ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она не знала, жив он или мертв. Обезумев, путаясь в подоле платья, она кое-как поднялась, но Сол успел схватить ее за запястье и потащил назад.
Клубы дыма уже повалили в коридор, обжигая горло. Но Лулу рыдала не от этого, а от мысли, что Мерфи и Жан-Пьера нет в живых, что они ушли из ее жизни навсегда.
Сол пел ей на ухо «Когда-нибудь мой принц придет ко мне», а за спиной у них полыхало оранжево-красное пламя, которое стремительно распространялось по дому. Сол целовал мокрые от слез щеки Лулу. «И они отправились в сторону заката».
Внезапно сквозь туман паники в голове Лулу прозвучал голос Софи, и она со всей силы острым каблуком своей туфли ударила маньяка по ступне. Тот съежился от боли, а она вырвалась из его рук. «Только через мой труп».
С визгом затормозив на подъездной дорожке перед домом Лулу, Мерфи ударился о бампер припаркованной впереди пустой машины: его внимание было приковано к языкам пламени, вырывавшимся из окон второго этажа. Они с Боги, выпрыгнув из автомобиля, бегом бросились к горящему зданию. Боги на ходу вызывал по телефону пожарных.
В сознании Мерфи вновь ожили картины из прошлого. Он вспомнил мать и наконец понял ее. Она бросила вызов самой преисподней, в которую кинулась спасать любимого человека. Ни о чем не раздумывая. Иного ей было не дано. Настоящая любовь, ослепляя, оглушая человека, делает его бесстрашным. Как же он все эти годы не мог понять такой простой вещи? У нее просто не было выбора.
Мерфи вихрем взлетел вверх по лестнице, думая о настоящем, о будущем. О Лулу. Молясь, чтобы она смогла спуститься вниз по лестнице. Молясь, чтобы никто не удерживал ее в плену.
Мерфи с Боги прорвались через веранду, через входную дверь. Мерфи первым натолкнулся на тело.
— Жан-Пьер. Черт возьми! Я же говорил ему ждать в машине.
Боги опустился на корточки, пощупал его пульс.
— Он просто ударился. Жан-Пьер пошевелился.
— Наверху.
— Вынеси его, — бросил Мерфи, уже поднимаясь вверх. Француз оттолкнул Боги.
— Я сам. Найдите Лулу.
С пистолетом в руках Мерфи добежал до верхней ступеньки и с ужасом обнаружил Лулу лицом к лицу с вооруженным мужчиной. Языки пламени уже лизали кружева ее пышной юбки. Мужчина, прихрамывая, надвигался на нее. Она сняла с головы диадему. Что она, черт возьми, делает? Мерфи навел дуло пистолета на ублюдка, но густой дым и неудобно стоявшая Лулу мешали ему точно прицелиться. Боги постучал ему по плечу, изо всех сил стараясь привлечь его внимание.
Мужчина, заметив Мерфи, наставил пистолет на Лулу.
— Если она не будет принадлежать мне, то не будет принадлежать никому.
Лулу швырнула свою увенчанную острыми стразами диадему мужчине в лицо, и тот наклонился.
Мерфи тут же ринулся вперед.
Боги выстрелил.
Лулу упала, и Мерфи накрыл ее своим телом. Он все спрашивал, не пострадала ли она. Схватив ее на руки, он бросился вниз по лестнице, как обезумевший, стремясь поскорее вытащить из горящего дома. Боги последовал вслед за ним, волоча за собой незадачливого маньяка. Хотя Мерфи оставил бы этого подонка здесь на произвол судьбы.
Вдалеке слышался вой сирены пожарной машины.
— Жан-Пьер, — просипела Лулу Мерфи на ухо.
— С ним все в порядке. — Он отыскал глазами француза сидящим на земле. Тот, прислонившись к автомобилю, прижимал к уху телефон. Жан-Пьер показал ему большой палец. — С ним все как надо. — «Во всех отношениях», — пришло в голову Мерфи. Когда он велел Жан-Пьеру оставаться в машине до их приезда, они еще не знали, что там с Лулу. Значит, у Жан-Пьера не только была своя голова на плечах, он был не лишен мужества.
Мерфи опустился возле него на колени. Соседи включили свет на верандах и вывалили на улицу. У обочины остановились пожарные и полицейские машины. Вокруг царил хаос, но Мерфи видел и слышал только Лулу. Он чуть не задохнулся, разглядев на лифе платья и на ее груди пятна крови.
— Ты ранена. — Его руки аккуратно ощупывали ее тело. — Где, черт возьми, твоя рана?
— Это не моя кровь. Это его. — Лулу говорила хриплым голосом, рваными фразами. — У него был пистолет. Жан-Пьер поднимался. Ему пришлось это сделать.
Мерфи баюкал ее на руках, гладил растрепанные волосы, убирая их с потного, покрытого испариной, закопченного лица. Она была в состоянии шока.
— Я ударила его. Ножницы были рядом, и я… — Ее широко раскрытые глаза наполнились слезами.
Сердце Мерфи чуть не разорвалось при мысли о том, чего ей все это стоило.
— Все хорошо, девочка моя. Ты спасла Жан-Пьера. Ты защитила себя. — Мерфи был чертовски горд и чувствовал, будто гора свалилась у него с плеч. — Твои действия были оправданы. — Он очень надеялся, что она сумеет понять эти слова.
Взгляд Лулу остановился на его лице, она обвила его руками за шею и зарыдала.
— Я думала, ты погиб.
Сердце Мерфи наполнилось радостью. Он продолжал радоваться, даже когда пожарные боролись с разрушительным пламенем, а медики пытались спасти жизнь сумасшедшего бандита. Женщина, которую он держал в объятиях, являлась воплощением доброты и силы, и она принадлежала ему. Он легко поцеловал ее в подрагивавшие губы.
— Никогда еще я не чувствовал себя таким живым.
Глава 23
— Что ты там себе думал, черт тебя возьми? Жан-Пьер поморщился: медсестра помазала ему рану на лбу — одну из трех ссадин на его лице.
— Что Лулу в беде. Я, конечно, помнил о наказе Мерфи ждать внизу. Но я не мог. — Он искоса взглянул на Джейка. — А ты бы стал ждать?
— Нет. Но я профессионал. — Джейк, сложив руки на груди, посмотрел на своего деликатного друга новыми глазами — он им восхищался. Вместе с тем Джейка снедало сознание собственной вины. — Я виноват, Джей-Пи. Если бы я взял Лулу с собой, как и должен был, этого бы не случилось.
— Нет, — сказал Жан-Пьер, неуверенно улыбаясь. — Ничто не случается просто так.
Губы Джейка изогнулись.
— Ты прямо как Руди.
Жан-Пьер отвел взгляд и поблагодарил медсестру, которая закончила процедуру.
— У него обширные гематомы на руках и на ногах. Несколько дней они поболят, — объявила она Джейку. — Но в остальном все в порядке. Можете идти, мистер Легран, — обратилась она к Жан-Пьеру, выходя из огороженного ширмами закутка, — но вам придется уладить кое-какие формальности у стойки администратора.
— Я с тобой, — сказал Джейк, когда Жан-Пьер слез со стола. — Я иду выписывать Афию. Может, мы тебя подбросим до дома?
— Я не домой. Но oui , от предложения поехать с вами не откажусь. — Жан-Пьер нахмурился. — Что значит «выписывать Афию»?
Джейк насупился.
— А что значит, ты едешь не домой?
В этот момент отодвинулась штора и вошел Руди. Он взглянул на Жан-Пьера и побледнел.
— Со мной все в порядке, Руди.
Руди? Не заяц? Натянутость в тоне Жан-Пьера не укрылась от внимания Джейка. Он заметил, как отстраненно вел себя Руди, самый близкий здесь Жан-Пьеру человек. Ни порывистых объятий, ни нежностей. Он посмотрел на пару, державшуюся как-то неестественно, и сердце у него оборвалось.
— Мерфи рассказал мне о твоем подвиге, — проговорил Руди.
— Ах, oui , а мне — о твоем. — Жан-Пьер, застегивал рубашку, избегая смотреть Руди в глаза. — Гомики-супергерои! — Он невесело рассмеялся. — Кто бы мог подумать!
— Наверное, я сую нос не в свое дело, — начал Джейк. — Но что у вас все-таки происходит?
Руди, погладив свою бородку, вздохнул:
— Жан-Пьер уезжает в Лос-Анджелес. Оглушенный этой новостью, Джейк посмотрел на пару:
— Вы что, расстаетесь?
Руди с тоской взглянул на партнера, и Джейк остро почувствовал неловкость. Что он ему такое рассказал, черт побери?
Жан-Пьер встретился с Руди взглядом.
— Мы решили отдохнуть друг от друга, — объяснил он тихо и спокойно, но твердо.
— О Господи! — Джейк запустил руку в волосы. — Афин об этом ни слова.
Мужчины разом повернулись к нему.
— Почему?
— Она беременна.
Руди приложил ладонь ко лбу и улыбнулся.
— Ого! Это… прекрасно. Жан-Пьер кивнул и тоже улыбнулся.
— Поздравляю тебя, Джейк. Она поэтому в больнице? Руди нахмурился, переминаясь с ноги на ногу.
— Что стряслось?
— У нее чуть не случился выкидыш, — ответил Джейк. — Стресс. — Он красноречиво посмотрел Руди прямо в глаза, не обвиняя его вслух.
Руди облизнул губы и обернулся к Жан-Пьеру:
— Нам нельзя ей об этом говорить.
— Будем врать?
— Ну не надо уж так в лоб, — сказал Джейк. Если хоть немного повезет, им еще удастся наладить свои отношения. Может, их просто нужно подтолкнуть друг к другу. — По крайней мере пока опасность для нее не миновала.
Жан-Пьер провал рукой по длинным волосам.
— Я уже связался с Люком. — Он поморщился. — То есть с фильмом.
Пока Руди с Жан-Пьером стреляли друг в друга глазами, Джейк попытался сложить фрагменты мозаики воедино. Он сочувствовал им, искренне сочувствовал, но на первом плане для него все же оставались Афия и будущий ребенок.
— Значит так, ты переезжаешь в Лос-Анджелес временно, для работы над фильмом, — сказал он Жан-Пьеру. — Это редкая возможность, которая выпадает только раз в жизни, — продолжал он, повторяя слова Руди, сказанные сегодня утром. — А ты вылетишь к нему при первом же удобном случае, как только сможешь вырваться с работы, — обратился он к Руди. В душе Джейк был уверен, что эти двое созданы друг для друга. Как они с Афией. Как Мерфи с Лулу. — И ни о каком разрыве ни слова! Ваши отношения продолжаются… на расстоянии.
Молодые люди смущенно переглянулись.
— Идет.
— Вот и славненько. — Джейк отодвинул в сторону занавеску, отчаянно стремясь поскорее вдохнуть свежего, не такого насыщенного эмоциями воздуха. — Афия ждет внизу. Она будет спать спокойнее, если увидит, что вы оба здоровы и невредимы и… вместе. — Он обернулся, чтобы убедиться в том, что они идут за ним, и с досадой заметил, как неестественно и неловко они держатся друг с другом. — Ну возьмитесь хотя бы за руки, Боже ты мой! — Удрученно качая головой, Джейк нажал на кнопку вызова лифта. — Самому не верится, что я вам это предложил.
Сказать, что он был озадачен, значит ничего не сказать. Все время между пылкой встречей, больницей и полицейским участком Мерфи с Лулу выясняли свои отношения.
— Что значит, ты не можешь этого сделать?
— Мы не можем, — пискнула Лулу сквозь слезы, которые снова в три ручья хлынули из ее глаз. — Я не могу поехать с тобой. Я не могу переехать жить к тебе.
— Объяснись, Лучана, в чем проблема?
— Во мне.
Этот диалог имел место четыре дня назад.
Каждая минута шла за год.
Мерфи сидел в пабе «У Чарли» и вертел в руках стакан. Это лучше, чем сидеть дома и горевать над своей участью. Он не мог войти в кухню без того, чтобы в памяти не возник образ Лулу, жонглирующей продуктами. Не мог слушать диски из коллекции мотаун, не слыша, как она подпевает, перевирая слова. Он был не в силах забыть ее, спящую в его постели. Уже три ночи кряду он спал на диване.
Спину ломило. Голова болела. Сердце истекало кровью, как сбитое на дороге животное.
— Привет. — Боги устроился на табурете рядом.
Мерфи вскинул бровь. На следующий же день после окончания операции Боги выбросил свой прикид парня из Южной Филадельфии, сменив его на темный костюм с галстуком, — ну прямо настоящий спецагент, ни дать ни взять. Правда, сегодня на нем были «ливайсы» и фланелевая рубашка с длинным рукавом — его стандартный осенний комплект… в нерабочее время. Хвостик смотрится неплохо. Это если ты рок-звезда или один из пацанов Фабио.
— Когда ты сбреешь эти свои гнусные усы и растительность под губой?
Боги поскреб подбородок.
— Вообще-то я подумываю отпустить бороду.
— Твоим это не понравится.
— Когда я в отпуске, им по фигу, как я выгляжу.
— Ты берешь отпуск? — Мерфи почти не сомневался, что имя брата в толковом словаре можно с полной уверенностью включить в статью «трудоголик».
Боги пожал плечами.
— Лучше уж добровольный отпуск, чем принудительный. — Он подал знак бармену. — Виски. Неразбавленное.
— То, что ты не вычислил психа, сыграло роль?
— Да, психиатр я хреновый.
Томас, самый лучший работник паба, принес виски. Боги хотел было заплатить, но Мерфи отмахнулся от его денег.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...