ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Твоя кожа не должна касаться жесткой земли. Потрогай меня, моя красавица. — С этими словами он приподнял ее и опустил на себя.
Задыхаясь, Лиа стала двигаться на нем, все ее тело подчинилось изумительному ритму. Уэсли обхватил ее бедра своими могучими руками и помогал ей. Когда Лиа почувствовала, что достигла высшей точки наслаждения, она упала на Уэсли, обняла его за шею и прижалась к нему еще сильнее; от его мощных толчков ей казалось, что она тонет.
— Уэсли! — вскрикнула она, и ее тело, содрогаясь, приникло к телу мужчины.
Сжав Лию в своих могучих объятиях, Уэсли едва не раздавил ее.
Внезапно он сбросил ее с себя.
— Надо сказать, твоя песня изменилась. Ты уверена, что тебе лучше быть с мужем, чем с любовником? Глубоко вздохнув, Лиа откатилась в сторону.
— Ну почему мужчины так приятны, когда их естество напряжено, а все остальное время они ведут себя мерзко?
Уэсли возмущенно засмеялся:
— Куда ты уходишь? Опять к Ревису? А каков он, когда его мужское естество?.. — Он замолчал. Лиа резко повернулась, и поскольку зрелище ее прекрасного нагого тела было для него непривычным, он смотрел во все глаза.
— Я вовсе не бросаюсь в кровать с любым, кто меня об этом попросит, только из-за того, что я Симмонс, а ты благородный Стэнфорд. Если ты еще хоть раз скажешь, что я — подумать только! — спала с Ре-висом, я никогда больше не стану с тобой разговаривать и никогда не подпущу к себе. Тебе понятно?
Когда Лиа протянула руку к лежавшей на берегу одежде, он поднялся и схватил ее за плечо.
— Лиа, прости меня. Наверное, то, что случилось сегодня, просто взвинтило меня. Ребята потом рассказали мне, как ты избегала Ревиса. Но какого черта ты утром оттолкнула меня? Если бы Ревис увидел, что ты моя, он бы как следует подумал, стоит ли тебя домогаться. А теперь я не могу защитить тебя, во всяком случае, открыто. Твоя шуточка с выплеснутым на меня тестом дорого обошлась нам.
— Я так и знала, что ты не поймешь, — горько ответила она. — Я отринула Ревиса потому, что он вор, а у меня есть муж. Так на что бы было похоже, если бы появился ты, тоже вор, и я бы упала в твои объятия? Неужели у него не возникли бы подозрения?
— Но ведь я… — проговорил Уэсли.
— Что ты? — спросила она. — Мой муж? Но ведь мы не хотим, чтобы Ревис узнал об этом?
— Нет. Я хотел сказать, что я… я ведь гораздо красивее Ревиса, и было бы понятно, что ты пожелаешь меня, а не его.
— Боже мой, Уэсли! — воскликнула она и засмеялась.
— Ты так не думаешь? — Он возмутился.
— Да, думаю. — Продолжая смеяться, она обняла его. — Я искренне считаю, что ты красивее всех мужчин, которых мне приходилось видеть.
— Красивее Ревиса? — Он отстранился.
— Гораздо красивее.
— И моего брата Тревиса?
— Намного.
Он улыбнулся и принялся целовать ее. Как ей ни было трудно, она освободилась из его объятий.
— Мы больше не можем оставаться здесь. Ревис может спросить, где я. Если нас обоих не будет на месте, он что-то заподозрит.
— Я могу взять Ревиса на себя: скажу ему, что леди завоевал тот мужчина, кто лучше.
— Нет, — ответила она, лаская пальцами мышцы его груди. — Прошу, не делай этого. Ты его не знаешь. Это дурной человек. Он способен вонзить в тебя нож, когда ты будешь спать. Прошу тебя, — умоляла она.
Слегка нахмурившись, он погладил ее щеку.
— Что же случилось с тем котенком, который по пути сюда шипел и плевался в меня? Где та женщина, которая поклялась, что ничего не даст мне, кроме того, что я возьму сам?
Она оттолкнула его. Меньше всего ей хотелось сейчас говорить ему о своей любви. Когда они спустятся с горы (если это когда-либо произойдет) и Уэсли бросит ее, она должна сохранить остатки своей гордости. И когда он ее покинет, она сможет сказать ему, что ей все равно, что он доставил ей несколько часов плотской радости, а она только этого и хотела.
— Из вас двоих ты менее опасен. — Она вывернулась из его рук. — Останься я с Ревисом, я могла бы стать еще одной Вериги. К тому же ты говорил, что при помощи денег сможешь снять с меня обвинение в убийстве.
— И я нужен тебе только для этого? — тихо спросил он. — Я нужен тебе только ради денег?
Она сдержалась, не давая голосу задрожать. Может быть, ей следовало бы признаться, что она может упасть и умереть, если с ним что-то случиться?
— Мы поженились потому, что ты решил — так и должно быть. Я была почти без сознания. Мне хотелось расторгнуть наш брак, но ты отказался пойти мне навстречу. Поэтому в глазах закона мы по-прежнему соединены. И по этой причине, и потому, что тебя ранил мой брат, я и осталась с шайкой Ревиса, желая защитить тебя. Думаю, что когда все закончится, мой долг будет исполнен.
— Долг? — спросил он. — А как же быть с этим? — Его глаза скользнули по ее нагому телу.
— Нам, женщинам из семьи Симмонс, приятно схватиться с красивым мужчиной. — Она с вожделением улыбнулась. — Я не легла бы с Ревисом, потому что он из тех, кому, по-моему, нравится причинять боль другим.
— Боже мой, Лиа, какая же ты хладнокровная женщина! — Он отстранился. — Видимо, я должен быть благодарен, что ты не бросила меня истекать кровью, когда твой брат ранил меня.
Она молчала, потому что всеми силами сдерживала слезы. Как ей хотелось сказать, что она его любит, и услышать от него те же самые слова. Но если она произнесет их вслух, Уэсли, вероятно, только рассмеется и ответит, что женщина ее круга, естественно, полюбит человека, принадлежащего к его, высшему обществу. Нет, лучше сохранить если не сердце, то хотя бы гордость.
— Мне пора идти, — выговорила она, потом отвернулась и начала одеваться.
— Да, иди, — отозвался он и пошел прочь. И туг Лиа дала волю безмолвным слезам. Связывавшие их хрупкие нити теперь оборвались.
Глава 22
В ту ночь Лиа спала мало: немного поплакала, немного приголубила Вериги и вообще чувствовала себя несчастной. Она всем своим существом горевала, что когда-то встретила Уэсли Стэнфорда. Если бы она только послушала сестру, в ту самую ночь не выбежала бы за ним из таверны и не бросилась бы на него подобно изголодавшемуся зверю, сейчас она бы не оказалась в гнезде грабителей. И ей бы не пришлось расхаживать нагой, выставляя себя в глупом свете. И не пришлось бы проводить часы в крепких объятиях того, кого она любит.
— Проклятье! — произнесла она вслух, сбросила одеяло и отодвинулась от Вериги. — Пора вставать. Сегодня ты поможешь мне готовить еду.
Может быть, работа позволит Вериги снова обрести хотя бы немного собственного достоинства.
Пока она готовила завтрак, в хижину вошел Уэсли, но не сказал ей ни слова. Он держался отчужденно, атмосфера наполнилась холодом.
— Будете завтракать, мистер Армстронг? — спросила она.
— Из ваших рук еду не приму, — бросил Уэсли, и тут в хижину вошел Ревис.
Лиа заметила ухмылку на его смуглом лице и догадалась, что он старается вникнуть в то, что же означает поведение Уэса.
— Этот парень не такой умный, как ты, Ревис, — ровным тоном заявила Лиа и поставила на стол блюдо с грудинкой. — Он думал, что стоит ему только попросить, и он меня добьется. Но ему не нравится, когда ему говорят «нет». Завтрак готов.
За едой Лиа дважды замечала, как Ревис следит за Уэсли, и чтобы отвлечь его, склонилась над его плечом, расставляя тарелки на столе. Должно быть, Ревис не терпит, когда на его территорию вторгается кто-то чужой, и он возненавидит Уэса еще больше, если решит, что гость преуспевает там, где он ничего не добился.
— Армстронг, когда предстоит твое дельце? спросил Ревис.
— Завтра утром. К тому времени они будут в четырех милях отсюда, у подножья горы.
— А откуда ты знаешь, что они продвигаются именно с такой скоростью?
— Есть у меня такие возможности, — только и ответил Уэсли.
Позже, когда Лиа и Вериги убирали со стола, Эйб подошел к сестре.
— Что, влюбленные, поссорились? — прошипел он ей на ухо.
— Мы с Ревисом? — спросила она, сделав вид, что не поняла.
— Ты с этим малым Стэнфордом. Вы все утро метали друг в друга молнии.
— Я ни разу на него не взглянула, — возразила она.
— Не взглянула, зато он на тебя смотрел каждую минуту. Лиа, вы, два голубка, все испортите. Если вас обоих убьют, мне никогда не стать почтенным джентльменом. А Ревис убьет вас обоих, узнав, что вы водите его за нос.
— Что Уэсли пообещал тебе в обмен на помощь?
— Не твое дело. У нас с ним заключена сделка. Как только он все разузнает про Танцора, мы уйдем отсюда. Конечно, если ты останешься с ним. Лиа, ты должна быть аккуратнее. Тебе в жизни не заполучить другого такого мужа.
— А я-то думала, что ты ненавидишь всех Стэнфордов.
— Я не могу ненавидеть того, кто пообещал поделиться со мной своими деньжатами. — Он наклонился к ней с улыбкой, обнажив гнилые зубы. — Думаешь, он не обманывает? Выполнит он свое обещание?
— Да, я в этом уверена.
К обеду Уэсли не пришел, и, когда появилась возможность, Лиа спросила у Кэла, где он. Сказав ему, куда уходит, она еще раз попросила Кэла не пускать к ней Ревиса. Собрав в мешок провизию, она пошла в горы, туда, где Уэсли рубил деревья.
Она постояла, наблюдая за ним, за тем, как по его мускулистой спине стекает пот, и почувствовала, что и у нее ладони вспотели. Но все любовное горение в ней погасло, когда Уэс рассерженно повернулся и заметил ее.
— Я принесла тебе поесть, — прошептала она с трудом, потому что в горле у нее пересохло.
Он медленно опустил топор на землю и направился к ней. Она непроизвольно отпрянула.
— Я не собираюсь нападать на тебя, не бойся.
— Я не боюсь. Я пришла кое-что сказать тебе. Эйб говорит, что мы с тобой… сегодня утром… понимаешь, он боится, что Ревис начнет нас в чем-то подозревать.
— В том, что мы с тобой валялись в кустах, а потом поссорились?
Когда он присел на пень, Лиа бросила на него быстрый взгляд.
— Ты хотел, чтобы Ревис в это поверил?
— Конечно. А с чего бы еще я разыгрывал злость и недовольство?
— Разыгрывал? — Она опустилась на землю рядом с ним. — Ничего не понимаю.
— Брат учил меня, что лучше всего не посвящать женщин в свои планы. Узнав, что ты совершила глупость, вернувшись в лагерь Ревиса, — он посмотрел на нее с упреком, — я понадеялся, что ты поступишь благоразумно и сделаешь вид, что с первого взгляда безумно влюбилась в меня, но понял, что требовать этого от женщины нельзя, особенно от тебя, Лиа. Еще ни в ком я не видел такой силы духа противоречия. Каждый раз, когда ты получаешь от меня то, что тебе нужно, ты передумываешь. Ты хотела стать моей женой, а когда я женился на тебе, ты передумала. — Она хотела оправдаться, но Уэс отмахнулся. — Это я сказал только к слову. Но мне хотелось, чтобы ты находилась в безопасности в Суитбрайаре, а когда отказалась уйти туда, я надеялся, что смогу защитить тебя здесь. Но ты, как мне кажется, умеешь совершать поступки, полностью противоположные тому, чего хочу я.
— Я не могла уйти с тобой, когда отвергла Ревиса.
Он был способен…
— Если ты еще раз скажешь, что Ревис убил бы меня, я задушу тебя, — ответил он, успокаиваясь. — Лиа, неужели ты думаешь, будто я настолько слаб, что ты должна защитить меня своим хрупким тельцем? Я уже говорил, что не позволю тебе направлять ход событий; а ты, черт побери, по-прежнему пытаешься всех и вся взять в свои руки. Если я прошу тебя пойти влево, ты идешь вправо. Мне приходится не только заниматься Ревисом и Танцором, но и беспокоиться о том, что ты сотворишь в очередной раз: ведь тебе кажется, будто ты единственный умный человек во всем свете. Кроме Ревиса, — добавил он, и в глазах его появилось горькое выражение. — Ты почему-то считаешь, что Ревис до того умен, что может убить меня, а мне эта мысль даже в голову не приходит.
— Дело не в его уме, но он просто негодяй, а ты нет. Ты хороший, добрый и…
Уэсли держал в руке кусок хлеба из кукурузной муки и, склонив голову, разглядывал Лию.
— Прошлой ночью ты сказала, что такого красавца, как я, тебе не приходилось видеть, а сейчас говоришь, какой я хороший и добрый. Лиа, ты начинаешь в меня влюбляться?
— Ни за что! — воскликнула она и покраснела.
— Жаль, — пробурчал он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...