ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И злился, потому что сам никогда о нем не слышал и не мог раздобыть никаких рекомендаций. Он даже номер рейса и дату прилета еще не знает, и это его прямо-таки выводит из себя, поскольку невозможно назначить ни время репетиций, ни время выступлений.
— Вот он-то и есть та самая приманка, — сказал Мерфи, обращаясь к Боги. — Наверное, он пошлет водителя, чтобы встретить этого, с позволения сказать, артиста с треклятым курьером, и в результате Гэллоу становится соучастником.
— Передай Джейку, что, если Гэллоу чист, ему ничего не грозит. Даю слово. Скажи ему, чтобы он не шебуршился. Нам еще далеко до того, чтобы остановить употребление и распространение этого опасного наркотика. Думаю, риск оправдан.
— Оправдан, — согласилась Лулу, удивив и Мерфи, и свою сестру. — В самом деле. Руди бы тоже с этим согласился. И все же разве нельзя его как-то ввести в курс дела? Не будет ли он в большей безопасности, если узнает подробности? — задала она вопрос Боги.
Но Боги не ответил, только бросил сердитый взгляд на Софи.
— А вы что, с Ривелли шуры-муры крутите? Совсем спятили? Его невеста — сумасшедшая! Анджела почти такая же ревнивая и мстительная, как ее кузен Поли! Если она обнаружит, что вы трахаетесь…
— Это не так! — На щеках Софи вспыхнули два огненных пятна.
Мерфи с изумлением наблюдал, как ее глаза наполнились слезами. И это Софи, самоуверенная, решительная, острая на язык.
Вся подобравшись и зажав сумочку под мышкой, она как-то скованно поднялась со своего места.
— Простите. Мне нужно в туалет. — Она огляделась по сторонам с каким-то в полном смысле слова потерянным видом.
Мерфи показал ей, куда идти.
— Сюда. По коридору, вторая дверь направо.
Лулу, хмуро посмотрев на Боги, окликнула сестру, которая уже была на полпути из комнаты:
— Хочешь, я пойду с тобой?
Софи отрицательно покачала головой и вышла, хлопнув дверью. Предположительно дверью ванной.
— Если бы я только не была противницей насилия, — обратилась Лулу к Боги, — я бы сейчас влепила вам хорошую затрещину.
— Ему мало затрещины, — сказал Мерфи. Никогда раньше он не предполагал, что его брат может быть так жесток. Тот уже второй раз за вечер допускал грубые замечания насчет личной жизни Софи.
— Чего ты так на нее взъелся?
— Да потому, что она не пользуется мозгами, которые ей даны от рождения.
— Мы все знаем Энтони, — сказала Лулу, вступаясь за сестру. — Он раньше был вице-президентом «Карневале».
Мерфи сжал ее руку в знак поддержки.
— Если верить газетам, Ривелли порвал с Анджелой Фальконе.
— Он солгал с одобрения Анджелы. Думал, это поможет ему удержаться на посту управляющего казино. Какое-то время он тем самым выиграл, но в конце концов его все-таки вытурили. Тогда Анджела попросила Поли устроить его на работу и присмотреть за ним, пока сама она сидит. Не доверяя Ривелли, причем тот отлично знает это, она тем не менее собирается куда-нибудь сбежать с ним после ее освобождения. Парочка та еще! Как бы то ни было, а Поли дал Ривелли работу, но предупредил Анджелу, что он не грё… — Тут Боги посмотрел на Лулу. — Прошу прощения. Не долбаный бебиситтер. Это, однако, не значит, что Сол не настучит Анджеле, если заметит, что Ривелли ей изменяет. В отличие от Поли Сол придерживается строгих правил в том, что касается соблюдения верности.
Мерфи тряхнул головой.
— Откуда ты все это узнал?
Боги провел рукой по подбородку.
— От Джульетты.
— Кто это, Джульетта? — спросила Лулу.
— Не важно. Господи! — воскликнул Мерфи, потирая подбородок. — Могло ли быть все еще сложнее?
— Вообще-то да. — Боги встал, сунув руку в карман, вытащил оттуда открытку из подарка, предназначенного Лулу, и передал ее Мерфи. — У Лулу соперничающие поклонники.
Мерфи прочитал вслух послание, написанное затейливым почерком, и его бросило в жар.
— «Надеюсь, это искупит мою вину за неуместный подарок и сгладит неприятное впечатление от тягостной сцены. С любовью. Поли». Опасность «А». Стиснув зубы, Мерфи глянул на Боги. — Где ты это взял?
— В доме Лулу и Софи. На закрытой веранде, если точно. Вместе с гигантским розовым плюшевым медведем и шестью букетами цветов. — Боги перевел взгляд на Лулу. — Наверное, он еще не выяснил, какие цветы вам нравятся больше всего. Но любимый цвет ему известен. Там розы, гвоздики и еще какие-то цветы, я в них не разбираюсь. Но все розовые.
Лулу выхватила у Мерфи открытку, встала и начала ходить из стороны в сторону.
— Я в это не верю! Я же сказала ему, что не склонна принимать его ухаживания. Разве не так? — Она остановилась и шлепнула себя по лбу. — Как раз этого-то я ему и не сказала! — Она снова шлепнула себя по лбу. — Фу-ты! Я только отругала его за то, что он прислал мне неуместный подарок и подсунул наркотик. А чтоб он оставил меня в покое, я ему не сказала.
— Оставил в покое, — повторил за ней Боги. Его губы слегка дрогнули. — Вы уверены, что вы с Софией родные сестры?
— У нас общий отец, а матери разные, — ответила Лулу, немного удивившись.
Мерфи улыбнулся. Боги выдохнул.
— Значит так, принцесса. Первое: никогда не пытайтесь ругать наглецов. Второе: оказываемое сопротивление лишь подогревает азарт преследователя.
— Не могу в это поверить, — с трудом выговорила Лулу. — Не могу… думать. — Она потерла виски. — В голове такое — с ума сойти!
Мерфи протянул к ней руку.
— Иди сюда, девочка моя.
— Нет, мне нужно принять аспирин. Мне нужно… — Лулу бросилась к лестнице. — Я вернусь через минуту.
— Кажется, переволновалась, — сказал Боги.
— С ней все будет нормально. — Мерфи боролся с желанием встать и пойти за ней. — Она сильнее, чем кажется. — Как только Лулу оказалась достаточно далеко, чтобы не слышать их разговор, Мерфи наклонился вперед, опершись руками о колени. — Ты сказал: соперничающие поклонники.
Боги опустился на диван, провел обеими руками по голове, запустив пальцы в волосы, и застыл в той же позе, что и Мерфи.
— Кто-то разбил ее тыквенный фонарь. И на стекле двери написал «шлюха». Поли этого не делал. У него стадия соблазнения.
— Ты думаешь, у нее есть еще один воздыхатель, кто-то, кому не нравится, что она получает подарки от другого мужчины? Кто-то, кто, возможно, видел ее со мной и предположил, что мы любовники?
— А это не так? — Мерфи приподнял бровь.
— Эх, когда падаешь, летишь быстро.
— И больно ударяешься. — Мерфи выдохнул, веля себе переключиться на маньяка и не думать о том, что в качестве объекта преследования выступает Лулу. — Это Сэм Марлин.
— Кто?
— Тот мерзкий тип, которого я тебя сегодня в «Карневале» просил припугнуть. Софи называет его «любителем поглазеть». Он преследует артистов, подкарауливает, подглядывает. У него какой-то особый, патологический интерес к Софи и Лулу. И представь себе, он живет по соседству.
— Дело дрянь.
— Так что ты ему сегодня сказал?
— Я сказал, что, если снова увижу, как он пялится на мою девушку, яйца ему отрежу и скормлю акулам.
Мерфи подавил улыбку. Боги есть Боги. И — удивительно! — сейчас он напомнил ему Софи в те моменты, когда она проявляла железный характер.
— Я почти уверен, что вчера Марлин заметил, как я целую твою девушку на променаде.
— Хм. Думаю, это для него веская причина, чтобы обозвать шлюхой. Марлин мог разбить тыкву?
— Запросто. Это скользкий тип.
— Значит, мы по крайней мере знаем, с кем имеем дело. Что до Джейка, то скажи ему, пусть успокоится. И ни в коем случае ничего не рассказывает Гэллоу. У того могут сдать нервы. А от него только и требуется — сесть за руль и привезти курьеров в «Оз». И то если встречать их отправят именно его. — Боги посмотрел на часы. — Мне действительно пора, Мерфи. Джульетта забеспокоится, а если она начнет названивать кому ни попадя, мне крышка.
Оба поднялись.
— Кстати, насчет этой девушки… — сказал Мерфи.
— Когда все завершится, я ее не брошу. — Боги заправил волосы зауши, натянул на голову вязаную шапочку. — Ей нужна помощь, Мерфи. Я прослежу, чтобы она ее получила. С ней все будет о'кей.
Софи просунула голову в приоткрытую дверь. Ее глаза были сухи, но выглядела она измотанной.
— Мне нужно ехать, — обратилась она к Боги. — Вы меня не подбросите? Спасибо. — И ушла.
Боги направился вслед за ней. В его глазах кружились досада и… что это? Неужто страсть?
— А как ты? — спросил Мерфи. — С тобой все будет о'кей?
Боги вымученно улыбнулся:
— А разве со мной может быть иначе?
Глава 20
— Радость моя, перестань метаться и ложись в постель.
— Не могу, Джейк. У меня сердце не на месте. — Зажав в кулаке сотовый телефон, Афия продолжала ходить взад-вперед — от кровати к бюро и обратно. — У Руди такой расстроенный голос! Ты сам слышал сообщение. Скажи, ведь голос у него расстроенный, да?
Это правда, голос у него был такой, что казалось, он вот-вот расплачется, но Джейк знал: чтобы успокоить Афию, говорить этого не стоит. Теперь он жалел, что они выбрались из постели совершить набег на холодильник. Жалел, что проверил сообщение на автоответчике. Но ведь он ждал звонка от Мерфи с информацией относительно ситуации в «Оз». Информации от Мерфи там не оказалось, зато было какое-то непонятное жалостливое сообщение от Руди, явно пребывавшего в глубоком унынии.
— Он уже большой мальчик, Афия. Да, голос у него расстроенный. Но ничего, он со всем справится.
— Он просил меня перезвонить. Он ждет моего звонка. Так почему ж он не берет трубку?
— Возможно, он в таком месте, где плохо или вообще не принимается сигнал.
— Я оставила ему целых три сообщения на мобильнике и одно на домашнем телефоне, и что? — сетовала Афия, словно бы не слышала слов Джейка. — Жан-Пьер сказал, что не видел Руди с самого утра.
Джейк откинул одеяло и свесил ноги с кровати. Еще пара минут, и он схватит ее и поднимет на руки. Он знал, что такое возбуждение вредно для ребенка да и для самой Афии тоже. Именно поэтому он желал получить от Мерфи подтверждение, что Руди с Жан-Пьером во время операции ничто не грозит. Афия так любила Руди, что когда-то Джейк даже ревновал ее к нему. Так было, пока он не узнал, что Руди — гей. Пока не понял, что у его маленькой, хрупкой, как креветка, жены сердце кита и она способна и на глубокую любовь, и на преданную дружбу. Качество, которым он восхищался. Но это делало ее также чрезвычайно уязвимой.
— Жан-Пьер сказал, что Руди должен привезти в «Рубиновые лодочки» одного трансвестита, но в остальном его график ему неизвестен. А вдруг он попал в аварию? — На глазах Афии выступили слезы. — И он в таком состоянии, что не может отвечать на звонки?
Чаша терпения Джейка переполнилась. Он быстрым движением сгреб Афию в охапку и положил на кровать.
— Отдышись и успокойся. — Афия попыталась вскочить, но он удержал ее за плечо. — Я не шучу, Афия. Ты слишком бурно на это реагируешь. Руди с Джей-Пи поссорились. Руди расстроен. Он ведь у нас гордый и упрямый. Десять против одного: он не отвечает потому, что, несмотря на сообщение, оставленное им уже давно, разговаривать сейчас не расположен. Небось сидит где-нибудь и изучает какую-нибудь дурацкую книжку по психологии о том, «как ссориться по правилам». А может, уже привез трансвестита в «Рубиновые лодочки» и решил посидеть там, пропустить несколько кружечек пивка, поразмыслить.
— Думаешь? — Афия перестала плакать и посмотрела на него с улыбкой, в которой блеснула надежда. — Может, нам поехать посмотреть, как он. Может, ему нужна компания.
— А может, ты дашь человеку передышку. — Ни за что, черт побери, он не повезет ее в «Оз». Джейк откинул ее челку и поцеловал в нахмуренный лоб. — Если ты, Афия, ему нужна, он знает, как тебя отыскать.
Афия вздохнула.
— И то правда. Прости меня. Я просто… У меня такое чувство, будто должно произойти что-то дурное.
Афия стиснула свое запястье, и Джейк понял, что она по старой привычке хотела погладить браслет с брелоком, который больше не носит. Свой талисман на счастье. Это была ее старая привычка, которая терзала ему сердце: она свидетельствовала о том, что Афия чувствует себя неуверенно и незащищенно перед лицом какой-нибудь неприятности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...