ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она повернулась к нему.
— Если я упаду в обморок ради тебя, ты подхватишь меня на руки и унесешь в свою постель?
Выражение лица Уэсли вознаградило ее за эту шутку. Он молча подошел к ней, взял ее на руки и крепко прижал к себе.
— Временами я сам удивляюсь тому, как сильно полюбил тебя, Лиа, — прошептал он. — Жаль только, что ты так часто кричишь на меня.
Первым побуждением Лии было вырваться из его рук. Ей хотелось увидеть его глаза — ведь он впервые сказал, что любит ее. Но вместо этого она прижалась к нему.
— Может, теперь, зная, что ты меня любишь, я не буду сердиться так часто.
Он подошел к лошади и опустил Лию в седло.
— Я уже не раз говорил тебе это. Теперь тебе пора запомнить мои слова.
Меньше всего Лие хотелось начинать новую ссору.
— Кажется, я почему-то этого ни разу не слышала. Ой, Уэс! — воскликнула она, когда он вскочил в седло позади нее. — Мне нужно взять накидку.
— Я заберу ее завтра, когда приеду за твоей лошадью.
— Ради Бога, нет! Клей заплатил за нее целое состояние. Ее привезли из-за океана. Я вернусь через минуту.
— Оставайся здесь, — попросил он, глядя на нее сверху вниз. — Я пойду сам. Лиа засмеялась.
— Не можешь оставить меня без присмотра?
— Что-то вроде этого, — ответил Уэс серьезно. Лиа спокойно стояла возле лавки и ждала возвращения мужа. Ей было нелегко думать о том, что она должна доверяться ему, но у него, видимо, была причина просить ее не ходить на танцы. Причина могла заключаться в том, что он ревновал. Это открытие доставило Лие радость. Если он действительно любит ее, понятно, он будет ревновать. Конечно же, ведь Лиа ревновала Уэса к Кимберли.
Внезапно она вспомнила, что видела на Коринне Старк накидку, очень похожую на свою. Уэсли сам ни за что не найдет нужную.
В ярко освещенной лавке все танцевали и смеялись. Ким стояла возле стены, опустив глаза, а рядом с ней стоял ее муж Джон.
Пока Лиа разглядывала зал, музыка смолкла, развеселившиеся танцоры остановились. И тут в относительной тишине раздался женский крик. Когда Лиа повернулась, то увидела, как незнакомая женщина показывала на нее пальцем.
— Эта брошь моей тети! — визжала женщина. — Вы ее украли!
— Нет, — прошептала она и в испуге поднесла руку к груди: кошмар повторился.
Уэс тут же оказался возле жены, защищая, обнял ее и вывел на улицу.
— Лиа, — прошептал он, когда они вышли из лавки. — Джастин отвезет тебя домой. Я останусь здесь и посмотрю, что смогу сделать. Ты меня поняла?
Оцепенев, Лиа кивнула, а тем временем Уэс поручил Джастину охранять ее.
— Береги ее, — попросил Уэс. — Как только смогу, я сразу дам вам знать. Но сейчас мне хочется раз и навсегда положить этому конец.
Он резко вскинул голову, когда на улицу вышли Кимберли и Джон. Ким тихо плакала.
— Вперед, уезжайте, — поторопил Уэс.
По пути домой на ферму Лиа была в прострации.
Только когда Джастин снял ее с лошади и повел в дом, она почувствовала озноб.
Джастин подвел ее к стулу и обнял.
— Родная, все будет хорошо. Уэсли выяснит, что происходит. Никто не поверит, что ты украла эту брошь.
Лиа не могла плакать, охваченная ужасом, и прижалась к Джастину.
— Лиа, откуда у тебя эта брошь? — спросил он, поглаживая ее руку. — Лиа! — позвал он, не слыша ответа. — Откуда у тебя это украшение?
— Ее дала мне Кимберли, — прошептала Лиа.
— Да будь она проклята, эта самовлюбленная сучка! — прорычал он, усадил Лию на стул и принялся расхаживать по комнате. — Могу допустить, что она , связана с грабителями. У нее принципы продажной девки. Прости меня, Лиа, но это так. Она продаст себя или любого другого, чтобы добиться своего. Думаешь, Джон понимает, на ком женился? Бедняга, он, должно быть, считал, что в ее изящном тельце живет женщина. Лиа! — Он опустился перед ней на колени. — Я попробую что-нибудь выяснить у нее. Может быть, вместе с Джоном я смогу внушить ей хоть немного разума. Уэс должен скоро вернуться, как только поговорит с той женщиной. Оливер сейчас в амбаре. Как думаешь, ты можешь остаться одна?
Лиа растерянно кивнула. Ей хотелось остаться одной. Ей не хотелось, чтобы кто-либо еще был свидетелем ее позора.
Он поцеловал ее в лоб.
— Оставайся дома и дождись Уэса. Обещаешь никуда не уходить?
Она опять кивнула, и Джастин ушел. Лиа не представляла себе, сколько времени просидела в комнате, потому что теперь все утратило смысл. Вдруг возникла мысль о том, что нужно вычистить камин. Солнце уже вставало, когда она с трудом поднялась со стула и принялась за грязную работу, убирая вокруг очага, пытаясь отчистить копоть внутри камина, насколько могла дотянуться.
Внезапно за ее спиной распахнулась дверь. Лиа, сохраняя полное равнодушие, медленно повернулась и увидела Ким. Ее глаза сияли, волосы рассыпались по плечам, а на муслиновом платье красовались пятна от травы.
— Лиа! — Еще не отдышавшись, крикнула Ким. — Как это было замечательно, просто чудесно! В жизни мне еще не было так хорошо. Что это ты делаешь? Лиа, посмотри на себя! Ты совершенно испортила свое чудесное платье.
Ким направилась к ней, но, приблизившись к Лие, отступила на шаг.
— Пожалуй, я не буду тебя касаться. Подожди, сними платье. А пока ты будешь умываться, я расскажу о самом замечательном вечере в моей жизни.
Кимберли принесла Лие холодной воды, чтобы та могла умыться. Дров не было, поэтому она не собиралась разжигать камин.
— Помой и уши, — скомандовала Ким, пока Лиа стояла в нижнем белье. — Как нелепо, что ты испортила свое платье. Ладно, хватит об этом. Лиа, — торжественно продолжала она:
— Мы с Джастином ночью занимались любовью.
Только сейчас смысл ее слов стал доходить до Лии. Она перестала умываться.
— Вы с Джастином?
— Правда, в это трудно поверить? Мне казалось, что с самой первой встречи Джастин меня ненавидит. Обычно мужчины не относятся ко мне с ненавистью, но Джастин вел себя именно так, и ночью он был просто в бешенстве. Но потом… Лиа, это было совершенно божественно.
— Ким, расскажи мне все с самого начала, — попросила Лиа. — Откуда у тебя брошь, которую ты мне подарила?
— Ах, вот ты о чем, — со вздохом ответила Ким. — Думаю, все началось задолго до этой ночи.
— У нас впереди целый день, — решительно ответила Лиа. — Ты будешь завтракать?
— Завтракать? Пожалуй. Хотя уже перевалило за полдень, но от любви просыпается аппетит.
Спустя некоторое время Лиа, умывшись и одевшись, принялась готовить.
— Начинай, — приказала она.
— Думаю, все началось со Стивена. Он говорил, что существуют два рода женщин: дамы, которым это не доставляет радости, и женщины, которым это доставляет радость.
— Ким, почему ты ничего не говоришь про брошь?
— Я расскажу, но все это связано воедино. Лиа, поклянись, что не возненавидишь меня, когда я все расскажу. Ты моя самая лучшая подруга, и некоторые из моих поступков…
— Клянусь, что не буду тебя ненавидеть, но только не тяни с рассказом.
— Как я уже сказала, Стивен внушил мне, что леди должны всегда достойно вести себя, поэтому когда мы с Уэсли полюбили друг друга — а я действительно любила его, — я никогда не позволяла ему слишком много целовать меня. Понимаешь, мне очень нравились поцелуи Уэсли, но я боялась показать, что мне это по вкусу, иначе он бы решил, что я не леди и не женился бы на мне. Лиа, иногда мне бывало так трудно оттолкнуть его. Уэсли так замечательно целует. Его поцелуи…
— Нельзя ли эту часть событий опустить?
— Пожалуй, можно. Лиа, эта часть событий мне не нравится. Когда Уэсли сказал мне, что останется твоим мужем, я ужасно рассердилась. Я просто пришла в ярость. Мне это казалось таким несправедливым, потому что я всегда сдерживалась и вела себя как леди, а вы с Уэсли по ночам украдкой уходили и относили съестные припасы; да, да, мне это было известно. А еще вы барахтались в луже. Ты вовсе не была дамой, но завоевала сердце мужчины. — Помолчав, она с мольбой посмотрела на Лию. — Я так рассердилась, что вонзила в лошадь шляпную булавку, и фургон скатился с холма. Я думала, что ты внутри. Господи, Лиа! — зарыдала она, спрятав лицо в ладони. — Я так ненавидела тебя, что готова была убить. Лиа обняла Ким за плечи.
— Мне понадобилось выйти из фургона, поэтому я и не пострадала. Может быть, на твоем месте я бы тоже так поступила. А теперь ешь яйца и рассказывай, что случилось потом.
— Джон Хэммонд видел, как я вонзила булавку в круп лошади, и когда я упала в обморок — а я в первый и последний раз в жизни по-настоящему потеряла сознание, — он пообещал, что никому об этом не скажет. Но позже… — Она отпила большой глоток молока. — Лиа, это действительно ужасный человек. Он пообещал рассказать всем, что я сделала, если я не выйду за него замуж.
— Он тебя шантажировал? — Поразившись, Лиа села за стол напротив Ким. — Но почему? Зачем ему нужно было принуждать тебя к замужеству? Он должен был понимать, что ты возненавидишь его.
— Я много раз думала об этом. Мне было не по душе то, что он меня вынудил стать его женой. И я всеми силами пыталась добиться, чтобы он об этом пожалел. — Глядя на кусок намазанного маслом хлеба, она улыбнулась. — Лиа, хочешь узнать один секрет? Я умею готовить. Я ни разу не сказала об этом Уэсли, потому что Стивен говорил, что настоящая леди не готовит, а когда мы ехали сюда, тебе, по-моему, всегда хотелось самой выполнять всю работу.
— Из-за меня ты ощущала свою никчемность? — тихо спросила Лиа.
— Вероятно, рядом с тобой и полдюжины человек решат, что они бесполезны, но так или иначе: чтобы досадить Джону, я отказывалась вообще что-либо делать. По ночам он вел себя… весьма неприятно, и я, в сущности, ничего не знала о том, как занимаются любовью, пока Джастин…
— Так что с этой брошью? Разве это менее важно, чем Джастин?
— Ах, да. Жизнь в доме Джона была тоскливой, он целыми днями пропадал, а поскольку я вообще отказывалась заниматься делами, мне нужно было чем-либо занять себя. Ну а у Джона есть кабинет, который всегда заперт. И сразу после нашей свадьбы он сказал, чтобы я никогда-никогда, ни за что не заходила туда.
— И ты, конечно, пошла туда, — с улыбкой добавила Лиа.
— Я ходила каждый день. Для меня это не имело значения, мне было все равно, застанет он меня там или нет, потому что я уже поклялась быть с ним до конца жизни, так что же могло со мной случиться хуже этого? Мне пришлось немного поискать, но я нашла ключ и каждый день обыскивала комнату, а ключ потом возвращала на место.
— Что же ты искала?
— То, что было у него спрятано и что он не хотел мне показать. Я не могла ничего найти до тех пор, пока не обнаружила его потайную комнату.
— Потайную?
— За шкафом с книгами. Мне удалось его отодвинуть. Так вот, в комнате спрятаны разные хорошенькие вещицы: украшения, красивые коробочки и кое-какие, книги. Я ужасно рассердилась, решив, что он прячет их, чтобы не делиться с женой.
— Ты так решила, а теперь думаешь иначе?
— Лиа, я не могла надеть эти драгоценности, но решила, что их сможет надеть кто-либо другой. Джон не стал бы кричать на посторонних так, как кричал и;', меня. К тому же ты так ловко умеешь давать отпор мужчинам. Ты все время командуешь Уэсли. Лиа, я никогда не могла понять, почему так. Ты говорила ему ужасные вещи, а я всегда держалась с ним ласково, и все же ему захотелось остаться с тобой.
— Так что с этой брошью? — повторила Лиа.
— Я решила, что на миниатюре одна из родственниц Джона, и мне показалось, что она будет красиво смотреться на твоем зеленом платье, и так оно и было, пока ты его не испортила, копаясь в саже. Ну хорошо! — Она запнулась, видя, как глаза Лии сузились. — А потом та глупая женщина стала кричать, что ты украла брошь Джона. Джон схватил меня за руку, наговорил грубостей и увел с танцев. Лиа, я так испугалась.
— Что было потом?
— По пути домой Джон со мной не разговаривал, а дома запер в кабинете, и я услышала, как он куда-то ускакал. — В глазах Ким появилось мечтательное выражение. — И тогда Джастин пришел спасти меня.
— Спасти? — переспросила Лиа. — А разве он на тебя не сердился?
— Да, Господи, конечно. Он был в ярости!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...