ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но из друзей, из близких в городе почти никого не оказалось, и двадцатого июня, в день своего рождения, прихватив в дорогу однотомник "Биографий" Плутарха, он, командующий ВВС 12-й армии, выехал из Москвы к месту службы, а на рассвете двадцать второго наземная армия, которой были приданы вверенные ему авиационные части, подпала под танковый таран врага... Все стало дыбом, перевернулось. Его передовые аэродромы, смятые бомбежкой, утюжились гусеницами, все пережитое им за восемь лет службы не могло даже отдаленно сравниться с тем воскресным утром... Смещаясь с горсткой своего штаба к Днепру, он делал все, что посильно человеку в условиях ада. Восстанавливал, налаживал, отводил, перебрасывал, маневрировал. Не зная общей картины, без информации, без связи. Его истерзанные полки получали распоряжения, о которых он, командующий, не знал, не мог знать, или они доходили до него с опозданием; однако ответственность за все, что творилось, не становилась меньше, напротив. Этими днями его перевели в штаб ВВС фронта. Должность в приказе определена торопливо, непродуманно: зам. командующего по боевым потерям. Он возразил против такой формулировки, попросил ее изменить, с ним согласились, но смысл вынужденной, непредусмотренной штатным расписанием должности, ему порученной, понятен: проведение срочных мер по пресечению потерь. И по строгому их учету. Учет, учет! Чтобы было ясно, с кого спрашивать, кому за потери отвечать... Он вспомнил скопище наших И-16, стянутых под Казатин. Получив команду на отражение подходивших "юнкерсов", летчики в очередь ждали, когда освободится единственный автостартер, от которого запускались моторы. А немцы подходили волнами, ритмично, выдерживая график.
Облетывая на ПО-2 полки и дивизии, он одновременно с наведением порядка, с организацией взаимодействия собирал все, что уцелело, что может быть снова послано в бой. Наша новинка, пикирующий бомбардировщик ПЕ-2, зарекомендовавший себя в борьбе против танков, - в особой цене. Москва требует отчета по каждой единице в отдельности... А какая ложится нагрузка на экипажи, с каким напряжением они работают. Для "пешки", отыскавшейся под Каховкой, бомбы складывались штабелями, как дрова, после каждого вылета экипаж прируливал к тротиловой грудке, собственными силами, в три пары рук, загружался, взлетал.
Поскольку его информировали о ПЕ-2, отошедших на Крымский полуостров, он сегодня с рассветом на своем самолете наведался и в Крым. Одну "пешку" обнаружил в Джанкое, другая - здесь, на стоянке разведэскадрильи.
- А я, значит, собирай всех, как Иван Калита... - продолжал Хрюкин. Давно в Крыму?
- Второй мотор сменили, - воззвал к его сочувствию звеньевой. - Все вылеты в режиме форсажа, исключительно. - Лицо воентехника обидчиво ожесточилось.
- Штаб запросил обстановку на шесть ноль-ноль, - сказал Хрюкин.
"Не уходим", - понял Комлев.
- Но сейчас не ясно, куда двинет противник: мимо Крыма, не задерживаясь, по берегу на восток или ударит на Перекоп.
Обстановка противоречива, единого мнения нет. Наземное командование ждет, что даст разведка на "девятке"...
"Пешка" в Каховке требует заводского ремонта, "пешка" в Джанкое сидит без моторов. В строю из его находок - одна "девятка". Одну "девятку", как бы ей не распорядиться, он может показать в активе.
- Мотор не облетан, - сказал Комлев.
- Кстати, вашего крестного, Крупенина, я поставил на полк, - уведомил его Хрюкин. - Я обговорю и ваше немедленное ко мне откомандирование... Но самолет с необлетанным мотором в неопытные руки не сбывают... Так? Я имею в виду, порядочные люди не сбывают...
- Совершенно согласен.
- Мотор - облетать. Вашего штурмана с картой и вновь испеченного летчика-пикировщика - ко мне.
В одобрении лейтенанта генерал, естественно, не нуждался; больше того, кивком головы он отпустил Комлева:
- Пожалуйста!
Что означало сие "пожалуйста"?
Комлев рассудил так: пока его штурман и резервный командир Кузя обсудят с генералом маршрут предстоящей разведки, он опробует в воздухе мотор. После чего дозаправится и... прощай, Крым?!.
Со своего места в кабине Комлев показал на пальцах: два. Два круга!
Хрюкин, отставив развернутую карту, приподнял в его сторону подбородок.
Что-то в генерале настораживало Комлева.
Что-то его задело, что-то ему передалось.
Неудовольствие? Сомнение? Протест?
Против ожидания, Хрюкин тут же сам показал ему пятерню.
"Пять минут, - понял Комлев. - Даю пять минут".
Не властным, не суровым жестом матерого РП, руководителя полетов, а коротким, низким, как шлепок под зад, Хрюкин подтолкнул его на взлет.
Сомнение, отвлекшее было летчика, рассеялось.
Пошел!
Он видел все, но слухом был прикован к левой стороне, к левому мотору.
Шасси убрались мягко, с легким перестуком; в привычную для глаз мозаику приборной доски вкрапились три ярких красных огонька, они сказали: передние колеса и хвостовое, "дутик", убраны, втянуты, схвачены замками. Снаружи их не видно.
"Девятка" пласталась - так он чувствовал ее стремительный, низкий над землею лет; левый мотор, вчера весь день открытый, обрел под капотами картинную слитность с крылом, внешний вид красавицы - безупречен. И внутри все в привычной неизменности. Гуляет ветерок в кабине, завихряется, по временам не обвевает, а сечет лицо - плохо задвинута боковая створка штурмана. Но до нее ему сейчас не дотянуться.
Разведка отучила Комлева от низких, крылом в землю, разворотов, высота же ему сейчас не подходила: и времени в обрез, и - риск. На высоте он открыт, отовсюду виден, может накликать на свою голову "мессеров", - повадки шакаливших на рассвете патрулей ME-109 ему известны.
Поглядывая в хвост, Комлев подумал, что все-таки зря он поторопился, не взял в облет стрелка-радиста.
Пустующее справа круглое штурманское кресло с неплотно прикрытой боковой створкой непривычно расширило обзор.
"Лучше бы стрелок был на месте, лучше бы штурман смотрел по сторонам".
Но в этом винить лейтенанту, кроме себя, некого.
Еще круг. Еще.
Четыре широких, растянутых круга, нечто вроде контрольной площадки перед маршрутом... возможно уже не его маршрутом - Кузи?..
"Девятка" показывала себя молодцом.
В моторе старший воентехник и на этот раз не ошибся. Все, садимся.
Решено: на разведку идет Кузя.
Комлев выпустил шасси.
На приборной доске вспыхнул одинокий зеленый глаз, - это далеко за спиаой выполз наружу и встал на свое место "дутик", хвостовое колесо.
Сигнальные лампочки передних стоек шасси не горели - передние колеса воле летчика не подчинялись, они не вышли.
Давление в гидросистеме - ниже нормы.
Он продвинулся на сиденье вперед, увидел запыленную, чугунной твердости резьбу покрышек... вывалившись из гнезд, оба колеса до своего места не дошли.
Кроме погасших лампочек, об этом говорила подсобная метка, черный пунктир на голубом фоне. Когда шасси выходят полностью, пунктир прям, как стрела. Сейчас пунктир надломлен, передние замки не сработали. Коснувшись земли, самолет всей тяжестью подомнет стойки, заскрежещет по грунту брюхом.
Сделав разворот, Комлев отыскал внизу стоянку,
Генерал, звеньевой, Кузя.
Связи с ними не было.
Была бы связь, он бы передал, в чем дело.
Догадаются, сообразят. Не сразу, но сообразят.
Короткими толчками штурвала Комлев потряс "девятку", вышибая из нее строптивый дух, ожидая, что цвет сигнальных лампочек переменится.
Картина не менялась.
Он перехватил в левую руку штурвал, дотянулся правой до рукоятки аварийного насоса, плунжера, два-три раза качнул его, как бы начав работать лучковой пилой и заново осознавая пустоту штурманского кресла.
"Ду-тик... вы-шел... ду-тик... вы-шел..." - качал он рывками, ободряя себя речитативом.
Разворот...
Он был стеснен, скован тем, что нет у него запаса высоты, чтобы качать, не отвлекаясь, не думая о том, что впереди Сиваш, а позади посты ВНОС2 и зенитка и что шутки с зенитчиками плохи, особенно если не дано предупреждение и он выскочит на свою зенитную батарею бреющим полетом. На высоте ему бы открылось море; в детстве оно шумело и плескалось где-то далеко и - отдельно, независимо от реки, на которой он рос, и здесь, когда впервые раскинулась перед ним даль этих вод, таивших в игре теней и солнца опасность, отлогий волжский плес в его памяти не шевельнулся.
Любил реку, а пот проливать пришлось в небе.
"Ду-тик... вы-шел... ду-тик..."
Удерживая одной рукой машину, он работал аварийной рукоятью, как пилой-лучовкой, но теперь размеренней, тяжелее, не упуская ходивший вверх и вниз горизонт сквозь затекавший в глаза пот.
Толчок "от себя" был полновесным, "на себя" - слабее, тут он не дожимал.
Он покрепче уперся в педали, сил не прибавилось. Усталость, которой он вначале не замечал, поселилась в нем, все выгрызая. Он выдохся до разворота, толкал рычаг полулежа, разведя руки, как распятый перед "мессерами" подходи, бей; под Старым Крымом он их прошляпил, а сейчас если и увидит вовремя, будет так же беспомощен, и причина тому - он, Комлев. Разведчик, единственный экипаж, которого ждут на земле, завис над пустынной яйлой, оставив без надзора южный берег, откуда возможен десант. Завис, чтобы грохнуться.
Когда-то Комлев помышлял об истребителе - все немногое, что он слышал и знал о летчиках, сводилось к подвигам истребителей. Героем воздушных ристалищ и легенд был доблестный истребитель. Он один. Комлев к нему и применялся. Тот же Чапай, но, в духе времени, не на коне, а в небе. "Один на лихом "ястребке". А военком поделил список на две половинки, и он оказался в училище, выпускавшем летчиков-бомбардировщиков. Эта чужая воля, проявившись внезапно и бесповоротно, сильно подействовала тогда на Дмитрия Комлева. Жить хотят все, садятся не все.
Чума болотная, клял себя Комлев, оставить штурмана на стоянке!
Возле этой тугой, неподатливой штуки надо быть вдвоем. Надо шуровать ею в две руки, как предписано. Штурман, будь он рядом, навалился бы, дожал. Или звеньевой... Капитан сказал: когда техник летает на своей машине да посвистывает, тогда он нашего племени, мастер. Урпалов же в воздухе переживает, а на земле наверстывает, сказал капитан. Одному, похоже, этой каши не расхлебать. Разве что на живот... Поаккуратней. Стойки, пока подломятся, частично смягчат удар, крылья не длинные, крепкие...
В момент кончины самолет становится похожим на живое существо.
На границе, под Равой-Русской, после того как освеженную песком и мелом самолетную стоянку взрыли, вздыбили, перелопатили "юнкерсы", два наших белотелых бомбардировщика, сблизившись остекленными носами, распластались в лужах черного масла как гигантские земноводные, сползшие к водопою; истребитель с подломанной ногой поднял короткий хвост подобно окоченевшей птице...
"Девятка", согнув винты, зароется в пыль двухголовым бараном.
Мать написала: трофимовская Зорька принесла телка о двух головах. Вся Куделиха всполошилась, служили молебен. Беда, говорят, катит большая.
Вот она, его беда.
Он с трудом разогнулся.
Разворот.
Распустил привязные ремни, ближе к паху сдвинул упиравший в ребро пистолет, разомкнул грудной карабин парашюта - рассупонился.
"Сейчас или никогда", - сказал он себе, выходя на длинную сторону своего маршрута над аэродромом. Сомневался - так ли. Сейчас ли... Собирался с духом. Только бы спина не отказала. Только бы не подвела меня моя хребтина. Только бы не она... Вглядывался в метки, в их излом.
Вроде бы что-то сдвинулось.
Вроде бы угол изменился.
"Причина?" - "Невыпуск шасси", - слышался ему чей-то диалог. "По возвращении с задания?" - "Облет мотора... Задание не выполнено.. До задания дело не дошло. Фронт остался без разведчика! Назначено расследование..."
От себя - к себе, от себя - к себе...
Этому будет конец?!
Дядя Трофим отговаривал его от училища... теперь с Трофимом не поспорить, помер, но не должно, чтобы его, Трофима, взяла. Двадцать второго июня, под Равой-Русской, когда они днем вернулись с задания, у него был убит штурман и не выпускалось правое колесо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...