ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Хотя Лиа и пыталась убедить себя в обратном, ей было приятно, что ее добивается этот красивый мужчина. Он считал ее леди, даже зная, что она из семьи Симмонс.
Лес поредел. Пни свидетельствовали о том, что переселенцы вырубили здесь деревья.
— Это не Пустынная тропа проходит внизу? — спросила она, глядя на глубокую, укатанную фургонами колею. — Нам лучше вернуться.
— Нет, — ответил он. — Ту тропу пересекает ручей. Я хочу кое-что показать тебе.
— Но если кто-нибудь увидит вас… Я хочу сказать…
— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — медленно возразил он. — Могу я показать тебе кое-что?
— Конечно.
Продолжая ехать верхом, они достигли середины сильно укатанной дороги. Совсем близко дымился костер. Ревис достал из кармана черный шелковый носовой платок и на глазах у Лии завязал им нижнюю часть лица. Это ей не понравилось. Ведь она-то не забыла, что Ревис вор.
— Пожалуй, нам пора возвращаться.
— Пока еще нет, моя надменная принцесса, — ответил он и схватил ее лошадь под уздцы.
Через секунду они с грохотом помчались по дороге туда, где горел костер. Лиа с трудом удерживалась в седле. Один раз она вскрикнула «нет!», но Ревис не обратил на нее внимания.
Подобно грозовым облакам они выскочили на расчищенное место, где стояли два фургона. Переселенцы, занятые работой в лагере, подняли головы и замерли.
Ревис убил одного из них выстрелом в голову. От ужаса утратив дар речи, Лиа оцепенела. Затем стремительно спрыгнула с лошади и бросилась к убитому. Рядом с ней взвизгнула женщина.
Ревис подскакал к Лие, стоявшей над телом.
— Собери их вещи, Лиа, — холодно распорядился он.
— Вы зверь! — закричала она и стала бить Ревиса кулаками.
Он поднял пистолет и прострелил стоявшей рядом женщине плечо. Возле фургонов собрались пятеро переселенцев и двое детей. Они в ужасе смотрели на человека в повязке и лежавших около него людей.
— Если ты мне не подчинишься, то сама выберешь того, кто умрет следующим, — заявил Ревис и вытащил из седельной сумки еще один пистолет.
Истекавшая кровью у ног Лии женщина заплакала.
— Лиа, даю тебе десять секунд, чтобы ты выполнила мой приказ, — объявил Ревис.
— Что… что мне нужно делать? — Она понимала, что сейчас имеют значение только поступки, а слова бесполезны.
— Возьми шляпу у того человека и сложи в нее все, что у них есть. — Он повел стволом пистолета. — Если хоть один из вас помешает моей сообщнице, я выстрелю ему в голову.
— Я не… — начала Лиа, но замолчала. Когда она остановилась перед переселенцем, он с ненавистью посмотрел на нее.
— Господь сделает так, что ты будешь гореть за это в аду — процедил мужчина, протягивая ей свою шляпу — Нет, прошу вас, я…
— Слушай его, Лиа, — отозвался Ревис. — Я хочу представить всем вам миссис Лию Симмонс-Стэнфорд из Виргинии, которая скоро переселится в город Суитбрайар в штате Кентукки.
Лиа обошла переселенцев, трясущимися руками держа шляпу, в которую они складывали свои часы и кольца. Одна из женщин плюнула ей в лицо, и Лиа покорно вытерла слюну.
— Лиа, дорогая, поехали, — сказал Ревис с издевкой. — Нам пора возвращаться, а этим добрым людям нужно похоронить своего покойника.
Остановившись около лошади, она заколебалась.
— Если ты останешься здесь, они порвут тебя в клочья, а если не поедешь со мной, я убью еще двоих. Пожалуй, мне бы это пришлось по душе, — заявил он так тихо, что услышала его только Лиа.
Как в тумане, Лиа села верхом. Ревис подхватил лошадь под уздцы и повел за собой в лес. Перебравшись через дорогу, он остановился и снял платок с лица.
— Я же обещал, что ты заплатишь за то, что настроила братьев против меня, — заявил он. — Через несколько дней на много миль в округе все будут знать о красавице миссис Стэнфорд, воровке и убийце.
— Нет! — прошептала Лиа.
— Теперь, красавица Лиа, у тебя действительно есть причина оставаться со мной. Если ты откажешься от моей защиты и покинешь нашу укромную хижину, тебя арестуют, и ты будешь висеть с петлей на шее до тех пор, пока не умрешь. — Он рассмеялся. — Ты привыкнешь. При следующем нападении ты уже будешь знать, что делать. А поскольку ты приобретешь известность, нам не придется прятать твое красивое личико. В путь, — заявил он со смехом. — От вида крови у меня всегда пробуждается аппетит.
И он повел ее лошадь к хижине вверх по извилистой тайной тропе, а Лиа, сидя верхом, думала о том, что ее жизнь закончилась.
Глава 20
Когда Ревис и Лиа добрались до хижины, он проклинал ее, потому что ее лицо покрылось смертельной бледностью. Хватит с него женщин вроде Верити, которая так и не оправилась после того, как на ее глазах Ревис убил ее мужа. Ему нужна была женщина, которая не испытывала страха.
Возле хижины он спрыгнул на землю, но Лиа продолжала сидеть на лошади. Он вошел в дом, побросал в мешок кое-что из съестного и вышел на улицу. Продолжая проклинать свое невезение с женщинами, он в раздражении снял Лию с лошади и опустил на землю. Она сразу же рухнула, поджав колени к груди. Она не плакала и просто молча лежала.
Глумливо улыбнувшись ей, он ускакал. Спустя несколько часов Эйб нашел ее на том же месте.
— Лиа, будь ты проклята, ты должна готовить нам еду! Пора обедать, а ничего не готово. И что ты делаешь, лежа на солнце? Ты обгоришь и больше не будешь нравиться Ревису.
Лиа не шелохнулась. Ее глаза были открыты, но она смотрела невидящим взором.
— Лиа! — Он опустился рядом с ней на колени. — Ты ранена? — В его голосе слышалось беспокойство. — Будешь говорить со мной, или хочешь просто полежать?
Он осторожно потрогал ее лоб. Кожа ее была горячей, но несмотря на прикосновение она не шевельнулась. Нахмурившись, он выпрямился и пронзительно свистнул.
Очень быстро из леса появились Бад и Кэл.
— Посмотрите на мою сестру, — с возмущением сказал Эйб. Кто из вас знает, что с ней стряслось?
Кэл опустился рядом с Лией на колени, накрыв ее тенью своего могучего тела. Он медленно протянул руку и коснулся ее щеки. Он посмотрел на брата, видимо, получил ответ на свой безмолвный вопрос и тут же взял Лию на руки.
— Эй! — запротестовал Эйб. — Не смей это делать. Оставь ее. Я сам о ней позабочусь.
Держа Лию на руках, Кэл направился к лесу.
— Ты слышишь меня, здоровяк паршивый?
— Бад встал перед Эйбом.
— Ну-ка! Убирайся с дороги, — приказал Эйб. — Ты не смеешь тащить мою сестру неизвестно куда! А ее богатому мужу она не будет нужна, если заболеет. У нее никого нет, кроме меня!
Издавая протестующие вопли, Эйб так и остался стоять на месте, когда братья скрылись в лесу.
Сняв рубашку, Уэсли ходил вокруг хижины, напрягая и расслабляя руки, и пытался восстановить подвижность мышц на боку. Услышав шаги идущих вверх людей, он остановился. Обычно Бад и Кэл не пользовались поросшей шиповником тропинкой, а шли своим путем через кустарник.
Уэсли прятался, пока не убедился, что это действительно юноши. Увидев, что Кэл несет Лию, он выбежал из укрытия.
— Она ранена? — спросил он и взял ее из рук Кэла. — Что с ней случилось? Это Ревис?.. Я думал, что вы вдвоем оберегаете ее.
Обмякнув, Лиа лежала на его руках, закрыв глаза, будто потеряла сознание. Он понес ее в хижину и положил на кровать. Водой из ведра, которое он хранил в хижине, Уэсли смочил кусок ткани, раньше служившей ему для перевязки, и положил его на лоб Лии.
Лиа застонала, повернулась на бок, поджала колени к груди и замерла.
— А ну-ка рассказывайте, — потребовал Уэс, сузив глаза. — И побыстрее.
— Утром она сказала мне, — заговорил первым Кэл, — что хочет побыть одна, и мы ее отпустили, но спустя час принялись искать ее.
— Мы пошли под гору по следам лошадей, и в низине услышали выстрелы, — продолжил Бад. — Когда мы добрались туда, то увидели, что Ревис убил одного мужчину и ранил женщину. Они вместе с Лией быстро скакали назад в гору. Когда мы добрались до хижины, она была вот в таком состоянии, а Ревис исчез.
— Я думал. — Уэсли отодвинулся от постели, что этот Ревис только грабит людей, — Он и убивает, когда ему хочется, — промолвил Бад, стиснув зубы.
— Как я был глуп! — Уэсли ударил кулаком в стену. Ну как я мог оставить ее там? Мне нужно было сразу же забрать ее.
— Вы бы умерли от потери крови, — заметил Кэл.
— Не сомневаюсь. — Повернувшись к Лие, Уэс секунду помолчал, — что убийство произошло на ее глазах, вот почему она в таком состоянии.
В два шага он быстро пересек хижину, схватил ее за плечи и посадил.
— Черт побери, Лиа! — крикнул он ей в лицо. — Ну почему ты считаешь, что должна спасать весь мир? Почему ты не могла сказать мне правду? Почему я был так глуп, что поверил тебе? Я решил, что с тобой все будет в порядке, а теперь посмотри на себя. Будь все проклято! Будь все проклято!
Уэсли тряс ее до тех пор, пока Кэл не положил руку на его плечо. Уэс резко остановился и увидел слезы в глазах Лии. Он яростно обнял ее.
— Так и надо, милая, плачь, сколько захочешь. Теперь ты вне опасности.
Бад и Кэл молча вышли из хижины. Когда Лиа расплакалась, она уже не могла остановиться. Она изо всех сил обнимала Уэсли и плакала, уткнувшись лицом в его обнаженное плечо. Когда ее тело стало судорожно содрогаться, он заставил ее выпить воды.
— А теперь расскажи мне, что произошло, — терпеливо попросил он.
— Нет! — прошептала она. — Нет. Он взял ее за подбородок и поднял опухшее, раскрасневшееся лицо.
— Лиа, я не поверил в твою придуманную историю о больных детях, и с самого начала мне было известно про Ревиса и твоего брата Эйба. А теперь ты должна рассказать мне обо всем, что произошло.
— Мне придется навсегда остаться здесь, — ответила она. — Меня повесят.
— Совсем ничего не понимаю. Ты видела, как сегодня Ревис кого-то убил, так?
— Я помогала! — Она отодвинулась. — Я держала шляпу одного человека и собирала их ценности. Я украла!
Она ожидала увидеть на его лице изумление, но ничего не произошло.
— Каким образом этот Ревис вынудил тебя грабить? Чем он угрожал тебе?
Глаза Лии опять наполнились слезами. Сначала она решила, что Уэсли поверит в то, будто она грабила людей, потому что это в ее характере.
— Он обещал убить и других, если я начну колебаться.
— Выродок! — прошептал Уэс. — Что еще? Ей не хотелось рассказывать ему все остальное. Ей больше никогда не придется жить среди честных людей.
— Ревис скрыл свое лицо, — прошептала она. — Но я… я этого не сделала.
— А! — откликнулся Уэс, радуясь, что не произошло нечто худшее. — Думаю, они поняли, что тебя к этому вынудили и что в действительности ты спасаешь им жизнь.
— Нет! — закричала она и вскочила с кровати. — Ты не понимаешь. Ревис сказал переселенцам, что я его сообщница. Он назвал им мое имя, сказал, что я миссис Лиа Симмонс-Стэнфорд из Виргинии и скоро буду жить в Суитбрайаре в штате Кентукки. Он сделал меня преступницей, сделал из меня воровку. Мне никогда не уйти отсюда! А если уйду, то меня повесят.
— Лиа, — сочувственно обратился к ней Уэсли и попытался обнять ее.
— Уйди! Больше никогда не прикасайся ко мне! Ты добропорядочный мистер Стэнфорд. Ничего подобного с тобой случится не могло бы. Стоило бы им только услышать фамилию Стэнфорд, как они бы поняли, что ты не виновен, но я Симмонс, я…
— Перестань себя жалеть. — Он схватил ее за плечи. — Согласно брачному свидетельству ты тоже Стэнфорд. Послушай Лиа, — продолжал он, успокаиваясь. — Все не так плохо, как тебе кажется. Существуют суды, и мы наймем самых лучших адвокатов. Бад и Кэл могут дать показания о том, как Эйб вынудил тебя уйти в лагерь Ревиса, и я уверен, что найдется хоть один человек, который слышал, как Ревис приказал тебе помогать ему. Даже если против тебя выдвинут обвинение, можно выпутаться. Поэтому не говори больше, что тебе придется остаться здесь.
Никогда еще Лие не хотелось во что-либо верить так, как в эти его слова.
— Ты так думаешь? — прошептала она. — Думаешь, это возможно?
— Не просто возможно. А теперь улыбнись, потому что прямо сейчас я отправлю тебя подальше отсюда.
— Отсюда? Ты хочешь сказать, в хижину Ревиса?
— Ты больше никогда не пойдешь туда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...