ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Риган села. — Николь, посмотри на нее и скажи, как она будет выглядеть, когда ее вымоют и вылечат?
Николь заколебалась, но уступила просьбе Риган. Она, кажется, догадывалась, что стоит за намеками Риган, и была уверена, что сможет помешать ей, но в то же время и соглашалась с ней. Уже многие месяцы она надеялась на то, что какое-нибудь событие помешает Уэсли жениться на Ким.
Стараясь сохранить беспристрастность, Николь разглядывала лицо Лии со следами побоев.
— У нее хорошие черты лица, она прекрасно сложена. При ее нынешнем состоянии не могу ничего сказать про глаза. Красавицей она, может быть, и не будет, но и безобразной не назовешь.
— Николь, конечно, сделать так, чтобы красотой она превзошла Кимберли, нам не удастся, — сказала Риган и встала. — Думаю, мы должны настоять, чтобы Уэс женился на матери своего ребенка и тем самым совершил достойный поступок.
— Риган, из этого ничего не получится, — с отчаянием отозвалась Николь. — Ты же знаешь, что Тревис способен уладить это таким образом, что девушка ни в чем не будет нуждаться, а Уэсу не придется на ней жениться.
— Он будет счастлив скорее с этой незнакомой девушкой, чем с Кимберли. Эта девушка любит Уэса, а Ким — я не сомневаюсь — не способна любить никого, кроме себя.
— Но Уэсли любит Ким, — упрямо продолжала Николь, пытаясь убедить подругу. — Он не любит эту девушку. К тому же, что мы о ней знаем? Может, она окажется еще хуже, чем Ким.
Риган с сомнением фыркнула:
— Ты слышала, что сказала ее сестра. Эта девушка могла бы вести более беззаботную жизнь в таверне, но предпочла остаться дома и помогать братьям и сестрам, хотя ей и приходилось сносить побои своего безумного отца. Как ты думаешь, многие ли на это способны? Может, мисс Шоу?
— Кимберли, может быть, и не способна, однако…
— Нам нужно выбирать между Кимберли и этой избитой девочкой, лишенной любви и заботы. При этих словах Николь рассмеялась:
— Честное слово, Риган, ты увлекаешься. Ты говоришь странные вещи. Ведь Уэсли будет решать сам. На мгновение Риган задумалась.
— Если бы вы с Клеем согласились и если бы Тревис принял сторону Ким — а Уэсли всегда поступает вопреки желаниям Тревиса, — мы смогли бы добиться своего.
— Клей не выносит Кимберли, — ответила Николь вполголоса.
— А что ты, Николь, думаешь о Кимберли? Николь пристально посмотрела на Лию.
— Я не желаю несчастья людям, которых люблю. Уэсли столько лет пришлось подчиняться Тревису.
— Разве плохо то, что у него появляется возможность начать новую жизнь в новых краях и с другой женщиной — возможность обрести подлинное счастье, а не прийти к неизбежному разочарованию? прошептала Риган.
— Клей считал, что ему следует жениться на Бианке, но вмешалась судьба, и мы с ним стали мужем и женой, — негромко отозвалась Николь.
— Но мы ведь хотим помочь судьбе, правда, Николь? — подсказала ей Риган.
Николь подняла глаза — в них затаился смех:
— Боюсь, что да, и слово «боюсь» здесь уместно.
Хотя поначалу Николь и испытывала сомнения, именно она больше всех стремилась устроить брак Уэсли и Лии. Клей смотрел в глаза жены и вспоминал, как намеревался жениться на одной женщине, а в конце концов женился на другой. К тому же слишком частые его ссоры с Кимберли мешали ему занять ее сторону.
Задумчиво потирая подбородок, Клей произнес:
— За мной долг перед Уэсом. Он помог мне избавиться от Бианки. Надо надеяться, что Лиа окажется лучше Кимберли.
— Меня это тоже волнует, — ответила Николь. Когда Клей, Риган и Николь присоединились к спокойным, как ни странно, Уэсли и Тревису, нужды убеждать Уэса не было.
— Поговори-ка с ним! — обрушился Тревис на Риган. — Он решил, что должен жениться на этой юной шлюхе. Он хочет лишить себя будущего из-за того, что эта хитрая дрянь ловко устроила дело и он стал ее первым клиентом. Если бы он хоть немного обладал здравым смыслом и в церкви промолчал, не исключаю, человек двадцать признались бы, что спали с ней. Интересно, не подстроила ли она так, что и на их плащах была девственная кровь?
Риган положила руку на плечо мужа и не стала спорить. Николь подошла к Уэсли и посмотрела в его потускневшие глаза.
— Ты же в это не веришь? Уэс покачал головой:
— Я не хочу на ней жениться, но она носит моего ребенка. В этом мой долг.
— А что же будет с Кимберли? — ласково спросила Николь.
— Она… — на секунду Уэс отвернулся. — Все было кончено, когда я признался в церкви.
— Уэсли, — сказала Николь и взяла его за руку. — Я не знаю эту девушку, но, по-моему, она обладает достоинствами, которые помогут ей стать хорошей женой.
Уэсли фыркнул:
— Она плодовита. Ну что, будем с этим заканчивать?
— Ради бога, подумай над этим хотя бы несколько дней! — Тревис взорвался:
— А вдруг ты образумишься. Мы могли бы найти ей мужа. Сын сапожника ищет себе жену. Он бы…
— Тревис, можешь взять своего сапожника и…
— Уэсли! — прервала его Риган. — Ты будешь по-прежнему ненавидеть Лию, когда она станет твоей женой?
— У нее и ребенка будет все самое лучшее. А теперь пора зайти в дом, к моей… — Его лицо исказила улыбка, больше похожая на гримасу:
— ., невесте?
В то роковое воскресенье еще до захода солнца Лиа стала госпожой Уэсли Стэнфорд. Собравшись с силами, она держалась на ногах и твердо отвечала на вопросы волновавшегося пастора. Она не вполне понимала, как все это случилось, но происходившее настолько походило на ее мечты — ведь на церемонии бракосочетания она стояла, не ощущая боли в теле, рядом с человеком, которого всегда любила.
Когда церемония закончилась, никто не произнес ни слова. Лие помогли поставить свою подпись рядом с подписью Уэсли в церковной книге, а затем Клей своими сильными руками отнес ее в дожидавшийся на улице фургон. Она слишком плохо себя чувствовала, чтобы обращать внимание на то, где находится и что ее муж со своим братом не желают смотреть на нее.
Ее посадили в лодку, которая поплыла вверх по реке, потом опять пересадили в фургон и наконец аккуратно опустили в чистую, мягкую кровать.
— В моей комнате, — фыркнул Уэсли, когда Риган и Клей уложили девушку. — Тогда мне нужно уехать.
— Уехать! — поразилась Риган. — Когда у тебя молодая жена и…
Уэсли остановил ее взглядом.
— Если ты думаешь, что я способен каждый день видеть это и не лишиться рассудка, значит, ты плохо меня знаешь. Мне нужно на время уехать и свыкнуться с этим.
Он вытащил снизу шкафа портплед и начал бросать в него одежду.
— Куда ты? — прошептала Риган. — Ты же не бросишь ее и ребенка?
— Нет, я сознаю свой долг. Я позабочусь о них, но мне нужно свыкнуться с мыслью об… этом! — С мрачной улыбкой он посмотрел на Лию, спавшую на его кровати. — Я съезжу в Кентукки, поработаю на ферме и весной вернусь. К тому времени ребенок подрастет и сможет отправиться в дорогу.
— Ты не можешь оставлять нам свои отбросы, — заявил Тревис, стоя в дверях. — Ты благородно решил, что должен сделать ее честной женщиной. Женщиной! Я даже не пойму, разумное ли она существо. Забирай ее с собой. Я вовсе не хочу, чтобы мне что-то напоминало о твоей глупости.
— Вычти расходы на нее из моей половины стоимости нашей плантации! — закричал Уэсли.
— Ты не можешь уехать просто так, — взмолилась Риган, но Уэсли уже был за дверью.
— Тревис, догони его, — взмолилась она. — А мы с Николь займемся девушкой. Ты же не можешь вот так расстаться с братом.
Поколебавшись, Тревис коснулся щеки жены, потом бросился вниз по лестнице. В окно спальни Риган следила за тем, как братья обнялись, потом Уэсли направился к пристани, где была привязана лодка, на которой ему предстояло пуститься в дорогу на запад.
Глава 3
Через два дня после отъезда Уэсли Лиа родила мертвого ребенка. Она поплакала над крохотным гробом, а потом ее опять уложили спать, и она спала несколько дней подряд, просыпаясь только для того, чтобы немного поесть.
Когда в конце концов Лиа пробудилась и огляделась по сторонам, ей показалось, что она находится в раю. Она лежала в просторной кровати с пологом из ткани кремового цвета. На выкрашенных в белый цвет стенах были развешаны картины — парусные корабли, сцены охоты. Комната была заставлена стульями, столами и конторками, подобных которым ей видеть еще не приходилось.
Лишь секунду она полюбовалась этим зрелищем, а потом спустила ноги на пол. На голове у нее был чепчик, а тело укутано в ночную рубашку ослепительной белизны; она удивленно коснулась этой одежды. Головокружение наконец прекратилось.
— Что вы делаете? — спросила появившаяся в двери женщина. — Миссис Риган! — крикнула она через плечо.
Когда Риган прибежала, Лиа, вырываясь из рук служанки, пыталась встать с кровати.
— Салли, довольно!
— Вы не знаете, какие они, — всхлипнула служанка, толкая Лию руками. Риган собралась с силами.
— Салли! Уходи, мы с тобой потом поговорим. Когда служанка ушла, Риган повернулась к Лие, которая опять попыталась сесть:
— Тебе нужно отдыхать.
— Мне нужно присмотреть за детишками. Старик их уморит голодом.
Мягко, но настойчиво, Риган заставила ее лечь.
— Об этом уже позаботились. Тревис с Клеем побывали на вашей ферме, забрали всех твоих братьев и сестер и сейчас устраивают их в разных семьях. А твоего отца никто не видел несколько недель, с того самого дня, когда он… явился в церковь. Тебе пока нужно отдыхать, есть и выздоравливать. Когда ты придешь в себя, то сможешь встретиться с братьями и сестрами. А вот и еда.
Перед изумленной Лией поставили красиво раскрашенный деревянный поднос с блюдами.
— Я не знала, что бы ты хотела поесть, и заказала все разное, — продолжала Риган, снимая серебряные крышки, чтобы показать ароматные горячие блюда.
— Я… — Лиа запнулась. Риган похлопала ее по руке:
— Ешь побольше, наслаждайся, а потом поспи. Прежде чем приступить к работе, тебе надо отъесться. Кстати, горшок стоит под кроватью. — С этими словами Риган вышла.
Лиа принялась есть, как делала это всегда — руками и с невероятной быстротой. Она не обращала внимания на то, что брызги от соуса попадают на полог. Поев, она воспользовалась ночным сосудом и выплеснула его содержимое в окно, как всегда поступала дома. Почесываясь, она опять легла в кровать и заснула, так что гнев Тревиса миновал ее, когда он услышал о том, как Лиа поступила с содержимым горшка.
Целых десять дней Лиа только спала и ела, а когда ссадины и синяки у нее зажили, Риган задумчиво посмотрела на нее. Она сообщила, что Уэсли уехал в Кентукки, куда будто бы давно уже собирался.
Лиа уяснила, что ночной горшок следует оставлять служанке, но так ни разу и не осмелилась выйти из спальни. Она сидела у окна и разглядывала огромную территорию плантации Тревиса, застроенную разнообразными зданиями, видела сотни людей, занятых делом, и постепенно ее стало охватывать беспокойство.
— А когда я должна приступить к работе, о которой вы говорили? — спросила она у Риган.
Та взяла Лию за подбородок и стала рассматривать ее лицо в свете солнца. Синяки почти совсем зажили.
— Скажем, завтра утром.
— Хорошо, — улыбнулась Лиа. — У вас есть для меня какая-нибудь старая одежда? Что-нибудь поношенное, — продолжала она, кивком показав на голубое шелковое платье Риган.
— Пожалуй, мы пока не будем думать о твоей одежде, — задумчиво ответила Риган. — Думаю, мы начнем завтра, если у Николь будет время. — Она не оставила Лие времени, чтобы задать вопросы. — Мне нужно идти. Предстоит подготовить очень и очень многое, — рассеянно добавила она и вышла из комнаты.
Когда Лиа проснулась на следующее утро, Николь и Риган, с чепчиками на голове и в старых грубых платьях из муслина, уже стояли возле кровати. На их лицах застыло суровое выражение.
— Нам придется нелегко, — негромко сказала Риган. — С чего начнем?
— С тела, а волосами займемся завтра. Не успела Лиа опомниться, как они схватили ее за руки, извлекли из кровати и повели из спальни. Пока они силой влекли Лию, та изумленно разглядывала ковры, картины и великолепную мебель. Они спустились в относительно скромную комнату, которая все же казалась замечательной по сравнению с той, в которой раньше жила девушка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...