом с ней на коленях. Клей встал позади Илии, который нехотя сел на стул. Преподобный Смит испуганно замер в углу. А в середине комнаты Тревис и Уэсли ревели друг на друга подобно взбешенным быкам.
— Уж ты мог бы держаться подальше от девственниц! И при всех… — закричал Тревис.
— Эта сука сама набросилась на меня, — отозвался Уэсли. — Откуда я мог знать, что это — не ее занятие? Я ей даже заплатил.
— Дурень! Зачем тебе понадобилось корчить из себя святого и при всех объявлять, что ребенок — от тебя? Я бы с этим делом разобрался.
— Как ты разбираешься со всеми делами в моей жизни, Тревис! — закричал Уэсли, сжимая кулаки.
Принесли воду. Служанка пастора, глаза которой расширились от ужаса, ушла. Риган опустилась на колени рядом с Николь. Не обращая внимания на братьев, стоявших посреди комнаты, они начали осторожно умывать девушку.
— Как ты думаешь, Кимберли после этого все же примет Уэса? — спросила Риган с тайной надеждой.
— Возможно, — ответила Николь, и плечи Риган опустились.
— Не пойму, зачем она легла с Уэсли в постель, раз была девственницей. И почему после этого вернулась к старику? Ты же слышала про ее сестру?
— Слышала, — ответила Николь, а затем, подняв брови, посмотрела на Риган. — Ты что-то придумала.
Риган посмотрела на Николь невинным взором. — Посмотри-ка! — Она кивнула в сторону испуганного пастора. — Они напугали священника. Попроси Клея увести Уэса на улицу, а я попрошу Тревиса уйти. Я хочу поговорить с девушкой.
Риган пришлось протиснуться между мужем и его братом и несколько раз ударить Тревиса кулаками в грудь, чтобы привлечь его внимание.
— Замолчите! — потребовала она, обращаясь к Тревису. — Идите в другое место и кричите там.
— Если ты будешь учить меня, что делать… — начал было Тревис, но Клей схватил его за руку.
— Давай выйдем на улицу. Девушке нехорошо. — Он кивнул в сторону Лии, лежавшей на диване.
— Грешницы! Все женщины грешницы! — вскричал Илия. Клей схватил его за руку и вытащил на улицу вслед за Тревисом и Уэсли, которые опять начали ссориться. Преподобный на цыпочках вышел за ними на улицу.
— Вот так будет лучше, — со вздохом заключила Николь, когда в комнате наступила тишина. — Как ты можешь терпеть их обоих под одной крышей?
— Крыша у нас большая, — ответила Риган. — Но с годами они становятся только хуже. Нет! — сказала она, обращаясь к Лии, которая попыталась сесть. — Лежи спокойно.
— Прошу вас, — прошептала Лиа опухшими, разбитыми губами. — Пока его нет, мне нужно уйти.
— Ты не можешь уйти, да и вряд ли вообще идти сможешь. А теперь лежи спокойно, — распорядилась Николь.
— Пожалуй, мы увезем ее к себе домой и покормим, — сказала Риган, добавив про себя: «И помоем».
— Нет, — отозвалась Лиа. — Не хочу причинять горе Уэсли. Пусть женится на своей Кимберли. Жаль, что так получилось с ребенком.
Николь и Риган удивленно взглянули друг на Друга.
— Ты давно знаешь Уэсли? — спросила Риган.
— Всю жизнь, — прошептала Лиа, откинувшись на подушки. Оставшимся невредимым глазом она видела двух женщин, подобных ангелам — необыкновенно красивых, с мягкими темными волосами и в платьях из ткани, сотканной богами. — Мне нужно уйти.
Риган осторожно уложила ее и приложила к опухшему лицу кусок влажной ткани.
— Ты знаешь Уэсли всю жизнь, но только один раз легла с ним в постель?
На губах Лии появилось подобие улыбки:
— Я только два раза видела его. — И с этими словами она погрузилась то ли в сон, то ли в полузабытье. Риган опять опустилась на колени:
— Хотела бы я услышать эту историю до конца. Ну что мог Уэсли делать с таким ребенком, коль скоро ему было положено хранить верность ее королевскому высочеству Кимберли?
— Ее королевскому… — Николь улыбнулась. — Надеюсь, Риган, ты не называла ее так при Уэсли?
— Нет, но однажды так сказала при Тревисе. Глупые мужчины! Они оба считают ее верхом женственности. Знаешь, я бы даже предпочла, чтобы Уэс женился на… ней, — она показала на покрытое синяками тело Лии, — а не на милой, прелестной мисс Шоу.
Не успела Николь ответить, как дверь распахнулась и вбежала Бесс Симмонс, сестра Лии.
— Я убью его! — закричала она и, упав на колени, схватила безжизненную руку сестры. — Она жива? Я убью его!
— Она жива, а кого из них вы хотите убить? Ее отца или Уэсли? — спросила Риган, подойдя к Бесс.
Бесс вытерла слезы:
— Старика. Лиа сама добивалась этого от мистера Стэнфорда.
— Вот как? — с интересом спросила Риган и помогла Бесс подняться на ноги. — Значит, Лиа действительно сама набросилась на Уэсли?
— Ну да. Глупышка, — она ласково посмотрела на спящую девушку. — Ради мистера Стэнфорда она была готова на все.
Николь и Риган усадили Бесс на стул.
— Ну-ка рассказывайте, — попросили они. Бесс потребовалось всего несколько минут, чтобы рассказать всю эту историю.
— Так это Лиа помогла Клею найти меня на острове, — задумчиво произнесла Николь.
— И все эти годы она любила Уэсли? — спросила Риган.
— Не было это настоящей любовью, — ответила Бесс, — потому как все эти годы она с ним не встречалась, но Лие вечно мерещилось, что она его любит.
— Больше, чем Кимберли, — прошептала Риган.
— Риган… — предупредила ее Николь. — Мне твои мысли не нравятся.
— Бесс, так хорошо, что вы пришли, — сердечно произнесла Риган и взяла ее за руку. — Клянусь, что о Лие позаботятся должным образом. — И ловко выпроводила Бесс на улицу.
С сияющими глазами она прислонилась к закрытой двери.
— Эта девушка спасла тебе жизнь и столько лет любила Уэсли.
— Риган, ты собираешься вмешаться? Эта история касается только Уэсли и Кимберли. Нам нужно забрать девушку домой, вылечить ее, дождаться рождения ребенка и, может быть, найти ей работу.
— А что будет с ребенком Уэсли? — с негодованием спросила Риган. — Мы хотим, чтобы его воспитали чужие?
— Может быть, Уэс и Ким его усыновят?.. — заговорила было Николь, но умолкла. — Пожалуй, говорить об этом преждевременно.
— Действительно, преждевременно — из-за милой, ласковой Кимберли. Вряд ли она сможет мириться с неудобствами, которые причиняют собственные дети, не говоря уже о чужих.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...