ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Выразительно глядя на них, Лиа жестом приказала им спуститься.
— Боже мой, — сказала Уилма, разглядывая их. — Какие вы красивые и рослые.
— Это Бад и Кэл… — Лиа не знала фамилию братьев, но, взглянув на них, увидела, как они с высоты своего роста улыбаются Уилме. Она явно понравилась им, потому что не боялась их.
— Наша фамилия Хэран, мэм, — негромко назвался Кэл.
— Ах, да, вы купили землю рядом с участком Уэсли. — Уилма улыбнулась. — Эйб говорил… А вот и моя дочь.
Лиа с радостью подумала, что была подготовлена к встрече с Кэролайн Такер. Ее размеры ввысь и вширь были одинаковы, симпатичное лицо украшали веснушки. Может быть, она и выглядела забавно, но Лие сразу понравилась.
— Вас зовут Лиа, — сказала Кэролайн, протягивая ей маленькую пухлую ручку. — Эйб сказал, что вы самая красивая женщина в мире.
— Он действительно так сказал? — Лиа искренне обрадовалась.
— Я должна была встретиться с ним сегодня, но нигде не могу его найти.
Внезапно Лиа испытала потрясение, представив себе Кэролайн в постели с тощим, костлявым Эйбом. Она надеялась, что Кэролайн не окажется сверху.
— С приезда сюда я Эйба не видела.
— Я только что видел его, — сообщил Уэс, разглядывая конскую упряжь. — Он направлялся в белый домик на краю города.
— Там живет Линкольн Старк, — сердито крикнула Кэролайн, топнув на удивление маленькой ногой. — Эйб опять играет в карты, а ведь обещал этого не делать. Мама, ну что за наказание!
Не успела Уилма остановить ее, как Кэролайн устремилась по улице к белому домику.
Уилма явно была огорчена.
— Эйб действительно обещал, — робко произнесла она. — А у Кэролайн есть свои понятия, и мне кажется, она действительно любит Эйба и…
Она умолкла, потому что дверь белого домика захлопнулась с треском, будто раздался выстрел, и спустя несколько секунд изнутри донеслись приглушенные крики. Впятером они молча слушали, как в доме, судя по всему, крушили мебель, а спустя некоторое время из окна вылетела табуретка.
— Пожалуй, мне стоит взглянуть, что там происходит, — предложил Уэсли, глядя на Уилму, у которой на лице отразился страх.
— Надеюсь, Кэролайн не ушиблась, — прошептала Уилма, и вся группа направилась за Уэсли к дому. Только они подошли к нему, как дверь распахнулась и на улицу вылетела колода карт, которые затрепетали на ветру подобно крупным снежинкам;
— Да чтоб какая-то женщина мне говорила!.. — донесся голос Эйба. — Эй! Осторожно! Перестань колотить Линкольна! Кэролайн, предупреждаю тебя!
Уэсли одним прыжком взлетел на крыльцо, и когда заглянул в открытую дверь, так и раскрыл рот от изумления и попятился, улыбаясь.
— Она здорова? — спросила Уилма.
Подавляя рвущийся из груди смех, Уэсли только кивнул в сторону двери. Спустя несколько секунд на крыльце появилась Кэролайн Такер, неся на левом плече тщедушное тело Эйба.
— Опусти меня на землю, чертова жирная кобылица! — выкрикивал Эйб ей в спину.
— Замолчи, Эйб, моя мама смотрит. Эйб тут же умолк, а Кэролайн спустилась с крыльца и остановилась возле матери.
— Ма, он больше никогда не будет играть в карты, торжественно сообщила она.
— Это правда, мисс Такер, — пообещал Эйб. — Кэролайн открыла мне глаза на истину. Лиа! Это ты там стоишь? — прошептал он, вися вниз головой. — Могла бы мне помочь.
Лиа с большим трудом удержалась от смеха.
— Здравствуй, Эйб. Хороший сегодня денек, правда?
Злобно посмотрев на сестру, он принялся гладить Кэролайн ниже спины.
— Кэролайн, дорогуша, — ласково заговорил он. — Ты должна уважительнее относиться ко мне.
— Ма, пожалуй, я отнесу Эйба домой, — предложила Кэролайн. — Еще мне придется сказать Доулу Старку несколько слов про то, как его сын вовлекает моего дружка в грех.
— Это я-то? — раздался голос сзади. На крыльцо вышел и тяжело облокотился на перила симпатичный юноша, вернее, раньше выглядел так. Теперь же один его глаз начал заплывать, а из носа текла кровь. Прижимая к носу промокший от крови носовой платок, он свирепо уставился на Кэролайн.
— Это твой драгоценный Эйб начал игру. Я не виноват.
— Ха! — фыркнула Кэролайн и, вздернув подбородок, царственно удалилась, неся Эйба на плече. Ветер донес слова Эйба:
— Кэролайн, ты здорово смотрелась. Мне по душе, как ты била Линкольна. Думаешь, нам нужно дождаться свадьбы, чтобы мы могли?..
— Тише, Эйб, — осадила его Кэролайн. — Не говори мерзости.
— Да, дорогуша, — согласился Эйб, руками поглаживая ее ниже спины.
Первым не выдержал Уэсли: он сорвал с головы шляпу, хлопнул ею по колену и согнулся, хохоча.
Лиа хотела остановить его, чтобы Уилма не обиделась, но та так и упала на руки Уэсли. От смеха они едва держались на ногах.
— И так у них вдет с самой первой встречи, — говорила Уилма, ловя ртом воздух. — Эйб в восторге от того, что он ей нужен.
— А Кэролайн до безумия счастлива, потому что она кому-то нужна, — договорил Уэсли. — Ну и парочка.
— Я могу истечь кровью и умереть, а вы двое со смеху покатываетесь, — упрекнул их Линкольн Старк.
Эта сцена так поразила Лию, что она даже не могла смеяться. Заметив, как Бад и Кэл улыбаются от уха до уха, она подошла к Линкольну.
— Давайте войдем в дом, я попробую остановить кровь. Спустя некоторое время в дом, по-прежнему улыбаясь, вошел Уэсли.
— Приехали люди, с которыми я хочу тебя познакомить. Это родители близнецов. Липнет и Девон Макалистер.
«Танцор», — подумала Лиа, смывая кровь с куска ткани, которую прижимала к носу Линкольна. Вот сейчас и откроется, что она занималась грабежами.
Глава 26
Выходя из домика, Лиа взмолилась, чтобы Уэсли не показал свой характер, чтобы он был осторожен и случайно не сболтнул, что думает о человеке, который многие годы замышлял грабежи. Но Лиа никак не ожидала увидеть то, что предстало перед ней.
Уэсли беседовал с приехавшим так, будто они были лучшими друзьями, весело улыбался ему, и глаза его сверкали. Макалистер был высок, худощав, смугл и очень красив. В его черных волосах проглядывала седина, глаза щурились от солнца, и от этого он казался еще привлекательнее. Рядом с ним стояла маленькая красивая женщина с тонкими чертами лица, с большими глазами, пепельными волосами и хорошей фигурой. Она выглядела не старше двадцати пяти лет, но в действительности ей, видимо, было намного больше — ведь она была матерью Слейда и Корда.
— А вы, конечно, миссис Стэнфорд, — сказала она красивым уверенным голосом. — Меня зовут Липнет Макалистер. А это… — Она извлекла из-за своей спины девочку. — Это моя младшая дочь Джорджина. А с моими сыновьями вы, кажется, уже знакомы.
Лие эта красавица сразу понравилась, и она подумала, знает ли Линнет про тайные занятия своего мужа.
Девочка робко улыбнулась Лие, потом подбежала к отцу и стала дергать его за брюки до тех пор, пока он не взял ее на руки.
— Лил, дорогая, — обратился к ней Уэсли, — иди сюда. Я хочу познакомить тебя с Маком.
Лиа поняла, что трудно не полюбить Девона Макалистера.
— Здравствуйте, мистер Макалистер. Тот посмотрел на свою жену, как бы делясь с ней некоей известной им обоим шуткой.
— Называйте меня Мак, — ответил он низким, приятным голосом. — Уэс говорил мне, что вы любите ткать. У Линны есть образцы рисунков, а Миранда прядет шерсть.
— Миранда — наша старшая дочь, — объяснила Линнет. — Утром она уехала в гости к старшей дочери Коринн Такер и скоро должна вернуться. Может быть, мы оставим мужчин беседовать, а я покажу вам Суитбрайар.
— Вы очень добры, но мне не хочется отнимать у вас столько времени.
По правде говоря, Лиа хотела спрятаться в глубине фургона и накрыться с головой одеялом. Только в этом случае ее никто бы не узнал.
— Поезжай, — предложил Уэсли. — Линнет знает здесь всех жителей гораздо лучше, чем я.
И незаметно для всех он выразительно взглянул на нее.
— А как же Бад и Кэл? — тихо спросила она. Лиа ощущала себя гораздо увереннее, когда юноши находились рядом, будто они могли защитить ее, а она их.
Уэс посмотрел на нее и вздохнул.
— Ребята поедут с нами, а Мак и я будем защищать их ценой собственной жизни. Если твоих ребят обидят какие-нибудь дети, мы их тут же повесим без суда и следствия. И если кто-то…
— Довольно, — прошептала она, но при этом улыбнулась. — Просто они… ты же знаешь…
— Они чувствительны, — серьезным тоном ответил Уэсли. Он повернулся к Маку. — Она говорит про тех двух бугаев. Лиа боится, что кто-нибудь станет над ними смеяться и тем самым обидит.
Мак недоверчиво фыркнул.
— Ты поедешь с Линнет, — объяснил Уэсли. — В поддень я встречу вас около лавки Мака. — Наклонившись, он поцеловал ее в щеку. — А мы присмотрим за твоими ребятами.
Лиа почувствовала себя не в своей тарелке, когда Уэсли и Мак в сопровождении Бада и Кэла ушли. Однако Линнет быстро ее успокоила.
— Все в городе сгорают от желания познакомиться с молодой женой Уэсли. Мы знаем его много лет и видели, как он упорно работал на ферме, поэтому всем, конечно, хочется узнать, для кого он это делал, — объяснила Линнет. — Не удивлюсь, если почти все жители Суитбрайара собрались, чтобы повидать вас. — Видя гримасу на лице Лии, Линнет рассмеялась и продолжала:
— Вам придется привыкать к нашему городку. Здесь не существует такого понятия, как тайна. Дело не в том, что люди здесь любопытные, просто они… внимательны, как мне кажется. Когда я только приехала сюда двадцать лет назад…
— Двадцать лет? — недоверчиво воскликнула Лиа. — Вам сейчас не дашь больше двадцати.
— Вы слишком добры. Моей старшей дочери девятнадцать лет. А вот, кстати, и Агнес Эмерсон. Ее муж умер несколько лет назад, и сейчас их фермой управляет ее сын Доил.
За этим последовала приведшая Лию в смятение череда имен и лиц. Подходили люди, прожившие в Суитбрайаре всего один или два года, но особый блеск в глазах Линнет вызывали родители и дети тех, кто, по се словам, жил в городке долгие годы. Лиа не смогла запомнить всех, с кем познакомилась. Среди них были Ногти и Максуэлл Роу, которые сообщили, что их младшая дочь Вайда — местная учительница, а старшая дочь Ребекка замужем за Джесси Такером, который сейчас избран в сенат штата.
— Похоже, все здесь гордятся Джесси Такером, — заметила Лиа.
Линнет улыбнулась:
— Что бы Джесси ни делал, он вселяет в окружающих чувство гордости. Вы познакомились со многими членами семьи Старк?
— Со многими, — смеясь, ответила Лиа. — И много их всего?
— Каждый год появлялись новые. Гейлон-младший в прошлом году уехал учиться в Бостон. Это очень умный юноша, и мы все надеемся, что он станет губернатором, а то и президентом.
Пока они шли по городу, заходя в лавки и знакомясь с горожанами, Лиа все больше испытывала чувство общности с ними. Сколько бы раз еще в Виргинии она ни внушала себе, что стала членом семейства Стэнфорд, она продолжала считать себя Симмонс. Казалось, болото тянуло ее назад, а Риган и Николь, при всей своей доброте, оставались такими, будто появились на свет в другом мире, далеком от окружения Лии.
Но в этом маленьком городке, где все жители носили одежду из домашней выделки бумазеи или шерсти, нередко чиненную, она стала ощущать свою причастность к ним. Хотя Уэсли как-то обвинил ее в том, что она стремится владеть плантацией Стэнфордов, Лиа никогда не хотела быть богатой. Она мечтала о надежности, о таком убежище, где хотя бы никто не будет бить ее. Плантация Стэнфордов была надежным пристанищем, но изысканные блюда и шелковые платья постоянно напоминали ей о том, что она должна беречь одежду и учиться соответствующим манерам. И все, что было естественным для Риган и Николь, стесняло Лию.
Этот городок был безопасным пристанищем и не требовал соблюдения хороших манер. Большинство из тех, с кем она познакомилась, не отличались безупречным произношением, не пытались говорить изысканно, чему Николь учила Лию, хотя временами той бывало трудно усвоить эту манеру. Но даже в своем скромном платье из бумазеи Линнет производила впечатление леди и напоминала Лие Николь.
Джорджина, дочь Линнет, быстро избавилась от робости. Увидев, как с пожилой женщиной идут по улице две девочки-близнецы, она бросилась к ним.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...