ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ничего дурного не случится, любимая. — Джейк хотел прогнать поцелуями недовольную гримасу с ее лица, но тут зазвонил его телефон. Джейк протянул руку и взял с тумбочки мобильник.
Афия резко выпрямилась.
— Это Руди?
Джейк проверил входящий номер на дисплее.
— Нет. — Звонил Мерфи. Джейк попытался встать с постели, но Афия со стоном вцепилась в него. Не хочет оставаться одна. Ладно. Ничего не поделаешь. Придется как-то выкручиваться. Он поцеловал Афию в макушку и, расслабившись, откинулся на подушке, а затем нажал кнопку мобильника. — Да?
— Это Мерфи.
— Я знаю.
— Ты один?
— Нет.
— Стало быть, не можешь говорить свободно.
— Не сейчас. — Джейк погладил по спине тесно прижавшуюся к нему Афию. Совсем недавно от их страсти чуть не загорелась постель. Они даже в ванной занимались любовью. Если хоть немного повезет, она уснет от усталости и перестанет беспокоиться о Гэллоу.
— Ладно, — сказал Мерфи. — Зато ты не сможешь наезжать на меня.
Услышав от Мерфи все, что тот выведал у Богарта, Джейк заставил себя сохранять на лице невозмутимое выражение и не напрягаться всем телом. Новость о том, что Руди с Жан-Пьером оказались в самой гуще событий, связанных с расследованием дела о контрабанде наркотиков, Джейка вовсе не обрадовала, но мысль, что Фальконе будет уничтожен, доставляла ему ни с чем не сравнимое наслаждение. Обещание Богарта, что Руди не будут преследовать в судебном порядке, стало дополнительным плюсом, но Джейку не нравилось, что Руди должен остаться непосвященным. Он знал его, а Богарт нет.
— Меня устраивает все, кроме последнего: предупрежден, значит, вооружен.
— Давай решать проблемы по мере их поступления, — отозвался Мерфи. — Может, Гэллоу вообще не пошлют.
— Возможно. — Возможно, Руди впадет в меланхолию или будет слишком занят восстановлением мира с Джей-Пи, чтобы принять этот заказ. Жизнь покажет.
— И еще, Джейк, хочешь знать кое-что насчет Ривелли? Вряд ли он участвует в семейном бизнесе, но мне доподлинно известно, что его связи с семьей сохранились. Он по-прежнему собирается жениться на дочери главы мафии.
То обстоятельство, что Ривелли все еще хотел жениться на этой ревнивой стерве, никак не укладывалось у Джейка в голове. И то, что Анджела готова принять странный образ жизни Ривелли, Джейка также удивило.
— Жизнь полна неожиданностей, — пробормотал он.
— Во-во, я про то же. За исключением нескольких чудных мгновений этот день сущее проклятие: неприятности следуют одна за другой.
Проклятие. Сглаз. Джейк уставился в потолок. В его голове в беспорядке роились мысли.
— Будем держать связь, — сказал Мерфи.
— Да. — Джейк отсоединился и отбросил в сторону мобильник. Афия чуть с ума не сошла, когда ей взбрело в голову, будто Анджела ее сглазила и теперь она должна «усохнуть». «У меня никогда не будет детей», — рыдала она как-то ночью. Джейк проклинал древние суеверия на чем свет стоит, и спустя многие недели Афия освободилась от этих глупостей, освободилась от страха.
«У меня такое чувство, будто должно произойти что-то дурное».
Вот дьявол!
— В чем дело, Джейк?
Джейк пошевелился, заключая жену и своего еще не родившегося ребенка в объятия.
— Да ничего, детка.
Позитивные мысли должны преобладать над негативными. Разве не это он однажды сказал ей? Ничего дурного не случится.
Могла ли эта ночь быть хуже? Лулу в оцепенении, с мобильником в руках, спустилась вниз.
Она застала Мерфи в библиотеке в тот момент, когда он, закончив разговор, отключал свой сотовый телефон.
— Где Софи? — отрывисто спросила она.
— Уже куда-то приехала, должно быть. Боги взялся подвезти ее. — Мерфи посмотрел на телефон, зажатый у Лулу в руке, и вскочил со своего места. — Поли звонил?
— Что? — Лулу непонимающе заморгала, потом отрицательно покачала головой: — Ох! Нет. Я говорила с Вив.
— Как она? Все в порядке?
— Да. Нет. Просто не верится. — Лулу принялась мерить шагами комнату. Если она только не успокоит свои нервы и не истратит энергию, расхаживая взад-вперед, она попросту взорвется. — Мне стало очень страшно, я думала, не выдержу, и, хоть это может показаться ребячеством, мне захотелось к моей поппа. Мне захотелось, чтобы она развеяла над моей головой тучи. Вив умеет это делать. Она источник позитивной энергии. Она даже камень развеселит.
— Судя по твоим словам, похожа на тебя.
Лулу, покусывая ноготь большого пальца, стала расхаживать еще быстрее.
— Сравнение с Вив — чрезвычайно приятный для меня комплимент. Она самая славная из всех, кого я знаю. — Лулу фыркнула. — Хотя она и не без чудинки.
— То же самое можно сказать и о тебе.
Лулу обернулась и заметила, что Мерфи улыбается. От этой нежной улыбки Лулу просто таяла. Колени у нее подогнулись, и она чуть не запуталась в собственных ногах. Мерфи успел ее подхватить, прежде чем она растянулась на полу, высвободил из ее руки телефон и поцелуями прогнал ее тревожные мысли. О! Если б можно было всю жизнь провести в объятиях этого мужчины!
Мерфи выпустил Лулу из объятий, и она вздохнула, пытаясь припомнить, что же ее так расстроило.
— Так чем тебя твоя чудаковатая бабушка так рассердила, тигренок?
— Она сбежала с мужчиной. — Вот она, та ошеломительная новость, от которой Лулу пришла в такое смятение. — Моя семидесятидвухлетняя бабушка в Лас-Вегасе проводит свой медовый месяц!
Мерфи издал смешок.
— И это плохо, потому что…
«Потому что теперь она, наверное, переедет во Флориду. Потому что Софи страдает, а я не знаю отчего, и она тоже — рано или поздно — непременно куда-нибудь уедет».
«Потому что все, кого я любила, покидают меня, и я в ужасе оттого, что влюбляюсь в тебя».
Лулу откинула назад локон и перевела дух. Спокойствие. Она ни за что не позволит себе взорваться.
— В этом нет ничего плохого. То есть я люблю Франклина. Они с Вив познакомились много лет назад, вместе работая над мультфильмом. Он аниматор, а она озвучивала фильм. Франклин славный, с хорошим чувством юмора, а дедушка…
Так его ведь уже давно нет на свете. Просто это так неожиданно. Как, впрочем, и все в моей жизни в последнее время. Мерфи провел большим пальцем по щеке Лулу.
— Как все у нас с тобой, например.
«У нас». Эти слова вдруг поразили Лулу. А вместе с ней пришла радость вперемежку с паникой. Как только она поняла, что происходит в ее сердце, у нее перехватило горло.
— Я не отважилась рассказать Вив о Поли. Не хотелось ее расстраивать. Но о тебе я ей рассказала. Я сказала, что познакомилась с добрым и храбрым мужчиной, который обожает детей, но по роду службы вынужден носить с собой оружие. Что всего за три дня ты изменил мои взгляды на мир, и это повергло меня в ужас. И что ты слишком хорош, чтобы быть правдой.
Лулу внезапно поймала себя на том, что с каждым словом потихоньку отодвигается от Мерфи, и теперь сидит, прижавшись спиной к стене. Мерфи стал придвигаться к ней, заставив ее тело запульсировать в предвкушении того, что последует. Когда он завладел ее рукой и прижал ее к своему сердцу, у нее закружилась голова.
— Я существую на самом деле. У меня есть свои недостатки. И ты не единственная, у кого изменились взгляды на жизнь. Одно то, что мы так быстро сошлись, не делает наши чувства менее реальным. И у меня это надолго, Лучана.
В его глазах светились искренность и надежность. Лулу верила ему. Она не могла представить себе, что Мерфи бросит ее, как Терри, если что-то пойдет не так. Он засучит рукава и кинется преодолевать трудности. Настоящий морской пехотинец. Сердце Лулу билось в такт с его сердцем. По сути, они не были такими уж разными. Оба хотели сделать мир лучше.
Основываясь на том малом, что он рассказал ей о своей военной службе, после поисков в Интернете и некоторых размышлений Лулу пришла к выводу, что он участвовал в операциях «Морской ангел» и «Возвращение надежды». Последняя являлась гуманитарной помощью Сомали.
Лулу, которая никогда не интересовалась политикой, было стыдно, что она почти ничего не знала об этих событиях. Чем больше она читала, тем больше ее тянуло вернуться к прежнему и отгородиться от всего этого. Столько несчастья и смертей! Единственное, что поддерживало в ней интерес и желание узнать больше, — это сознание, что Мерфи и бессчетное множество других людей были свидетелями тех ужасов. Переустройство всегда сопряжено с риском.
Она всегда мысленно бросала камни в мужчин, которые носят оружие, способны к насилию и деятельность которых противоречит мирному существованию. Она жила, словно отгородившись от мира в башне из слоновой кости, избегая риска, осторожничая, ни во что не вмешиваясь, и никогда не находила для себя счастья или удовлетворения. По сути, ей так и не удалось сделать для мира ничего существенного.
— Знаешь, что сказала Вив? — Лулу с трудом сглотнула, и ее голос сорвался на нервный шепот: — Жизнь коротка. Живи полной жизнью. Ни о чем не жалей.
Мерфи улыбнулся:
— Ура!
— У нас с тобой разный подход к жизни, Колин. Мы сводим друг друга с ума. Ты ведь это понимаешь?
Мерфи взял ее лицо в руки — руки, которые кормили голодных детей, спасали пострадавших людей из-под завалов.
— Я готов наполнить свой дом воспоминаниями.
Его губы изогнулись в улыбке, и тихая радость разрешила ее последние сомнения.
— А мебелью? Мерфи рассмеялся.
— И мебелью тоже. — Он заглянул ей в глаза, и земля под ним закачалась. — Ну, так что ты об этом думаешь?
Что через пять месяцев все может кончиться. Что через две недели он может попасть в перестрелку. Что она завтра может погибнуть в автокатастрофе, как ее отец и мама Софи. «Жизнь коротка. Живи полной жизнью. Ни о чем не жалей».
— Я думаю, Вив — гений. — Лулу с улыбкой встала на цыпочки и легко поцеловала его в губы. — Давай дадим прикурить.
Ночную прохладу наполнили приглушенные звуки музыки в стиле диско. Софи посмотрела на часы. Час ночи. Она бросила взгляд на вход в «Рубиновые лодочки». Предостережение Боги «Держитесь подальше от „Оз“ продолжало звучать в ее ушах.
Если б она имела хоть частичку уважения к этому федералу, она бы еще, может, подумала. А к мужчине, который спас и обольстил ее лишь для того, чтобы потом отпускать ехидные замечания в ее адрес, она не могла чувствовать ничего, кроме отвращения. Чья бы корова мычала! Ведь сам же продвигал расследование лестью и собственным членом.
Поведение Джо лишь укрепило уверенность Софи в том, что все мужики — свиньи и доверять им нельзя. Эпизод с Чазом еще терзал ее душу, а маньяк, гоняющийся за ее сестрой, вызывал в ней бурю гнева и не давал покоя. Жизнь и так превратилась в ад кромешный, а тут еще и Руди пропал.
Стиснув зубы, Софи толкнула сверкающие красные двери ночного гей-клуба с намерением сделать что-то полезное и такое, что могло бы избавить ее от ужасного ощущения беспомощности. С намерением отыскать эгоистичного нахала, который своей ревностью чуть не довел до ручки Жан-Пьера. Джей-Пи был уверен, что Руди подслушал его разговор с Люком. Разговор на самом деле был вполне невинный, но как он мог объяснить это, если Руди не пожелал ничего слушать? «Почему он гонит меня в Калифорнию, а сам отказывается ехать со мной? Разве мы не стремимся к общей цели?»
Софи не знала, что ему на это ответить. Ей самой не везло с мужчинами. Несчастья притягиваются друг к другу, вот и они встретились с Джей-Пи, чтобы поплакаться друг дружке на судьбу, пытаясь залить горе полутора бутылками вина. Жан-Пьер прикорнул на диванчике. А Софи сомневалась, что сможет уснуть. Охваченная волнением, она вновь погрузилась в свои мрачные мысли.
Софи с трудом продвигалась сквозь толпу, всматриваясь в лица, расспрашивая окружающих. Но Руди нигде не было. Из динамиков заревела песня Донны Саммерс. Публика заведения встретила ее свистом и одобрительными возгласами. Софи устремила взгляд на сцену и увидела танцующего с микрофоном в руках на пятидюймовых акриловых платформах и открывающего рот под фонограмму трансвестита с роскошной фигурой. Так, по крайней мере теперь ясно, что Руди довез артиста до клуба. Может, он отметился у Энтони?
Софи подошла к барной стойке и подозвала бармена:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...