ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ты, конечно, рассказал ей про этих двух свидетелей?
— Разумеется, — ответил Уэс. — Я даже пригласил их домой, но Лиа заявила, что их слова ничего не значат, потому что та женщина все равно считает, будто Лиа убила ее мужа. В Суитбрайаре все знали про грабежи Ревиса, поэтому я рассказал нескольким женщинам про то, как Лиа попала в шайку из-за того, что я был ранен, и они мне поверили. Никто в городке не питает к Лие дурных чувств, кроме той безумной старухи, но Лиа просто не хочет мне верить. Она не ходит в город, а встречается только с Кимберли, Бадом и Кэлом.
Несколько минут в лавке стояла тишина, только слышалось, как по крыше стучал дождь.
— Мне эти Хейнсы никогда не нравились, — негромко произнес Долл.
На лице Мака появилось встревоженное выражение, и он ответил не сразу:
— Думаешь, кто-то в городке платит той женщине, чтобы она продолжала рассказывать свою историю про Лию?
— Платит? За выдумки про Лию? — Уэсли был озадачен. — Кому же это могло понадобиться — внушать горожанам, что Лиа убийца?
Мак вышел из-за прилавка.
— Я знаю, ты рассказывал в городе про того Ревиса, и мне понятно, что ты это делал только ради Лии. Но мне кажется, ты многое упустил.
Уэсли стиснул зубы.
— Может, скажешь, что я упустил?
— Возможно, ты этого не знаешь, — продолжал Мак, — но года четыре назад мы, несколько человек, отправились в лес и полностью уничтожили гнездо грабителей. Все прошло… успешно, но Литл Такер и Отгис Уотерс погибли. Спустя немного времени объявилась новая шайка. Ну, только на этот раз все женщины Суитбрайара накинулись на нас, грозили, что бросят нас, если мы опять пойдем войной на разбойников. — В глазах Мака загорелся гнев. — Временами женщины в нашем городке странные, будто и не женщины вовсе.
— Раньше мне больше нравилось, когда мои женщины были не слишком покорны, — угрюмо ответил Уэсли. — Если бы мне нужна была послушная женщина, я бы женился на Кимберли.
— А Линнет понятия не имеет, что это такое — повиноваться, — сердито бросил Мак. — Порой мне кажется, что она по целым ночам не спит, придумывая, как бы сделать то, чего, по-моему, делать не должна.
— Лиа тоже так поступала, но…
— Пока вы оба не распалились и не бросились домой, чтобы получить свою порцию любви, давайте-ка вернемся к этой старухе Хейнс, которая называет миссис Уэсли убийцей.
Первую часть речи Долла Мак пропустил мимо ушей.
— Хейнсы приехали сюда недавно, и у нас с ними были неприятности. Скажем, воровство и тому подобные проделки. Женщина, которая обвинила Лию, носила фамилию Хейнс до своего замужества, а теперь, оставшись вдовой, живет в их семье. — Он помолчал. — Мы здесь раздумывали, каким образом шайка постоянно пополняется людьми и почему у них регулярно появляются новые главари? Даже если вожака уничтожат, очень скоро возникает новый. Когда убили Ревиса, грабежи прекратились, но я думаю, мы, того и гляди, услышим про новые нападения. Уэсли заговорил, тщательно подбирая слова:
— Как ты объясняешь, что появлялись новые главари?
— За всеми грабежами кто-то стоит. Кто-то, кто не живет в лесу. Он-то все и замышляет.
— И кто же это? — негромко спросил Уэс.
— А я откуда знаю? — бросил Мак. — Думаешь, если бы он был известен мне, оставался бы на свободе? Долл повернулся к Уэсли.
— Мак, — размеренно произнес он. — Этот парень знает больше, чем говорит.
И он повернулся к Маку. Тот пристально смотрел на Уэсли.
— Это правда? И ты выспрашиваешь здесь, что нам известно?
— Что-то мне не приходилось слышать, что мужчины из Суитбрайара боролись с грабителями. — Уэсли начал сердиться.
— А ты думаешь, что мы, зная про беды подвергшихся нападениям, просто сидим на месте, сложа руки? Считаешь, что мы такие? В перестрелке я потерял Литла Такера, а он был одним из моих друзей.
Долл встал со стула.
— Макалистер, черт тебя возьми! Я было думал, что раз у тебя появились седые волосы, ты угомонишься, но этого не произошло. Ты остался таким же азартным, каким был всегда. Не понимаю, как эта красивая малютка Люта терпит тебя.
— Она меня терпит как надо! — закричал Мак. — Лучше, чем кое-кто другой способен терпеть тебя, старик!
— Хватит! — крикнула с порога Линнет. С ее одежды струились потоки воды. — В шуме потопа на улице слышно, как вы оба кричите. Здравствуй, Уэсли. Мы не встречались несколько недель.
Кипя от гнева, Мак вернулся за прилавок.
— Здравствуй, Линнет, — поздоровался Уэсли.
— Уэсли, — весело продолжала Линнет, — скажи, пожалуйста, что здесь происходит?
— Не знаю, должен ли я… — заговорил Уэс.
— Скажи ей, — бросил Мак. — От нее все равно ничего не скроешь.
Уэсли коротко рассказал Линнет про то, что Лиа отказывается покидать ферму и как она страдает, а потом про то, как он попытался обелить ее имя. Затем рассказал, с чего началась ссора.
Линнет ненадолго задумалась.
— Тебе что-либо известно про грабителей? Уэсли не собирался рассказывать Маку, что Бад, Кэл и Эйб тоже были в шайке, на тот случай, если бы Миранда решила выйти замуж за Бада или Кэла.
— У них есть главарь, — негромко добавил он. — Мне только известно, что его называют Танцором.
— И ты не знаешь, кто это?
— Мне назвали имя, но это была ложь. — Уэс вовсе не намеревался сообщать Маку, что Ревис сказал ему. Мак взрывался даже из-за мелочей, а что же произойдет в этом случае?
— И что это было за имя? — спросила Линнет. — Уэсли колебался. — Поверь, за этими стенами никто ничего не узнает.
— Я сразу понял, что это обман. Когда Ревиса подстрелили, он назвал нам одно имя, но никто из нас ему не поверил. К тому же. Мак, ты провел два года в Северной Каролине. Это не мог быть ты. В лавке наступила оглушительная тишина.
— Я?! — вскричал Мак, потом на его лице появилась улыбка. Он подошел к Доллу. — Старик, ты слышал это? Полагают, что я главарь этих бандитов. Хотел бы я знать, откуда брать время для подобных дел, имея такую семью? И что же я делаю с награбленным? Миранде каждую неделю подавай новые платья, а я не в состоянии купить их ей. — Кажется, сама эта идея развеселила его.
— Странно мне, что человек, умирая, мог врать, — откликнулся Долл.
Уэсли опасался, что Мак опять начнет кричать на Долла.
— Это очень странно, — заявила Линнет. — Как тебе кажется, Девон?
— Он боялся, — решительно заявил Мак. — Может, у Ревиса есть какие-то родичи, и если бы он выдал Танцора, тот отомстил бы им.
— Я об этом не подумал, — сказал Уэсли. — Я не поверил тому, что Ревис сказал про тебя.
— Но ты все-таки расспрашивал людей и узнал, что Мак был в Северной Каролине, поэтому и не мог быть грабителем, — вставил Долл.
— Тогда почему эта Хейнс продолжает твердить, что Лиа убийца? — спросил Мак. — Да потому, что Танцор, кем бы он ни был, опасается, что Лие что-то известно. Лиа хорошо знала Ревиса? — Мак сам ответил на собственный вопрос, пока никто не успел сказать ни слова.
— Не так хорошо, как ты думаешь, — резко ответил Уэсли. — Однако… — Он спрыгнул с бочки. — Ревис мог похвастаться Танцору. Ревис был одиночкой, постоянно шатался по лесу, и никто не знал, о чем он думает. Но Лиа ему нравилась. Как я понимаю, он убил мужа Хейнс, чтобы вынудить Лию остаться с ним. Он, похоже, внушал страх большинству женщин, а Лию… обычно Лию не так легко напугать.
— Когда-то я жила в городе, — начала Линнет, где было так: если одного из жителей обвиняли в убийстве, остальные вполне могли бы его повесить. В Суитбрайаре все иначе, — объявила она с гордостью, — но даже в нашем городке людей можно довести до крайности. Некоторые из новых жителей утверждают, что ты мог заплатить двум свидетелям, чтобы они подтвердили, будто Лию вынудили участвовать в нападениях.
— Назови мне их имена, и я порву их в клочья, — заявил Уэсли и плюнул.
— Это ни к чему не приведет, — отозвался Мак. — Думаю, нам нужно выяснить, кто этот Танцор.
— Должно быть, он где-то совсем близко, а иначе не стал бы так беспокоиться из-за твоей хозяйки, — сказал Долл.
— Но как же нам выяснить, кто это такой? — спросила Линнет. — Не можем же мы просто расспрашивать об этом людей.
Мак посмотрел Уэсли в глаза.
— Есть только один путь: заставить его опять высунуться.
Смысл его слов не сразу дошел до Уэсли.
— Ты хочешь использовать мою жену как какую-то приманку? Чтобы Танцор застрелил ее? Хочешь, чтобы я поставил Лию в зависимость от фантазии грабителя и убийцы? Макалистер, этого не будет никогда.
— Никто тебя не просит… — рассерженно заговорил Мак.
— Думаю, тебе нужно спросить у Лии, — вмешалась Линнет. — Ей нужно дать возможность выбора. Сейчас она страдает, потому что ее обвинили в убийстве, и у нее нет возможности обелить себя. Если найдут настоящего преступника, только тогда она станет свободной.
— Нет, не будет этого, — твердо ответил Уэсли. — Мне все равно, пусть Лиа даже никогда не выйдет из моего дома. Я не допущу, чтобы она стала приманкой для убийцы. Если Танцор считает, что ей известно нечто, он, возможно, попытается убить ее. Я не позволю, чтобы Лиа осталась без моей защиты.
— Тогда, значит, ты вынуждаешь ее жить только наполовину, — горячо произнесла Линнет. — Танцору стоит только и дальше платить этой мерзкой женщине, чтобы она распускала слухи про Лию, и если Лиа будет сидеть дома, плакать и не станет себя защищать, скоро люди действительно поверят, что она убийца.
— Верно, — заявил Долл. — Люди скажут, что нет дыма без огня, и спустя несколько месяцев все согласятся с тем, что в поведении твоей женушки заложена какая-то причина. Начнут говорить, что она не выходит из дома, чувствуя за собой вину.
— Уэсли, — Линнет положила руку на его запястье, — ты должен поговорить об этом с Лией. Решать должна только она.
— Пока она остается моей женой…
— Куда бы ты ни уехал, эта история будет тянуться за тобой, — заявил Мак. — Уладить ее и по-настоящему защитить жену ты сможешь только одним способом, узнав, кто такой Танцор. И мне кажется, что единственный способ этого добиться, если Лиа выйдет из укрытия. Может быть, ей что-то известно, но она это не может понять. Может быть, Танцор хочет убрать ее с пути по этой причине. Может быть. Танцор живет в ста милях отсюда, а эта самая Хейнс просто хочет показать, насколько она важная персона. Кто знает? Но единственный способ узнать правду, что если Лиа выйдет из своего дома, и тогда мы увидим, как Танцор поступит.
— Сдается мне, — добавил Долл, — может, тот самый Танцор добивается еще чего-то, потому как лег ко мог уже убить твою хозяйку. А чего он достигает, выставляя ее убийцей?
— Достигает свободы, — медленно ответил Уэс. — Если он взвалит вину на другого, никто его не заподозрит. Даже если он будет допускать промахи то здесь, то там, люди не заметят этого, потому что будут помнить о виновности Лии.
— Ты это запомнишь? — прошептала Линнет. Глаза Уэсли потемнели.
— Я не буду глаз с нее спускать, — негромко ответил он. Если мне придется увезти ее жить во Францию, я так и сделаю. — Если это зависит от меня, ей ничто не будет угрожать, и если хоть один из вас намекнет Лие на это, то поплатится. С этими словами он ушел.
Глава 28
Лиа неторопливо заплетала длинные волосы Кимберли.
— Я с таким нетерпением жду сегодняшние танцы, — говорила Ким. — Надену розовое шелковое платье с кружевной накидкой. Впервые за многие месяцы мне предстоит оказаться среди людей. Не считая твоего дома, конечно. Все остальное время Джон принуждает меня сидеть дома, А что ты наденешь вечером, Лиа?
Лиа повернулась к лохани с грязной посудой.
— Я никуда не пойду.
— Как не пойдешь? Лиа, ты должна пойти. Там будут все, даже Бад и Кэл. — Она засмеялась. — Как я слышала, Миранда Макалистер сшила им новые рубашки, и все умирают от нетерпения, хотят увидеть, сможет ли она танцевать одновременно с обоими. Это будет так весело! Лиа, я знаю, у тебя же есть красивые платья, поэтому тебе нет смысла оставаться дома.
— Мне запретили идти на танцы, — объяснила Лиа, сдерживая гнев.
— Запретили? — Ким изумилась. — Но кто?.. Ты хочешь сказать, что тебе запретил Уэсли?
Опустив руки в грязную воду, Лиа сжала тарелку пальцами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Загрузка...

загрузка...