ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— спросил Уэс, подняв одну бровь.
— Пожалуй, нет, — начала она. В это время Уэс набросил ей на другое плечо сбрую еще одной лошади.
— И, конечно, это тоже. — Он перебросил ей на шею лямки мешка, который тяжело повис у нее на спине.
— Это все? — с отчаянием спросила она; под тяжестью груза ее ноги подогнулись.
— Пожалуй, все. Хотя нет, вот самое последнее — шляпа Джастина. — И он надел Лие на голову слишком большую шляпу, которая тут же сползла ей на глаза.
— Мне плохо видно, — еле выговорила она, откинув голову назад.
— Так тебя же это не должно слишком беспокоить. Лию ничто не остановит. Лиа способна на все. А теперь ступай — люди ждут. — Он взял ее за плечи, направил к узкой дорожке и слегка подтолкнул в спину.
Лиа была слишком занята тем, как пройти по узкой полоске земли между лужами, поэтому ей было не до размышлений о том, чего Уэсли добивается от нее. После первого же шага шляпа сползла ей на глаза. Она еще больше запрокинула голову назад, и от этого боль в спине от болтавшегося за спиной мешка стала еще сильнее.
Шагов десять она прошла довольно легко, а потом ее левая нога погрузилась в размокшую землю, и когда она попыталась вытянуть ее, то стала терять равновесие. К тому же одна упряжь сползла с ее плеча на руку. Она хотела подтянуть ее повыше, но тут выдернула ногу из грязи. Секунду она балансировала, а потом упала на спину прямо в жидкую липкую грязь.
Моргая, она села, не выпуская поклажу из рук. По ее лбу скользнула густая капля грязи, стекла на нос, а когда докатилась до губы, Лиа подула на нее.
Внезапно раздался смех Уэсли, и она подняла голову. Он стоял на сухой земле и, склонившись над Лией, насмешливо разглядывал ее.
— Похоже, кое-кому удалось найти такое дело, которое искусная Лиа выполнить не может. Ты решила, что сможешь тащить на себе половину вещей из фургона, ловко пробираясь через грязь. Похоже, однако, что у тебя ничего не получается, — заявил он, потешаясь.
Лиа подняла одну руку, и грязь потекла ей прямо под мышку; тогда она попыталась убрать намокшие волосы. Рядом с ней по воде плыла шляпа Джастина, уже начавшая тонуть. Она не могла понять, о чем говорит Уэсли, и стала медленно собирать мешки, прочую поклажу и складывать их на сухой земле.
— Ты даже не попросила о помощи, когда упала, — продолжал Уэс и взял из ее рук сумку с едой. — Не будь я поблизости, никто не помог бы тебе выбраться.
— Я бы здесь не оказалась, если бы ты так не нагрузил меня, — ответила она, снимая мешок, подвешенный ей на шею.
— А тебе, Лиа, никогда не хотелось сказать «нет»? — Он перестал смеяться. — Ну почему ты все должна делать своими руками? Почему ты никогда и никого не просишь о помощи?
Глядя на него, Лиа внезапно поняла, что погрузилась в грязь едва ли не по самую шею только из-за того, что он хотел преподать ей урок. Разумеется, временами она нуждалась в помощи! Но в последнее время она стремилась делать работу за себя и за Ким. Она пыталась помочь, защитить женщину, которую он любит.
Уэс не заметил, как выражение ее глаз изменилось. Он не заметил и того, как она опустила руки в грязную жижу, и когда протянул руку за последним мешком, Лиа швырнула полную пригоршню грязи в его улыбающееся лицо.
Когда он зафыркал, отплевываясь, она стала забрасывать его жижей. Наконец она остановилась. Уэсли оглядел себя — он был весь покрыт комками грязи. Продолжая сидеть, Лиа подняла на него глаза.
— Думаешь, твоя Ким встретит тебя с распростертыми объятиями? — спросила она с улыбкой.
— Ах ты, маленькая!.. — крикнул он и ринулся на нее.
Лиа откатилась именно в тот момент, когда Уэс попытался ее ударить, и он шлепнулся в грязь лицом. Когда он поднял голову, на его лице выделялись только глаза, и Лиа рассмеялась.
— Уэсли… — сквозь смех проговорила она и стала подниматься. — Я помогу тебе.
Слабо улыбаясь, Уэс протянул ей свою грязную руку, но когда она взялась за нее, отдернул ее.
— Нет! — вскрикнула она и опять погрузилась в лужу. Теперь уже вся ее одежда была покрыта грязью.
— Ты — ужасный… — заговорила она. — Как ты мог сделать это? Ты посмотри на меня.
— Я такой, — ответил он со смешком. — Я такой. — Глаза его не отрывались от платья, облепившего ее грудь.
Трудно, просто невозможно сохранять достоинство, когда ты покрыта грязью с ног до головы. Лиа была вбешена: Уэсли сначала толкнул ее, а теперь еще и бросает на нее страстные взгляды. Она была сыта по горло его «играми». Она — не просто «тело».
Сжав кулаки, Лиа вскочила на ноги и бросилась на Уэсли. Смеясь, он развел руки в стороны, и когда она попыталась ударить его, он обнял ее, и они начали кататься.
— Хватит! — закричала она, вырываясь из его рук. — Уэсли!
— Не все тебе под силу, правда, Лиа? — Смеясь, он прижал одной своей сильной ногой обе ее ноги. — Или все?
Лежа под ним, она отбивалась из всех сил.
— Конечно, я не все могу. Я никогда и не говорила этого.
Он улыбался ей, его глаза и зубы белели на черном от грязи лице.
— " Ну ты и вымазалась.
— Благодарить тебя я не собираюсь, — резко ответила она. Но потом выражение ее лица смягчилось. Она не могла удержаться от смеха. У обоих вид был устрашающий. — Ты и сам не сверкаешь чистотой.
Она перестала отбиваться и посмотрела ему в лицо.
— Скажи, что ты не можешь сделать?
— Что? Уэсли, ты не мог бы повременить со своими дурацкими вопросами? Помоги мне встать, мне нужно помыться.
Маска из грязи на его лице оставалась неподвижной, и она толкнула его, но он по-прежнему не шевельнулся. Тогда Лиа выдавила из себя:
— Есть много такого, что я сделать не могу.
— Что, например?
Ей пришлось немного подумать:
— Ты видел меня только за работой по дому. Я всегда занималась работой на ферме, поэтому умею хорошо выполнять ее.
— Я жду, — упрямо настаивал Уэс.
— Охота! — ответила она с удовольствием. — Как-то раз я пошла с братом на охоту и так напугалась, что ему пришлось отвести меня домой. Ночью мы услышали рев медведя, и мне стало страшно. Вот! Это я делать не умею.
— А что еще?
— С тобой невозможно разговаривать. У меня грязь даже в ушах! Пожалуйста, помоги мне встать. Ну, хорошо. Я не умею читать, писать, боюсь ружей, боюсь оставаться вдали от людей. Я ненавижу тех, для кого имеет значение только то, что моя фамилия Симмонс. — Последнюю фразу она произнесла с немалой долей яда.
— Ружей, да? — отозвался Уэс, не обратив внимания на ее заключительные слова. Еще сильнее сжав ее в объятиях, он опять начал кататься с ней.
— Уэсли!
— Ружья и охота! — хохотал он, катаясь в грязи. А Лиа только прижималась к нему, чтобы не захлебнуться.
— Посмотрите-ка сюда! — раздался над их головой голос Сейди. — Ну чем не пара поросят, купающихся в грязи!
Лиа почувствовала, как под коркой грязи ее лицо покраснело, но Уэс по-прежнему улыбался.
— Как я слышал, вы, женщины, считаете, что грязь — это крем для красоты. Вот я и решил его попробовать, а Лиа согласилась показать, что с ним делают. Правда ведь, Лиа?
— Отпусти меня, нахал! — ответила она сердито.
— Уэсли! — раздался голос Ким. — Что это вы с Лией делаете вдвоем в грязи? Вы упали?
— Кажется, упали, — прошептал Уэс, обращаясь только к Лие и вопросительно глядя на нее. Он скатился с нее и посмотрел на Ким. — Лиа упала, и я бросился за ней.
В его голосе звучало нечто, похожее на вызов.
— О! — Ким захлопала ресницами. — Вряд ли люди могут плавать по грязи.
Надо было отдать Лие должное — ей удалось сдержать смех. Уэс начал медленно подниматься.
— Пожалуй, нам бы стоило почиститься. — И он протянул руку Лие.
Она не знала, можно ли опять довериться ему, но на этот раз его глаза смотрели серьезно, и она взяла его протянутую руку. Он поднял ее, обнял, и Лиа не стала сопротивляться.
— Уэсли… — раздался голос Ким.
— Я отведу Лию к реке, — ласково ответил он и обошел ее.
Посмотрев в лицо Уэсли, Лиа решила промолчать. Сзади раздался голос Сейди:
— Идемте со мной, Кимберли, я вам приготовлю какой-нибудь вкусный напиток.
На берегу Уэсли оставил Лию одну и зашагал в лагерь. Лицо его было хмурым.
Кимберли принесла Лие полотенце и чистую одежду.
— Лиа, вряд ли леди должна ложиться в грязную лужу с мужчиной, — заявила она озабоченно. — Мне кажется, это не вполне пристойно.
— Конечно, я это сделала без умысла, Ким. Я просто упала.
— А Уэсли помогал вам? — Ким хотела получить подтверждение.
Лиа только кивнула.
— Уэсли теперь не так любезен со мной, как раньше, — продолжала Ким. — Вчера вечером он был со мной ужасно груб, а сегодня вообще едва разговаривает.
Лиа замерла.
— А что вы сказали ему такого, что он начал грубить?
— Я говорила о том, что мы поженимся и что я этого очень жду и рада, что смогу нарядиться во все белое. Вы понимаете, из-за того, как произошла его первая женитьба, вы не могли… — Увидев лицо Лии, она запнулась. — Я ничего не хотела сказать про вас. Когда вы будете выходить замуж за Джастина, то сможете надеть белое платье. В Кентукки никто не узнает правду, и ни Уэсли, ни я никому ничего не скажем.
Вскинув голову, Лиа направилась к фургонам. Она так и забыла спросить, что же именно ответил Уэсли на речи Ким о ее целомудрии.
Глава 12
Спустя несколько недель они были уже неподалеку от Кентукки. Но вместо того, чтобы радоваться этому, Лиа стала беспокоиться — как примут ее, разведенную женщину, на новом месте. Уезжая из Виргинии, она хотела, чтобы хоть одна из Симмонс оставила о себе добрую память. Ей не хотелось, чтобы шли толки о том, как на ней женился джентльмен, но у него достало ума от нее отделаться. Когда она уезжала, ей казалось, что новое место далеко-далеко.
Но теперь она жалела, что не расторгла брак в Виргинии. В этом случае она бы приехала в Кентукки свободной женщиной. Теперь же ей придется начинать жизнь на новом месте с неприятностей, которые запятнают ее имя так же, как когда-то испортили репутацию всей ее семьи в Виргинии.
Сидя рядом с Джастином, она хранила молчание. Он по-прежнему был готов на ней жениться, хотя уже был осведомлен о том, что представляет собой ее семья. Но захочет ли какой-либо мужчина взять ее в жены, когда узнает, что она уже побывала замужем и родила мертвого ребенка? Ким знала, какое значение имеет ее девственность, и была готова любой ценой сохранить ее.
Риган и Николь говорили, что Лиа — настоящая леди, но она была в сомнении. Вот Ким и впрямь была леди. Все обращались к ней учтиво. Любивший ее мужчина всячески ей прислуживал. Он был преисполнен уважения к ней, и даже после долгого пути она все еще сохранила невинность. Но Лиа неизменно вызывала у мужчин влечение. Ким права: леди не станет барахтаться в грязи с мужчиной, не бросится на него, чтобы в конце концов оказаться беременной.
— О чем ты думаешь, Лиа? — спросил Джастин.
— Такими мыслями делиться не положено.
— А я надеялся, что ты обдумываешь ответ на мое предложение.
— В некотором смысле да. Тебе нужно знать обо мне кое-что.
— Меня смутить не так легко. Лиа, тебя что-то гнетет. Даже если ты не ответишь на мою любовь, я все равно друг тебе, и ты можешь рассказать мне все.
Минуту она молчала — ей очень хотелось верить ему. Однако, если сейчас она ему все расскажет, он никогда уже не захочет видеть ее, говорить с ней. Ей нужны были эти несколько последних дней игры, ей хотелось верить, что красивый мужчина готов на ней жениться, пока не узнает правду и не возненавидит ее.
— Надеюсь, дело не в Уэсли? — спросил он, не скрывая враждебности.
При этих словах она рассмеялась:
— Уэсли Стэнфорд меньше всего способен проявить ко мне интерес. Он влюблен в леди Кимберли и знать не хочет никого другого.
— Хотелось бы мне в это верить так же, как и ты. Лиа промолчала. Ее страшила встреча с новыми людьми, которые, возможно, будут считать ее бесчестной. Она помнит, как относились к ней те, кто знал ее семью в Виргинии. Сможет ли она вынести это в Кентукки? Может быть, ей следует расторгнуть брак с Уэсли в его городке Суитбрайар, и как только она получит свободу, сразу же уехать? Она молилась о том, чтобы ее прошлое не увязалось за ней.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...