ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мерфи почувствовал запах гари, увидел Лулу, огонь и уже готовился к самому худшему. Вдруг… вдруг… вдруг!
Уровень адреналина в крови резко подскочил. Охваченный страхом и страстью, Мерфи схватил Лулу за волосы и рывком притянул к себе. Он, как одержимый, жадно впился в ее губы в диком, неистовом поцелуе. Лулу вцепилась ему в плечи, подчиняясь его воле. Прижав ее к стене, Мерфи начал расстегивать молнию на своих джинсах, которые упали, повиснув у него на щиколотках. Его язык проник в рот Лулу, руки — под ее футболку, а затем в ее пижамные штаны. Это была самая настоящая штурмовая атака. Никаких ухищрений и деликатных подходов, никакой прелюдии — одно сплошное сумасшедшее, первобытное желание соединиться с ней.
Продев руку ей под колено, он приподнял ее ногу. Его набухший и изнывающий от желания член скользнул по гладким, нежным складкам. Наконец-то. Долгожданное тепло ошеломило его, затуманив разум. Но сквозь раскалившее его добела желание резко проступила реальность, отрезвившая Мерфи: нет презерватива.
Сердце бешено билось. Мерфи отпрянул назад и прервал поцелуй, что-то зашептав. Он коснулся своим лбом лба Лулу и застонал от досады. Мерфи почувствовал, как дрожит Лулу. Он, верно, до смерти напугал ее.
— Простите меня, Лучана, — невнятно прохрипел он. — Я должен охранять вас, а не пользоваться вашим положением. Я не должен… Это была ошибка.
Он опустил ее футболку. Ее тело было напряжено как струна. Лулу оттолкнула его и, не говоря ни слова, натянула пижамные штаны. Мерфи надел джинсы, не переставая думать о том, как трясутся у нее руки. Силы небесные! Что ж он наделал!
— Вам, наверное, надо собираться на работу. Идите наверх. Я все сам тут уберу. И приготовлю что-нибудь поесть. Вы любите хлопья? — Идиот! Сначала, ни о чем не спросив, зажал у стены, а теперь думает, она захочет после этого составить ему компанию за тарелкой хлопьев.
— Да, конечно. — Лулу не улыбнулась, но и молний в него не метала. Просто со всех ног бросилась из кухни наверх.
Мерфи провел ладонью по лицу и посмотрел ей вслед. Через пять минут обуглившаяся яичница будет забыта, но запах гари выветрится еще ой как не скоро.
Лулу ворвалась в свою спальню для гостей и рухнула на колени. Просто чудо, как ее ставшие вдруг ватными ноги донесли ее сюда. Во время этой страстной схватки она насилу устояла под сокрушительным натиском Мерфи.
Ошибка? Как могло то, что показалось ей таким правильным, быть ошибкой?
Да, вспыхнувшее масло — это, конечно, прокол с ее стороны. Мерфи чуть было не потерял самообладание, пришел в смятение и — совершенно точно — правда, самую малость напугался. Потом он схватил ее и принялся целовать, а она словно заново родилась. Здравствуй, жизнь!
По ее жилам пробежало пламя, когда он пригвоздил ее к стене. Предвкушение, грешные чувства. Блаженство с большой буквы! Он прикасался к ее самым интимным местам — к груди, между ног, к ягодицам, но в его прикосновениях между тем не было ничего интимного. Он сгреб ее в охапку, как мужчина, окончательно свихнувшийся от неудовлетворенного желания.
Желания обладать ею.
Это страшно возбуждало. Бешеное, спонтанное совокупление лишь с одной целью — достичь сексуального удовлетворения. Одни только его необузданные поцелуи почти довели ее до высшей точки. Но вот он приподнял ее ногу для своего вовсе не невинного вторжения, и ее стала сотрясать сумасшедшая дрожь. От прикосновения его пениса к своей плоти она пережила тихий оргазм, который привел ее в полубезумное состояние. Если бы она не утратила способности соображать, то ударила бы его по рукам, едва он попытался снова натянуть на нее одежду, схватила бы его член сама и сунула бы его куда надо. Однако собственный, так скоро наступивший у нее оргазм слишком потряс ее.
Она послушалась Мерфи и убежала к себе наверх, потому что не знала тогда, что делать, что говорить дальше, а теперь просто вибрировала от переполнявшего ее гнева и готовых сорваться с языка ответов ему. Среди них на первом месте стоял следующий: «Это не ошибка!»
Придется, наверное, признаться себе, что она порочная женщина, раз думает об этом, ведь ничего бы ей так не хотелось, как повторить эту сцену, правда, с другим финалом. Но разве можно назвать ее порочной женщиной, если она знала всего лишь одного мужчину, причем своего бывшего мужа, а последние два года и вовсе провела в воздержании? Стало быть, это отметается. И ведь не с каждым она была готова прыгнуть в постель для сумасшедшего секса. Ей хотелось развратничать только с Мерфи. И еще ей хотелось узнать Мерфи поближе.
Что он за мужчина такой: остановился, распалившись, на середине пути?
«Я должен охранять вас, а не пользоваться вашим положением».
Высоконравственный мужчина.
Лулу шлепнула себя ладонью по лбу. «Я о вас думаю». Она еще два раза шлепнула себя полбу. Наверное, Мерфи все-таки неплохой кандидат для серьезных отношений. Сердце у Лулу затрепетало от счастья. Она поднялась на ноги и достала из сумочки «пудель» сотовый телефон. Она была готова узнать Мерфи поближе, понять, чем и как он живет, но раз уж она собралась развратничать с мужчиной, то следует подойти к этому творчески. Лулу набрала номер и, когда Софи, известная соня, любительница поваляться в постели допоздна, ответила ей, вздохнула с облегчением.
— Лу, ты как?
— Хорошо. Я просто… — Лулу, наконец-то отбросив свою скромность, отважилась обратиться за советом к младшей сестре. Самое время повзрослеть. — Я хочу потрахаться с телохранителем.
Глава 15
Джейк выключил из сети вафельницу и налил себе чашку кофе. Последние пятнадцать минут он был занят приготовлением любимого завтрака Афии и попытками отвлечься от только что состоявшегося у них с Мерфи разговора. Джейк не на шутку взбесил парня, но его это не заботило. Что Джейка по-настоящему заботило, так это благополучие его друзей. Он желал знать, где и когда планируется операция по захвату, и устроить так, чтобы Руди с Жан-Пьером в это время оказались подальше от всей этой свары.
Ему требовалось душевное спокойствие, чтобы всецело сосредоточиться на Афии и подготовке к появлению ребенка. Их ребенка. Его ребенка. Вот это да! Просто башню от всего этого сносит! Мочи нет, как хотелось рассказать новость всему свету, но Афия попросила его помалкивать до ее визита к врачу, намеченного на эту неделю. Она даже Руди пока ничего не хотела говорить, и Джейк понял: как она ни боролась со своими суевериями, страх сглазить беременность в ней тем не менее жил. «Просто хочу быть уверенной на сто процентов», — объяснила она. Сам Джейк в этом уже не сомневался, он чувствовал это сердцем, всем своим нутром, но если ей так лучше, пожалуйста, так и быть, черт побери, он будет молчать. До поры до времени. Джейк допил кофе. «Что, интересно, придется покупать, — подумал он, — кукольные домики или конструктор?» И уголки его губ приподнялись в улыбке.
На пороге кухни появилась Афия, и его сердце подпрыгнуло от радости. Он представил ее себе с большим животом и чуть не лопнул от счастья.
— Ты потрясающе выглядишь.
Афия, с раскрасневшимися щеками, передернула худенькими плечиками, откидывая назад свои прямые волосы, и в модных дизайнерских туфлях на высоких каблуках вплыла в комнату.
— В этом старье-то? — начала кокетничать она и, проведя ладонью по своему голубому платью, направилась к кофейнику.
Джейк отставил в сторону кружку и, взяв Афию за руку, привлек к себе.
— Я не о платье, хотя оно тоже прелесть. — Нужно было быть слепцом, чтобы не заметить, как чудесно оно облегало ее изящные формы. — Я о тебе. — Джейк с упоением взирал на ее очаровательное личико сказочной феи, растворялся в ее мягко поблескивающих оленьих глазах. Да, что и говорить, жена у него, как фотомодель. Но только за одно это Джейк не любил бы ее так сильно: ее душа была так же прекрасна. — Я давно говорил, что люблю тебя?
— С прошлого вечера и до сегодняшнего утра ты, по-моему, упоминал об этом уже раз десять или даже больше. — Афия со смехом сжала ладонями его лицо и нежно заглянула ему в глаза. — За предстоящие месяцы ты у меня, наверное, совсем рассупонишься.
— Не исключено. А еще готовься к тому, что я буду страшным брюзгой. — Свою сестру во время ее тяжелой беременности он своим ворчанием чуть не довел до умопомешательства. Что уж тут говорить об Афии, которая раньше притягивала к себе несчастья как магнит? Он будет прыгать вокруг нее как одержимый. — Никакого кофеина.
— Что? — Афия наморщила нос, с тоской глядя на свежезаваренный кофе. — Ах да, верно.
— Я дам тебе молока. — Джейк быстро поцеловал ее в недовольно поджатые губы и, слегка подталкивая, повел к кухонному столу. — Не унывай, детка. Я приготовил тебе вафли.
Афия вскрикнула от восторга, но, взглянув на свои наручные часы, простонала.
— Черт! Слушай, я не могу — опаздываю. Джейк открыл холодильник.
— Куда это?
— У меня встреча с Энтони.
Джейк застыл на полпути перед открытым холодильником, положив руку на пакет молока.
— Ривелли?
— Я устраиваю еще одно благотворительное мероприятие. Предыдущее благотворительное травести-шоу принесло существенный доход. Так почему бы не повторить этот номер еще раз? Энтони на новой работе получил выход на знаменитых трансвеститов. Кроме того, у него теперь появилась возможность обеспечить отличное место проведения — «Изумрудный город».
Речь шла о театре-ресторане в «Оз». Стиснув зубы, Джейк аккуратно взял с полки молоко, сдерживаясь, чтобы не хлопнуть дверцей холодильника. Спокойствие, только спокойствие.
— Я встречаюсь с ним через полчаса в «Оз».
— Отмени встречу.
— Не могу.
Джейк обернулся, сунул Афин в руки стакан молока и схватил с кухонной стойки мобильник.
— Нет проблем, детка. Я сам съезжу вместо тебя. — Ни о каком спокойствии, конечно, речи не могло быть, но Афию он и на десять ярдов к «Оз» не подпустит, ни за какие коврижки.
Афия, сделав большие глаза, выхватила у него из руки телефон и снова положила его на стол рядом со стаканом молока.
— Ты должен преодолеть свою неприязнь к Энтони, Джейк. Он же не виноват, что его бывшая невеста оказалась сумасшедшей ревнивицей.
Джейк боролся с желанием помассировать плечо. Рана уже давно зажила, но чтобы простить окончательно, ему еще требовалось много времени.
— Бывшая невеста. — Он уперся руками в бока. — Ты в этом уверена?
Афия приняла ту же позу. Обычно Джейку нравилось, когда она ему перечила. Но только не сегодня. Только не сейчас.
— Он порвал с Анджелой после того, как ее посадили, — ответила Афия. — Тебе это отлично известно.
— Мне известно то, что он говорил журналистам.
— К чему ты клонишь?
Джейк не мог поделиться с Афией своими подозрениями о том, что Фальконе взяли Ривелли в «Оз» заведующим развлекательной программой именно потому, что тот все еще состоял в связи с Анджелой, — вроде как помощь родственнику. Отсюда тянулись ниточки к проводимому ФБР следствию, к Богарту и Лулу. Не важно, что у него в прошлом были причины недолюбливать Мерфи: ведь он дал ему слово, а потому обо всем этом ничего не сказал Афин и в качестве аргумента привел другое обстоятельство, тоже являвшееся правдой.
— Я не могу отделить Ривелли от Анджелы, Афия. Как только вспомню, как эта тронутая стерва напала на тебя… — Джейк потер шею сзади. — Я просто не могу, детка. Пока не могу.
Черты Афин смягчились. Она дала ему обнять себя и сама крепко обняла его.
— Это мероприятие поможет собрать средства на обустройство палаты в детской больнице. В газете была опубликована статья о маленьких детях, инфицированных вирусом иммунодефицита. Так вот я наведалась туда, и… — Она запнулась. — Я ничего тебе не сказала, боялась, что не смогу говорить об этом без слез.
Черт! Джейк уткнулся подбородком в ее голову, погладил рукой ее напряженную спину.
— Это важно, Джейк.
— Да. — От одной только мысли об этих бедных малышах Джейку сделалось дурно. Но он все равно не желал подвергать свою собственную жену и своего будущего ребенка риску. Они найдут другого посредника и другое место для шоу. Но скажи он ей это сейчас, и у нее возникнут дополнительные подозрения, поэтому Джейк решил сымпровизировать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...