ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Достаточно, чтобы сообразить, что вам его приезд не по вкусу. Я не собирался вмешиваться, но ты очень разочаровала меня, детка.
Софи выдернула руку.
— Не называйте меня так. И вообще пошел ты! — Она злилась больше на себя, чем на Джо. Он был прав. Следовало защищаться. Ведь она в конце концов занимается боевыми искусствами! Однако когда дело касалось Чаза, все было не так-то просто. Какая-то часть ее существа, отчаявшаяся часть, думала Софи с отвращением, все еще не желала расстаться с мечтой. — Что вы здесь делаете?
— Приехал поговорить с Мерфи.
— Его здесь нет.
— Я понял. Иначе это он бы разобрался с этим красавчиком.
Софи охватила досада.
— Я сама могу за себя постоять. — Она действительно могла.
— Это что еще за петрушка?
Софи пошла вперед, глядя на клейкую массу на ступеньках.
— Кто-то разбил тыквенный фонарь Лулу. Вот черт! А я-то думала, здешние дети ведут себя поприличнее.
Джо выхватил из кармана миниатюрный фонарик и осветил им дверь. С помощью тыквенной мякоти виновник оставил на стекле надпись.
— Может быть такое, что это дело рук красавчика? Софи, с удивлением уставившись на выведенное слово «ШЛЮХА», облизнула губы. Так вот что подразумевал Чаз, говоря о соседстве с дикарями. Должно быть, он сперва, еще не зная, что ее нет, подошел к дому. Софи отрицательно покачала головой:
— Для этого ему пришлось бы замарать руки.
— Это я таким образом пытаюсь обмануть себя, — сказал Джо. — Было б куда лучше, если бы это сделал он.
Софи передернула плечами.
— Это тот, кто преследует Лулу?
— В этом нет логики, — пробормотал Джо, протягивая к Софи руку за ключами.
Софи нажала на дверную ручку и открыла дверь.
— Замок сломан.
Джо с негодованием посмотрел на нее и прошел мимо внутрь.
— Осторожно, — предостерегла его Софи, хотя и не стоило бы. — Тут всякое барахло раскидано.
— Да уж!
Софи пробралась мимо пирамиды из коробок, посмотрела через его плечо и в изумлении вытаращила глаза на гигантского плюшевого медведя и охапки цветов, преграждающих главный вход. Сердце замерло от ужаса. Снаружи разор, внутри — позор.
— Где ваша сестра? — спросил Джо, наклоняясь и изучая приложенную к подарку открытку.
— У Мерфи. — И прежде чем он смог вставить хоть слово, Софи повисла у него на руке. — Я поеду с вами.
«Страх не для нас». Обессиленная после своего творческого подхода к активному соблазнению, Лулу рухнула на Мерфи, принимая девиз морских пехотинцев как свой собственный. Ей так же, как «ура», понравилась и фраза «Давай дадим прикурить», теперь оба эти выражения ассоциировались в ее сознании с бурным, сумасшедшим сексом.
Вся потная, Лулу поцеловала Мерфи в соленую шею. Пот никогда не бывает сексуальным. Лулу вздохнула.
— Я видела звезды. Нет, я видела иную галактику. — Он, наверное, подумает, что она ополоумела, ну и пусть! Ей нет дела до этого. Пусть увидит, как на нее подействовало их занятие любовью. Не дождавшись ни слова в ответ, она услышала ровное дыхание Мерфи и, подняв голову, увидела, что его глаза закрыты. — Ты спишь?
— Нет, у меня что-то вроде сердечного приступа. Лулу улыбнулась.
— Это почти то же, что видеть звезды. Мерфи расплылся в улыбке.
В животе у Лулу смешно щелкнуло. И как же это ей раньше казалось, будто его красота в глаза не бросается? Да он просто умопомрачительно хорош. Мерфи лениво опустил глаза и взглянул на Лулу с такой безграничной нежностью и любовью, что у нее перехватило дыхание.
Он взял ее лицо в руки.
— Ты офигительно красива.
Мерфи смотрел на нее, как в таких случаях говорят, «целую вечность», и сердце Лулу под его взглядом затрепетало. Пришел ее черед пережить сердечный приступ. Никто, даже мужчина, с которым она прожила в браке десять лет, никогда не говорил ей, что она красива. Называли милой. Бойкой. Куколкой тоже называли. Но красивой никогда! И не просто красивой, а офигительно красивой! И как это получается, что такое грубое, вульгарное слово звучит так нежно? Лулу, расчувствовавшись, часто заморгала, чтобы не расплакаться, но затем злорадно улыбнулась. Извиваясь, она прижалась к его потрясающему телу и промурлыкала:
— Мне нравится сверху.
Мерфи с улыбкой провел ладонью по спине Лулу, и у нее по коже пробежала дрожь.
— У меня тоже создалось такое впечатление, тигренок.
Тигренок. Лулу это понравилось. А еще ей нравилось, когда он, едва касаясь, кончиками пальцев пробегал по ее спине. Это ее возбуждало. Она почувствовала, как в ней растет желание, хотя ее в очередной раз одолевали сомнения в том, что она как любовница чего-то стоит.
— Я не слишком громко кричала?
— Мне нравится, когда женщина громко кричит.
— Я не была слишком несдержанной?
Мерфи с минуту вглядывался в ее лицо, а когда поднял руку, чтобы отвести в сторону непослушные локоны, Лулу вновь уловила в его глазах вспышку нежности и любви.
— Все было прекрасно, милая. — В следующую минуту он ловко перевернул ее на спину и, растянувшись рядом и приподнявшись на локте, принялся свободной рукой ласкать ее тело. — Лулу, когда закончится вся эта история, я не хочу, чтобы вместе с ней закончилась и эта, — он переплел свои пальцы с ее, — наша история.
— Ого! — с трудом протянула Лулу, сглотнув комок в горле. — Стало быть, я так хороша в постели? Кто бы мог подумать! — Только пошутив, ей удалось не расплакаться. Все эти годы Лулу пыталась уговорить Терри попробовать что-то экзотическое, просто так, ради интереса, чтобы доставить себе удовольствие. Но Терри экзотика не интересовала. Он хотел зачать ребенка. Секс с Терри представлял собой движение к концу, достигнув которого Лулу чувствовала себя никуда не годной женщиной. Бесплодной. Нежеланной.
Мерфи сжал ее руку.
— Дело не в сексе, хотя…
— Я хочу, чтобы оно было в сексе, — выпалила Лулу и прижала ладонь ко лбу. Ну что за глупость!
— Хорошо. Она скосила глаза в сторону.
— Хорошо?
— Пока хорошо. — Склонившись к ней, Мерфи развеял ее сомнения долгим, глубоким поцелуем и тут же с дьявольской улыбкой на губах отклонился назад. — Есть хочешь?
Выгнув брови, Лулу пошевелилась и повернулась к Мерфи. Двумя пальцами, как ножками, она стала перебирать вниз по его великолепному, подтянутому животу.
Мерфи со смехом выскочил из постели, прежде чем она успела добраться до его члена.
— Мне нужно немного перекусить и передохнуть, если мы рассчитываем еще на один раунд. Или два, — прибавил он с блеском в глазах.
Радуясь установившейся между ними непринужденности, Лулу поднялась, волоча за собой простыню.
— И где, скажите на милость, моя одежда?
— В библиотеке. — Мерфи голым, во всей своей красе, — образ, который будет сопровождать Лулу всю жизнь, — пересек комнату и, вытащив из ящика свою рубашку, бросил ей: — Надень вот это. — Лулу уронила простыню, и Мерфи заинтересованно приподнял бровь. — Никаких трусов!
Она накинула рубашку, с улыбкой наблюдая за тем, как он натягивает на себя «боксерские» трусы.
— Никакой рубашки!
Широко улыбаясь, Мерфи отправился в ванную.
— Встретимся на кухне.
Мерфи пробыл в душе рекордно короткое время. Ни одна из женщин никогда не вызывала в нем такого интереса, как эта: он был буквально ошеломлен ею. Он уже понял, что ее бывший муж сделал все, чтобы отбить у нее охоту к сексу, но она все равно была полна энтузиазма и ненасытна… пока дело не дошло до так называемой миссионерской позы. Мерфи чертовски не хотелось себя ограничивать. Но он не стал бы принуждать Лулу к чему-то противному ей и постарался бы помочь преодолеть внутренний запрет, если бы он так уж ее тяготил. Ей это вполне под силу, учитывая ее возможности. Женщина оказалась неутомимой и способной испытывать многочисленные оргазмы. Словом, о такой девушке мечтает каждый мужчина.
«Девушка моей мечты».
Стоило Мерфи только вспомнить, как Лулу подошла к Поли Фальконе, и кровь у него застыла в жилах. Грань между храбростью и глупостью почти неуловима, и Лулу ее переступила. Как она могла подумать, что этого человека можно вот так просто отвадить, лишь только попросив его? Наоборот. Скорее всего ее отпор вызовет в нем желание действовать. Если Боги не нейтрализует Поли во время операции по захвату, придется Мерфи взять дело в свои руки. Любой ценой он решил вернуть принцессе ее сказку. Проходя через библиотеку, Мерфи бросил взгляд на настольные часы. Боги обещал сегодня вечером выйти на связь. Правда, о времени они не условились. Поразмыслив, Мерфи вспомнил, что они и место встречи не обговорили. Черт! Ведь Боги решит, что он охраняет дом клиента. Проклятие! Однако Мерфи не стал звонить другу на сотовый в уверенности, что тот все в итоге сообразит. Уж хоть бы сообразил! Если Джейк не получит сегодня вечером необходимой информации, то, очень вероятно, велит Руди с Жан-Пьером держаться от «Оз» подальше, а это поставит планируемую операцию да и самого Боги под удар.
Настроение Мерфи в любой момент было готово окончательно испортиться, он уж готов был поддаться одолевавшей его тревоге, как вдруг стены его дома огласились музыкой в стиле мотаун. Лулу, очевидно, обнаружила CD-проигрыватель. Мерфи направился в кухню. Беззаботная, мирная сценка, которую он там застал, снова вернула его в состояние эйфории. Лулу танцевала между холодильником и кухонной стойкой, жонглируя продуктами. Ее спутанные кудри подпрыгивали на плечах, и она пела, путая слова, песню «Мне рассказали». Мерфи простил Лулу то, как она исковеркала одну из самых его любимых песен, потому что она в этот момент выглядела чертовски привлекательно. О да! Его рубашка на ней и отсутствие трусиков — великолепная приманка.
— Что ты делаешь, тигренок?
— Сандвичи с индейкой. — Лулу держала в руках буханку ржаного хлеба и упаковку диетической нарезки. — Уж с этим-то я справлюсь.
— Это хорошо. — Мерфи приблизился к ней сзади и скользнул руками вверх по бедрам, остановившись на голых ягодицах. — Потому что мои руки заняты.
Лулу, захихикав, слегка оттолкнула его локтями.
— Ты говорил, тебе надо передохнуть.
— Я ошибался.
Лулу обернулась на него через плечо и ехидно улыбнулась:
— Тебе надо поесть. Тебе потребуется много сил.
— Правда?
Глаза Лулу поблескивали озорно и — о да, именно этого он ждал! — нежно. Она откашлялась.
— Хм, тебе нравится с перцем?
Мерфи откинулся назад и прижался к ее заду своим возбужденным членом.
— Вопрос с подтекстом.
Лулу обернулась, чувствуя, как кровь бросилась ей в лицо, и закатила глаза.
— Я о твоем сандвиче. Горчица желтая или коричневая? — Она жестом указала на две банки. — У тебя есть и та, и другая.
Мерфи подвинул к ней поближе коричневую горчицу и легко поцеловал ее в нос.
— Эта сойдет.
Лулу вспыхнула, сосредоточившись на банке, которую открывала.
— Мне тоже.
Мерфи только это и нужно было знать. Улыбнувшись, он тихонько шлепнул ее по попке и подошел к холодильнику.
— Пива?
— Нет, спасибо. Но минеральной воды, если у тебя есть, выпью. — Лулу, намазывая хлеб горчицей, снова запела, перевирая слова.
Мерфи поставил рядом с ней холодную бутылку воды и, запрыгнув, уселся на кухонную стойку в центре кухни. Болтая босыми ногами, он сделал большой глоток из бутылки с длинным горлышком и устремил взгляд на Лулу, которая резала красивый, как бифштекс, помидор. Эта женщина, благослови ее Господь, на кухне представляла собой стихийное бедствие.
Она повернулась к нему, протягивая самый кривой и неаккуратный сандвич с индейкой из всех, что ему когда-либо доводилось видеть. Хорошо хоть к плите не прикасалась. Лулу на секунду замолкла, чтобы сказать:
— Мне нравится эта песня.
— Еще как-нибудь напомни, чтобы я научил тебя верным словам, — подтрунивая, сказал Мерфи и отхватил кусок сандвича. Кривобокий, но вкусный.
Лулу прислонилась спиной к другой стойке и тоже откусила маленький кусочек.
— Я кое-что выяснила насчет тебя.
Мерфи подумал, что она опять залезала в Интернет. Интересно, хорошо ли она разбирается в компьютере, чтобы выудить нужную информацию? Насторожившись, он снова отпил из бутылки.
— А именно?
— Ну, во-первых, ты любишь старую музыку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...