ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Подбородок Уэса выпятился вперед. — Я отправлю тебя в долину с Бадом и Кэлом. Они отведут тебя в Суитбрайар. Там у меня есть друзья, и если понадобится, тебя спрячут до тех пор, когда я приеду и все улажу.
— А где будешь ты?
— Здесь у меня есть еще одно дельце, которое надо завершить. Я должен кое-кому одну вещь. А теперь иди. — Он схватил ее за руку и увлек наружу. — Бад и Кэл присмотрят за тобой, и Ревис больше не сможет причинить тебе вреда.
Она освободилась из его объятий и, щурясь от солнца, подняла на него глаза.
— Почему ты не уйдешь со мной в Суитбрайар?
— Я же сказал тебе, у меня есть дела. Секунду Лиа подумала, потом села на землю и скрестила руки на груди.
— И что же это означает? — Он сердито смотрел на нее сверху вниз.
— Я отсюда не уйду. Ты что-то задумал, и мне это не нравится.
Рассердившись, Уэсли схватил ее за плечи и поднял с земли.
— Так ты думаешь, я что-то замыслил? — проговорил он ей в лицо свистящим шепотом. — Я целыми днями лежал здесь беспомощный, пока ты попадала то в одну историю, то в другую. И ты говоришь, что мне не доверяешь? Лиа, я готов выпороть тебя. Ну когда ты поймешь, что не можешь в одиночку управлять всем миром? Я мог бы освободить нас из этого положения еще несколько дней назад, если бы только ты попросила меня о помощи. Но нет, миссис Стэнфорд должна все сделать по-своему. Я пытался, Лиа, я действительно всеми силами пытался проявлять к тебе доброту. Тебе хотелось самой из этого выпутаться, и я дал тебе такую возможность. Я, глупец, не сообразил, насколько велика опасность для тебя. — Он опустил ее на землю. — Черт бы тебя побрал! Не знаю другого человека, который бы вынес все то, что я от тебя претерпел. Ты оскорбляешь меня, говоришь о моем непостоянстве, а потом ведешь себя так, будто я беспомощный придурок, которого ты должна защищать. Знаешь, Лиа, в чем твоя беда?
Широко раскрыв глаза, она вгляделась в его рассерженное красивое лицо.
— Нет. Так в чем моя беда?
— Ты всегда играла главную роль, вот в чем. Насколько я понимаю, ты управляла всей вашей семьей, словно генерал. И в дороге сюда ты брала на себя чужую работу, да, в сущности, и руководила всем караваном.
Лиа стояла, не двигаясь.
— Теперь мое терпение истощилось, и мне надоело лежать здесь, пока ты все делаешь по-своему. Отныне ты моя жена, и будешь чтить брачные клятвы, которые гласят: «повинуйся». Ты меня поняла?
— Может быть, — ответила Лиа, но, заметив выражение его лица, передумала. — Я прекрасно тебя понимаю.
— Вот и хорошо! Первое тебе поручение — немедленно уйти из этого леса. Я останусь здесь, потому что хочу побольше узнать о том, кто хозяин этого Ре-виса. А когда буду готов, вернусь к тебе, к нашей ферме. Но никак не раньше. Тебе все ясно?
— Да, — задумчиво ответила она. — Ревис не сам совершает грабежи?
— Их замышляет кто-то другой. Ревис — ничтожество, мелкий воришка, не настолько умный, чтобы возглавлять шайку. Но он знает главаря, и мне нужно выяснить, кто он такой. Ты готова отправиться в дорогу?
— Я бы тоже хотела узнать, кто творит эти ужасные дела.
— Ладно, — нетерпеливо ответил он. — Вернувшись домой, я расскажу тебе. — Он свистнул. — Бад и Кэл отведут тебя домой.
— Но разве Ревис не хватится их?
— У меня есть кое-какие замыслы. — Он пристально вгляделся в нее. — Но я не собираюсь делиться с тобой. Хочу только, чтобы в течение нескольких месяцев ты была вне опасности. Мне не нужно, чтобы ты вмешивалась в эти дела, да я этого и не хочу. Я раз и навсегда уничтожу эту шайку грабителей.
— Только своими руками? — изумленно спросила она.
— Ты собиралась собственными руками уладить дело с Ревисом и со мной. Ты думала, что Ревис на прощание пожмет тебе руку, когда ты решишь уйти? — Его тон смягчился. — А вот и ребята. Теперь поцелуй меня на прощание.
— Мне это не нравится, — прошептала она, когда Уэсли обнял ее. — Разве тебе не нужна помощь?
— Замолчи, Лиа.
Больше она ничего не сказала, потому что он приник к ее губам.
— Жаль, что у нас мало времени, — прошептал он, целуя ее. Лиа вся отдалась во власть его поцелуя, полностью забыв о Ревисе и его хозяине.
Когда Уэсли оторвался от нее, Лиа посмотрела ему в глаза, чувствуя, как сильно любит его. Правду говоря, она никогда не переставала его любить. Он не раз дурно обходился с ней, и она должна была бы его ненавидеть, но ненависти к нему не питала.
— И что же означает этот взгляд? — Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. — Если бы меня не так заботила мысль о том, чтобы вытащить тебя отсюда, я бы опять увел тебя в хижину.
Она прижалась к нему, и Уэс озадаченно нахмурился. Он убрал прядь волос, упавшую на ее глаза.
— Пожалуй, я никогда не замечал, до чего ты красива. Даже несмотря на многие бессонные ночи ты, Лиа, самая красивая. — Он помолчал. — Спасибо за то, что ты сделала, за то, что отдалась в лапы Ревиса, чтобы спасти меня. Это… был добрый поступок.
Освободившись из его объятий, она едва не заплакала снова.
— Мы с тобой встретимся в Суитбрайаре? — прошептала она.
— Я не собираюсь медлить, раз ты меня ждешь. А теперь беги. Улыбаясь, он опять с любовью поцеловал ее.
— Я не собираюсь медлить, раз ты меня ждешь. А теперь беги.
Он решительно развернул ее от себя и шлепнул.
Спустя час Лиа прошла уже половину дороги, ведущей с горы вниз. Впереди нее шел Бад, сзади Кэл, и Лиа уже начала строить планы.
Теперь она могла думать спокойнее. Если она, как распорядился Уэс, направится в Суитбрайар, ей могут предъявить обвинение. Ее единственная надежда заключалась в том, чтобы спрятаться у кого-нибудь; но кого просить об этом? Кимберли? Джастина?
Вспомнив о Кимберли, она подумала: станет ли Уэсли опять ухаживать за ней, если рядом не будет Лии? Не будет ли он, оставшись ночью один, вспоминать красивое лицо Ким, обрамленное светлыми волосами, вместо залитого слезами лица Лии? Он только сейчас заметил, что Лиа красива, но будет ли помнить об этом?
Спускаясь под гору, Лиа продолжала размышлять. Возможно, если бы она была с Уэсом дольше, он бы полюбил ее. Разве он не сказал, что любит ее? И разве ему не понадобится помощь в схватке с Ревисом? Каким образом сможет он добыть нужные ему сведения? И еще Уэсли сказал, что должен оплатить один долг. Но разве не она, Лиа, должна была отплатить Ревису, сделавшему ее соучастницей убийств?
Чем больше она об этом думала, тем больше убеждалась, что должна вернуться и помочь Уэсли.
Но прежде всего ей нужно сбежать от Бада и Кэла. По дороге она высматривала убежище, место, где могла бы провести ночь совсем одна в громадном пустынном лесу. Она вздрогнула.
— Хотите отдохнуть? — спросил из-за ее спины Бад.
— Нет, нет, — ласково отозвалась Лиа, улыбаясь гиганту. — Все хорошо.
«Уэсли стоит испытания одиночеством в лесу», подумала она.
Глава 21
Ускользнуть от юношей оказалось куда труднее, чем ей представлялось, а спрятаться от них — еще сложнее. Ей пришлось укрыться за грудой сухих листьев и кустарником и, затаив дыхание, прятаться, пока Бад и Кэл шарили вокруг. Посовещавшись почти без помощи слов, они разошлись, и один направился на север, другой на юг. Съежившись, Лиа сидела неподвижно, пока не заболели ноги.
На закате юноши вернулись и принялись внимательно рассматривать землю. Казалось, они догадываются, что она неподалеку, и хотели дать ей время, чтобы она вышла из укрытия. Однако Лиа выползла из своей норы только после наступления ночи. Когда она направилась вверх по склону, Бада и Кэла нигде не было видно.
При каждом шорохе она вздрагивала, и когда прошла всего несколько метров, ее спина напряглась от страха. Только после нескольких часов ходьбы по поросшему растительностью склону она почувствовала, что рядом кто-то есть.
— Ревис! — вскрикнула она и остановилась. — Бад и Кэл, произнесла она со вздохом. — Я знаю, что вы здесь. Выходите.
Юноши вынырнули из леса, как будто сами были его частью, и встали около нее.
Нет, ее не поймали. Лиа обрадовалась, увидев их, и почувствовала себя в большей безопасности. Она с улыбкой посмотрела на них.
— Так что происходит? Вы понесете меня к подножью горы, а тем временем я буду кричать? Предупреждаю вас, я буду кричать. И отбиваться, — добавила она, пытаясь оценить ситуацию.
Кажется, ее поведение озадачило юношей.
— Почему вы хотите вернуться к Ревису? Ваш муж хочет, чтобы вы были в безопасности.
— А кто будет охранять Уэсли, когда вы оба уйдете? А Ревис станет обижать Вериги, потому что защитить ее некому, и, пожалуй, изобьет Эйба за то, что я сбежала.
— Вас волнует судьба вашего брата? — спросил Кэл.
— Пожалуй. Сама не знаю. Но думаю, что не должна убегать и позволить Уэсли в одиночку схватиться с Ревисом. Вы мне поможете?
Бад посмотрел на Кэла. Пока Лиа разглядывала их, два юных гиганта, казалось, завели безмолвный разговор. Эйб сказал, что они братья Ревиса, но сейчас она попыталась понять, насколько в действительности они близки с ним.
— Хоть одному из вас приходилось участвовать с Ревисом в грабежах?
— Нет, — ответил Бад.
— Тогда почему… почему вы остаетесь с ним?
— Он платит нам за дрова, за добытые припасы и за то, что мы следим за его хижиной, чтобы никто к ней не приближался.
— И хорошо он вам платит? — Любопытство Лии усилилось.
— Мы купили землю в городке у подножия горы. Мы собираемся заняться фермерством.
— В городке?.. Вы хотите сказать, в Суитбрайаре, где живет Уэсли? И много у вас земли? Они переглянулись.
— Сейчас восемь тысяч пятьсот шестьдесят два акра.
— Тысяч? — прошептала Лиа. — Вдвоем вы владеете тысячами акров земли?
— Уэсли знает наш участок, он считает, что земля там хорошая. Он пообещал помочь нам построить дом и купить семена и разные орудия.
Лиа не удержалась от смеха. Эйб считал их глупцами, а в действительности они оказались достаточно умными, чтобы разбогатеть.
— Когда же вы собираетесь уйти от Ревиса?
— Мы кое-чем ему обязаны. Он помог нам, когда мы были детьми, — ответил Кэл. — Но скоро мы выплатим наш долг и уйдем от него.
— А теперь у вас есть новый защитник. Уэсли будет помогать вам столько, сколько понадобится. И если сейчас вы мне поможете, я… — Она не могла придумать, что пообещать им. — Я буду готовить для вас. Пока вы займетесь строительством дома и сарая, я буду кормить вас.
Впервые за все время она в свете луны увидела, что они улыбаются, и оттого братья стали казаться еще моложе. Их гигантский рост внушал страх, и она догадалась, что они привыкли к удивленным взглядам и насмешкам. Ей же они нравились все больше.
— По пути сюда я видела поляну с дикой земляникой, — медленно сказала она. — Вам приходилось пробовать фруктовый пирог с земляникой, с толстой коркой и отверстиями в ней, через которые сочится земляничный сок? А может быть, вам захочется попробовать другое блюдо, курицу в тесте? Это курица, запеченная с…
— Что нам нужно сделать для вас? — прервал ее Бад.
— Мы не убиваем людей, — вставил Кэл.
— Нет! Я не хотела сказать… — Она поняла, что они дразнят ее. — Ревис знает, каковы его братья на самом деле?
— Ревис считает нас своей собственностью. — На лице Кэла появилось жесткое выражение, как считала и его мать, но он не обращается с нами как с рабами. Мы заставляем его хорошо платить нам за работу. Вы не должны к нему возвращаться.
— Кэл, — тихо сказала она; решив все объяснить им, — если бы Бад оказался в беде, ты рискнул бы своей жизнью, чтобы помочь ему, или укрылся бы от опасности? Я люблю Уэсли и думаю, что могу помочь ему.
— Я могу отдать жизнь за своего брата, а он за меня, — ответил Кэл. — Мы вам поможем.
— Мы отведем вас к Ревису, а когда ваш муж вернется…
— Вернется? А куда он ушел? Что он замышляет?
— Он нам не сказал. Он только сообщил, что вернется через два дня. До того времени вы можете жить в хижине Ревиса, или мы спрячем вас в лесу.
— Я вернусь к Ревису. Во всяком случае, там я могу помочь Вериги и накормить всех. Так что, идем?
— Может быть, — Бад опустил глаза, — нам дождаться утра, когда рассветет?
— Но мне бы хотелось вернуться, если Уэсли… — Она осеклась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...