ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не придется ли мне силой тащить тебя ночью в свою постель?
Она восприняла его слова серьезно.
— Боюсь, что хочу. Когда доходит до… этого, кажется, я не в силах сопротивляться.
Засмеявшись, он одарил Лию долгим жарким поцелуем и понес в дом. Продолжая держать ее на руках, он, кажется, ждал, что она сделает.
Дом Лие понравился. Он был просторным, с простой незатейливой мебелью, застекленными окнами, широким кирпичным камином, в левое крыло вел коридор, рядом с камином стоял ее замечательный ткацкий станок.
— Там спальня? — спросила она, кивнув в сторону коридора.
— С большой пышной периной. Когда речь идет об этой комнате, деньги не жалеют.
— Дом очень красивый. — Она улыбнулась ему.
Мне он очень нравится.
— Тебя не расстраивает то, что он не похож на дом Тревиса?
— Нет, — искренне ответила она. — Я родилась на болоте, и этот дом подходит мне больше, чем особняк Риган.
— Хм, — ответил он, нахмурившись. — Что-то мне не очень нравится, когда мой дом сравнивают с болотом.
Она не успела ответить: он опять поцеловал ее и опустил на пол.
— Мне надо посмотреть, как жеребится лошадь. Если тебе что-нибудь понадобится, скажи Оливеру, или, если нужно, обратись к близнецам. Мне придется нагрузить их двойной работой, чтобы они держались подальше от тебя. Вся беда в том, что они выдают себя друг за друга, и я никогда не могу понять, кто из них работает, а кто нет. До встречи.
И он вышел. Осматривая дом и сознавая, что он принадлежит ей, Лиа внушала себе, что все будет хорошо. Уэсли полюбит ее, потому что она станет ему хорошей женой, Кимберли утратит над ним власть, и все люди вокруг будут жить счастливо.
Улыбаясь, она принялась устраивать дом по своему вкусу. Он был больше и гораздо чище, чем хибара, в которой она выросла в своей громадной семье.
В спальне стояли ее чемоданы с одеждой, подаренной Николь. Вытащив из сундука шелковое платье цвета лаванды, она почувствовала, как ее огрубевшие руки царапают тонкую ткань.
— Сначала самое главное, — произнесла она вслух. Уэсли придет домой к душистой жене, у которой ароматная, умащенная кремом кожа, что важнее чистоты в доме и ужина на столе. Она принялась искать на кухне составные части для кремов и притираний, которые Риган и Николь научили ее делать.
Спустя несколько часов ее кожа и волосы пришли в некоторый порядок, в чем нуждались после многих дней, проведенных в лесу. Ее обветренные, покрасневшие руки побелели, и когда она села на табуретку перед камином, чтобы высушить волосы, их мягкие волны сверкали. Солнце уже начало садиться, ужин не был готов, и она надеялась, что Уэсли не рассердится. Чтобы улучшить ему настроение, она надела полупрозрачный пеньюар, сшитый без единого стежка.
Войдя в дом, Уэсли замер, держа шляпу в руке, и воззрился на нее. Свет от горевшего в камине огня освещал изящное тело Лии под пеньюаром так, что казалось, будто оно покрыто легкой сказочной тканью.
Не заметив, как выронил свою шляпу, Уэсли подошел и обнял ее, и густые волосы жены упали ему на руки.
— Я не успела приготовить ужин, — прошептала она, когда Уэсли наклонился над ней.
— Тогда я не буду умываться, — ответил он. — Если ты этого не заметишь, то и я тебя прощу.
Обняв, он жадно поцеловал ее. Лиа прильнула к нему. Уэсли целый день работал в поле, и его одежда промокла от пота, а волосы на шее курчавились. Она погладила его шею и погрузила пальцы в его волосы.
Уэсли принялся целовать ее шею, гладил руки. Ее кожа горела от близости огня, и когда их тела сблизились, то едва не вспыхнули.
Уэсли подхватил ее на руки, отнес в спальню и осторожно опустил на перину.
— Сними это, — попросил он протяжным хриплым шепотом и отступил от Лии.
Лучи заходящего солнца струились сквозь единственное окно, образуя золотое пятно. Оказавшись в нем, Лиа опустилась на кровать, встав на колени, и толстый матрац поднялся вокруг нее. Она медленно развязала шелковый пояс пеньюара. Потом опустила глаза, наткнулась на взгляд Уэса и неторопливо спустила шелк только с плеч. Секунду она держала пеньюар перед собой, прикрываясь от Уэсли.
— А теперь твоя очередь, — прошептала она, сминая шелк пеньюара.
Неловко улыбаясь, Уэсли снял свою рабочую одежду, швырнул ее в угол и бросился к Лие.
Не ожидая от него такой прыти, Лиа вскрикнула и откатилась в сторону. Шелковый пеньюар остался на кровати, и Уэсли — на нем.
— Красивая штучка, — заявил он, вытащил пеньюар из-под себя и бросил его на пол. — Иди сюда, — приказал он.
Лиа продолжала стоять у стены, стыдливо прикрываясь.
— Нет, — беззаботно откликнулась она. — Я весь день добивалась того, чтобы от меня хорошо пахло, а теперь ты надеешься, что я брошусь в объятия потного, пропыленного мужчины. Дамы не позволяют…
Он схватил ее за щиколотку, бросил на кровать и обнял.
— Пожалуй, мы сделаем так, чтобы от тебя пахло не так хорошо.
С этими словами он вдавил Лию в пуховый матрац, накрыл ее чистое тело своим и стал тереться о нее, размазывая по ней свой пот.
— Уэсли! — вскрикнула Лиа, ощущая, что в ее жизни не было ничего более приятного, чем этот мужчина. — Уэсли, — уже шепотом звала она, закрыв глаза.
Он улыбнулся и принялся целовать ее тело: начав с шеи, коснулся грудей, спустился к животу; тем временем его сильные руки играли с мышцами ее бедер, а "языком он провел вокруг пупка. Он раздвинул руками ее ноги, гладил их изнутри и губами повторял тот путь, который прошли руки.
Спускаясь все ниже, Уэсли добрался до ее ступней и языком коснулся подушечек пальцев.
Когда он повторял этот путь вверх, Лиа едва не стонала от желания. На одну только секунду он склонился к ее губам.
— Ты по-прежнему говоришь «нет»?
— Нет, — прошептала она и открыла глаза. — То есть да. Ой, Уэсли!
Она вздохнула и прижала его к себе, а сама стала ногами тереться о его ноги.
Уэсли ласково и так неспешно овладел ею, что она обезумела. В конце концов он прижал ее к себе и резкими толчками довел их обоих до экстаза.
Они лежали, обнявшись, их кожа была липкой и влажной.
— Ты собираешься меня кормить? — прошептал Уэсли ей в плечо.
— Кажется, медовый месяц закончился. — Смеясь, Лиа оттолкнула его. — Но сначала нам нужно умыться. Скатившись с нее, Уэсли потянул в себя воздух:
— Тебе нужно помыться, от тебя пахнет так, будто ты целый день работала в поле.
— Что ты говоришь! — воскликнула она и принялась бить его по груди.
— Лиа, мне и вправду нравится, как ты прыгаешь. А теперь хватит меня завлекать, приготовь что-нибудь поесть.
— А если я не буду готовить? — с вызовом ответила она.
— Тогда я поступлю с твоей маленькой голой попкой по-другому, скажем, отшлепаю ее.
Но угроза Уэсли была бессмысленной, потому что он принялся целовать ее, а Лиа прижалась к нему.
Услышав громкий стук в дверь, они отпрянули друг от друга.
— Как ты думаешь, кто это?
— Вероятно, Бад и Кэл. Кажется, ты обещала кормить их.
— Когда? Ах, да, когда они провожали меня в хижину Ревиса. Но сегодня я ничего не готовила.
— Думаю, — Уэсли подошел к кровати, — если ты попросту объяснишь им, что целый день приводила себя в порядок, готовясь соблазнить меня, они поймут.
— Я могла бы сказать им, что приготовленную на ужин еду бросила тебе в голову. Это они поймут лучше всего.
.Стук повторился.
— Одевайся, — попросил Уэс, натягивая брюки. — Ты можешь поджарить половину свиной туши, и все будет в порядке. Знаешь, мне нравится заниматься с тобой любовью в кровати.
Он вышел из комнаты, и спустя несколько секунд Лиа услышала, как он разговаривает с Бадом и Кэлом.
Она поспешно оделась, подобрала упавшие на лицо волосы и пошла к ним. Гиганты были явно рады встрече с Лией и вовсе не помышляли о еде.
Пока Лиа поджаривала ветчину и картофель, кипятила воду, чтобы сварить кукурузные початки, и замешивала тесто из кукурузной муки, шла оживленная беседа.
Бад и Кэл неторопливо поведали о своей ферме, поговорили о домашних животных, которых собирались купить, про дом, который построят.
— Пожалуй, вам нужно построить два дома, предположила Лиа, — на тот случай, если вы женитесь.
Бад и Кэл переглянулись.
— Ни одна женщина не пойдет за нас замуж. Женщины боятся нас.
— Я же не боюсь, — ответила она, положив руки на их могучие плечи. — И готова поспорить, что в Суитбрайаре найдется много женщин, которым вы придетесь по душе.
— Уж если Эйб оказался на это способен, то и у вас это получится, — пробормотал Уэсли, набив рот кукурузой.
Лица Бада и Кэла медленно расплылись в улыбке.
— А что с моим братом? — спросила Лиа, раскладывая еду по тарелкам.
— Я совсем забыл, что ты «работала» целый день дома, — ответил Уэс, улыбаясь, — и ничего про Эйба не слышала.
— Так кто-нибудь может мне про него рассказать?
— Бад, эта честь предоставляется тебе, — провозгласил Уэс. — По его голосу было похоже, что он вот-вот рассмеется.
— Эйб влюбился, — негромко сказал Бад, глядя в тарелку. Ноги Лии подкосились.
— Это правда? — спросила она Уэса.
— Насколько это поддается пониманию, — ответил он. — Стоило ему только раз взглянуть на мисс Кэролайн Такер, и он влюбился. Спустя два дня он предложил ей выйти за него замуж.
— За него замуж? Ты говоришь про моего брата Эйба? Ты не ошибаешься? Всю свою жизнь Эйб любил только себя.
— Теперь он любит другого человека. Кэл, передай мне картошку, — попросил Уэс. — Ребята, вы даже не знаете, как вам повезло, что удалось поесть.
— А что было дальше? — спросила Лиа. — Что-то вы не договариваете про моего брата. Как выглядит Кэролайн Такер?
Уэс едва не подавился куском ветчины. — Бад, опиши ее.
— Она вроде бы моего роста, — только и ответил Бад. Лиа призадумалась.
— Мой брат влюбился в женщину такого же роста, что и вы? — недоверчиво спросила она.
— Она пониже нас, — уточнил Кэл.
— Уэсли! — угрожающе воскликнула Лиа.
— Меня там не было, но, по словам Оливера, твой брат появился в городе, всего только один раз взглянул на… очень плотную мисс Такер и влюбился. Он сказал Оливеру про то, что ей, похоже, никогда не приходилось голодать, и эта мысль, по-моему, запала ему в голову. Он целый день ходил за ней по городу, пока она не пригласила его поужинать с ее родителями, и вот тут, прямо за столом, он встал и попросил руки Кэролайн. Он рассказал им, что был вором и совершал дурные поступки, но хочет стать другим с помощью Кэролайн.
— Господи! — произнесла Лиа, охваченная изумлением от этих новостей.
Они закончили ужин, Уэсли снял с настенной подставки трубки, взял себе одну, а две передал Баду и Кэлу.
Убирая со стола, Лиа думала о том, как приятны эти мгновения. Она по-прежнему сияла после ласк Уэсли, а за ее спиной сидели люди, которые не были ей безразличны.
Когда Бад и Кэл ушли, Лиа и Уэс помогли друг другу принять горячую ванну, а после этого с удовольствием занялись любовью на полу перед камином.
Ложась спать, они уютно обнялись. На следующее утро Уэсли проснулся задолго до рассвета, а Лиа принялась за повседневные дела, и впервые по-настоящему осмотрела свой новый дом снаружи.
Количество скота на ферме было внушительным. Под крыльцом жило около дюжины гусей, которые поднимали шум, когда мимо них кто-нибудь проходил. По двору расхаживали тридцать уток. Позади дома стоял прочный, надежно огороженный курятник, и Лиа вошла внутрь ограды, насыпав в подол юбки давленые кукурузные зерна. Откуда-то слева доносилось хрюканье свиней, а за ее спиной блеяли овцы.
— Это шерсть, — сказала она с улыбкой. Она будет ткать шерсть на своем любимом ткацком станке.
По-прежнему улыбаясь, она ушла с птичьего двора, но тут же ее улыбка исчезла. К ней направлялся Уэсли, держа на руках то, что несомненно было телом миссис Джон Хэммонд — иными словами, Кимберли.
Глава 25
— Кажется, она потеряла сознание, — с беспокойством сообщил Уэсли.
— Это она сделала по твоей просьбе?
— Лиа! — предупредил Уэс. — Я отнесу ее домой. Возможно, ей нужна помощь.
«Так оно и есть», — подумала Лиа, но пошла за ним.
— Положи ее на кровать, — распорядилась она, — а сам можешь дальше заниматься делами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...