ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты небось едешь с ними, так что получше нас знаешь их привычки. С такой, как у тебя, головой ты могла бы придумывать для нас разные штучки.
— Придумывать? — прошептала Лиа. Смысл его слов начал доходить до нее. Разумеется, она слышала про шайку грабителей, нападавших на переселенцев, которые направлялись на запад. Но еще ни разу на караван Стэнфордов не нападали. — Так ты один из грабителей? И ты собираешься стать важной персоной благодаря воровству?
— Я не собираюсь всю жизнь воровать, — добродетельным тоном сообщил Эйб. — Я откладываю деньги, чтобы купить лавчонку, — вернее, начну откладывать, как только расплачусь с некоторыми долгами.
— Ты, конечно, проигрался, — догадалась она. — И думаешь, что я способна войти в вашу мерзкую воровскую шайку?
— Не смей обзывать меня, стерва. Мать с папашей знают, что ты укрылась с одним из Стэнфордов?
— Так вот знай: отец и мать умерли, и я уже сказала тебе, что я — жена Уэсли Стэнфорда.
— Ну да, а наш Бад умеет летать. Эй! А чего же вы спали порознь, раз ты его жена? Лиа опустила голову.
— Это долгая история.
— Стэнфорд может жениться на Симмонс только в одном случае. Ты от него понесла? Только Стэнфорды смогли решить, что породнятся с потаскухой… — Он помолчал. — Так вот, слушай, Лиа, муж он тебе или не муж, но ты ему не нужна. Разумный человек, даже мой Бад, смог бы это понять. Чего же он держит тебя в лесу и прячется с тобой?
Слова Эйба сразу напомнили Лие ее собственные сомнения.
— Мне пора уходить, скоро рассветет, — прошептала она. — Уэс меня хватится.
— Не хватится. Он с радостью избавится от Симмонс, даже будь она ему женой. Иди со мной, Лиа. Будь с нами, и ты разбогатеешь.
— Разбогатею! — резко бросила она. — Разбогатею, воруя чужое? Эти переселенцы всю жизнь проработали, чтобы заработать то, что имеют, а ты решил, что я помогу тебе отнять у них нажитое? Мне тошно от тебя! Даже хуже, чем тошно! Не знаю, заслуживает ли право на жизнь такая дрянь, как ты!
— Да как ты… — крикнул он и кинулся к ней. Но Бад молча шагнул к нему, и Эйб остановился. Лиа удивилась, и хотя ее сердце колотилось от ужаса, она вдруг осмелела и взяла великана за руку.
— Бад, — с трудом выговорила она. — Проводи меня к мужу. Я не помню дорогу назад. — Тот бесшумно скользнул в лесную тьму. — И больше не смей беспокоить меня, иначе Уэсли заставит тебя пожалеть об этом, — сказала она и устремилась вслед за Бадом.
Она скользнула в свою постель буквально за несколько минут до того, как проснулся Уэсли. Она всеми силами скрывала от него свое беспокойство, но от каждого звука вздрагивала. Заметив это, Уэсли сказал, что ей нечего бояться.
— Настоящая-то опасность исходит от людей, заметил он, разглядывая ее. — Возьми хотя бы тех двух, что приходили ночью.
— А что? — Поначалу она заговорила нервно, но потом стала успокаиваться:
— Они ведь опасности не представляли?
— Может быть, тебе это лучше знать.
— Мне? Что я могу знать о них? Он немного помолчал.
— Просто я подумал, что женщины лучше разбираются в таких вещах. Некоторые говорят, что они чувствуют, хороший перед ними человек или плохой.
Лиа попеняла себе за свою резкость. Он не знал, что ночной посетитель приходился ей братом. Он не знал, что она украдкой встречалась с ним. Но по ее поведению, в котором ощущалось терзавшее ее чувство вины, он поймет — происходит что-то неладное.
— Только у богатых женщин есть время гадать о душе человека. Симмонсы, вроде меня, просто воспринимает людей такими, какие они есть, — бросила она сердито.
Уэсли собрался было возразить, но сдержался.
— Истинная правда, — пробурчал он. — Ну ладно, Симмонс-Стэнфорд, держись поближе ко мне.
И он быстро пошел между деревьями, а Лиа осталась на месте.
— Дьявол, дьявол, дьявол! — выкрикнула она и пошла вслед за ним.
Большую часть дня Уэс шел далеко впереди нее. Только временами вдали мелькала его одежда. Она следовала за ним, опустив голову, изо всех сил стараясь отогнать мысли об Эйбе. Не станет ли он мстить ей, раз она отказалась выполнить его просьбу?
Когда стало смеркаться, она принялась убеждать себя, что Эйб все же обладает родственными чувствами и не будет мстить. И все же Лиа внимательно вглядывалась в сумрак позади каждого дерева. В глубине души она опасалась, что ее похитят — это было бы в характере Эйба.
Раздался выстрел, эхом отразившийся от деревьев и холмов, и казалось, что он прозвучал одновременно со всех сторон.
— Уэсли! — вскрикнула Лиа, которой внутренний голос подсказывал, что стрелял Эйб. — Уэсли! — Закричав, она бросилась к нему.
Могучее тело Уэсли неподвижно лежало на земле, его голова и спина упирались в висевший на спине мешок. В груди его зияла большая глубокая рана.
— Уэсли! — задыхаясь, позвала Лиа и опустилась рядом с ним на колени. — Уэсли! Он не ответил и не шевельнулся.
— Он пока дышит, — раздался голос над ее головой. — Я целился так, чтобы не убить его.
— Ты! — изумилась Лиа и бросилась на брата. Защищаясь, он поднял руки:
— Я же говорил, что ты мне нужна, а раз у тебя нет семейных чувств, пришлось мне кое-что предпринять.
Лиа перестала колотить брата, говорившего явную бессмыслицу, и повернулась к Уэсли. Бад присел рядом с ним и ощупывал рану своими громадными пальцами.
— Он ведь жив, правда? — спросила она опять, опускаясь на колени.
Бад кивнул и достал нож.
— Нет! Нет! — закричала Лиа, обхватив его запястье обеими руками. — Прошу, не убивайте его. Я сделаю все, что вы захотите.
Бад бросил на нее жесткий взгляд, потом ножом отрезал кусок разорванной рубашки Уэсли.
— Эти ребята убить не способны, — брезгливо произнес Эйб, потирая те места, по которым била Лиа. — Бад займется Стэнфордом, а ты пойдешь со мной.
— Я его не брошу, — ответила Лиа. — Ты за это поплатишься, Эйб Симмонс. Если мой муж умрет…
— Да не умрет он. Я хороший стрелок, к тому же обдумывал этот план целый день. Я понял, что ты на все пойдешь, чтобы не потерять деньги Стэнфордов, потому и решил ранить его, чтобы ты согласилась мне помочь, пока он будет лечиться.
— Ах ты безмозглый!.. Да как ты посмел застрелить человека только ради того, чтобы тебе помогли осуществить твои преступные замыслы! Уэсли, ты слышишь меня?
Лиа заметила, что громадина Бад начал ощупывать ребра Уэсли. Она была благодарна ему за помощь, и глаза ее наполнились слезами гнева и безысходности.
— Слушай, пусть ребята за ним присмотрят. — Эйб схватил Лию за руку и рывком поднял ее на ноги. — Они ловко умеют врачевать. А нам с тобой надо поговорить.
— Я не буду с тобой разговаривать, если…
— Хочешь, чтобы я его прикончил? Вряд ли ты способна сейчас торговаться. Ты уже доказала, что семейных чувств у тебя нет, так что не знаю, с какой стати я должен думать о тебе.
— Ты всегда думал только о себе.
Эйб замер, злобно тараща на нее глаза.
— Скажи, когда захочешь меня выслушать.
— Ни за что. Я… — Услышав стон Уэсли, она повернулась к нему.
— Лиа, — прошептал он, едва открыв глаза. — Беги отсюда, спасайся.
Его голова упала на бок.
— Нет! — вскрикнула она. — Он ведь не?.. Она подняла глаза на Бада — тот покачал головой.
— Выбирай, детка, — заявил Эйб. — Поможешь мне, и тогда я помогу тебе вылечить твоего богатенького парня. А будешь упираться и ругать меня — я брошу его гнить здесь. И решай-ка побыстрее, а то, похоже, он истечет кровью.
Лиа задумалась только на секунду, потом решилась:
— Я помогу тебе, — прошептала она, положив руку на прохладный лоб Уэсли. — Что я должна делать?
Глава 16
Лиа посмотрела на спящего мужа. Теперь, когда его рана очистилась, она поняла, что дело обстоит не так плохо, как ей сначала показалось, хотя он и потерял много крови. Он лежал на довольно чистой кровати в старой хижине, спрятанной на склоне горы.
Она медленно поднялась и вынесла на улицу кастрюлю с грязной водой. За дверью в лучах раннего солнца вырисовывались оба юноши, Бад и Кэл, похожие на хранителей гор. Лиа была слишком озабочена из-за состояния Уэсли, поэтому не заметила, когда появился второй брат, но теперь их было двое — крупных, молчаливых, почти неотличимых друг от друга. Братья отнесли потерявшего сознание Уэсли в хижину и в пол ном молчании помогли ей обмыть и перевязать его.
— Он спит, — устало сказала она братьям, стоявшим по обе стороны двери. — Думаю, со временем он выздоровеет.
— Я же говорил, что все будет в порядке, — громко заявил возникший из-за угла Эйб, и она даже вздрогнула.
— Ты всегда так подкрадываешься к людям? — бросила Лиа, и глаза ее сверкнули.
— Такой нелюбезной сестры свет еще не видывал. Ты будешь со мной ладить, или мы подеремся из-за твоего богача?
В душе ее закипала ненависть при мысли о том, что придется помогать ему. Придется делать все, что он захочет, чтобы спасти Уэса, но как только тот выздоровеет, она уйдет от Эйба.
— Что тебе от меня нужно? — враждебно спросила она. Эйб буркнул что-то неразборчивое, однако решил не обращать внимание на ее тон.
— Тебе не придется делать слишком много, чтобы выручить члена твоей собственной семьи. От тебя требуется только немного пошевелить мозгами. А еще, может, еду готовить, — добавил он вполголоса.
Она резко подняла голову:
— Так вот в чем дело! Моя помощь должна заключаться не в том, чтобы помогать тебе в грабежах, а просто прислуживать тебе.
— Слушай, Лиа, — начал было он, но потом умолк и улыбнулся, обнажив гнилые зубы.
— Именно так. Нам другого и не надо. Пойдешь с нами и будешь готовить еду, убирать и делать прочую женскую работу. Тут ничего плохого нет, так? Нас ведь меньше, чем было детей у папаши.
Лиа почти испытала чувство облегчения. Ее коробила мысль об участии в подготовке планов грабежа, и хотя вести их хозяйство будет тяжело, она предпочла бы такую работу, а не преступные дела. Эйб не спускал с нее глаз.
— Ну как, легче стало? — спросил он с насмешливой снисходительностью. — Тебе придется только убирать, немного готовить, хота мои ребята едят много.
— А что я получу взамен?
— Тебе надо ухаживать за твоим богатым мужем. — Он опустил глаза. — Хотя Ревису, пожалуй, об этом лучше не говорить. Пусть это будет нашей тайной, добавил он, не обращая внимания на двух юных гигантов.
Лиа перевела глаза с Бада на Кэла, но их лица оставались непроницаемыми. Она спросила себя, насколько они умны, понимают ли, что Эйб просто унижает их.
— Кто это — Ревис?
— Мой партнер! — гордо объявил Эйб. — Мы с ним затеяли это вдвоем, и все дело — в наших руках.
— А что будет, когда Уэсли выздоровеет? Эйб ухмыльнулся:
— Я скажу Ревису, что работа тебе надоела и ты убежала. Такое уже не раз происходило. Мы, как бы это сказать, женщин утомляем.
— Ты подстрелил моего мужа, чтобы обзавестись новой кухаркой, — резко бросила она. — Разве нельзя было найти новую кухарку без того, чтобы увечить человека?
Сначала Эйб казался озадаченным, потом радостно улыбнулся:
— Мне хотелось, чтобы сестра была поблизости. Давненько я тебя не видел.
Лиа выхватила из поленницы длинное полено и бросилась к нему.
— Зашиби меня, Лиа, и тебе ни в жизнь не найти дорогу из леса, — то ли пригрозил, то ли взмолился он, закрывая лицо руками.
Полено замерло в нескольких сантиметрах от его головы.
— Ты — мерзкий грязный шантажист, — сказала она с отвращением, потом повернулась к Уэсу.
— От вас, ребята, никакого толку, — раздался за ее спиной голос Эйба. — Вот погодите: расскажу Ревису, как она при вас мне угрожала и чуть не убила меня. У Ревиса найдется, что сказать вам.
Перед тем как уйти с братом, Лиа не спеша уложила свои небогатые пожитки. Ей хотелось, чтобы Уэсли проснулся — тогда она сочинила бы что-нибудь и рассказала бы, куда уходит. Впрочем, пока она еще ничего не успела придумать. Но он крепко спал, медленно и глубоко дыша. На его лице застыла гримаса боли.
Присев рядом, Лиа коснулась его щеки. Сейчас она не могла вспомнить, почему в последние месяцы была зла на него. Зато вспомнилось, как девочкой влюбилась в него, как росла на мерзкой ферме… Но тут появился Эйб.
Только мысли об Уэсли позволили ей сохранить рассудок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...