ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Такая же неугомонная и решительная, как сестра, Лулу отдавала себе отчет, что жизнь на побережье Софи скоро наскучит. И ей хотелось удержать здесь ее хотя бы на какое-то время, достаточное для того, чтобы восстановить силы. И тогда Лулу проводит ее с гораздо более спокойной душой. Успех, которым пользовалась Софи в «Карневале», безусловно, укреплял ее уверенность в себе. Она обожала остроумных, готовых к флирту мужчин и упивалась их шутками, полными недвусмысленных намеков.
Чего не скажешь о Лулу. Несмотря на свою популярность в роли Джеммы-жонглерши, она дождаться не могла того дня, когда наконец сможет покинуть эту игровую площадку для взрослых.
Тогда прекрати мечтать и сосредоточься на своей истинной страсти. Вживайся в роль. Сосредоточься же ты наконец!
— Принцесса Очарование!
Пятнадцать девочек в возрасте от четырех до шести лет со всех сторон обступили Лулу. Улыбаясь во весь рот, она с радостью принимала эту восхитительную осаду. Несколько девчушек обнимали ее, а другие в изумлении пожирали глазами. Дети охали и ахали, разглядывая ее последнее творение — переливающееся розовое платье, идею которого ей подсказала Гленда — добрая волшебница из сказки «Волшебник страны Оз». Спасибо Жан-Пьеру за отделку из блесток и аппликации в виде маргариток! Ее приятель и выдающийся модельер оказался прав. Обилие разной блестящей мишуры и причудливые украшения явно производили впечатление.
Шесть мальчиков, сбившись в стайку, толпились в противоположном конце просторной гостиной Магуайров. Самые маленькие из них робели приблизиться к ней, те, что постарше, делали вид, что им все это безразлично. Но Лулу это не беспокоило. Она завоюет их расположение магическими палочками — своим творческим ответом девчоночьим волшебным прутикам. Она еще не встречала мальчишку, который не купился бы на ее магическую палочку.
— Я Молли! — воскликнула рыжеволосая девочка, высокая для своего возраста, но по-детски пухленькая и прелестная, как котенок. На ней были белое с желтым платьице в оборках, желтые колготки и белые ботиночки с — ясное дело! — желтыми шнурками. Ее волосы были собраны в высокий хвостик на боку, схваченный желтой резинкой.
— Это у нее день рождения, — подсказали две другие девочки.
— Да, да! — отозвалась Лулу, имитируя британский акцент. — Поэтому я и здесь. — Она наклонилась к Молли: — Сегодня особый день. А ты, — она подмигнула, — особая девочка.
— Принцесса Очарование! — раздался за спиной уже не детский голос. Это была мать Молли. Лулу никогда раньше не встречалась с миссис Магуайр. Все дела обговаривались по телефону. Но Лулу тотчас узнала этот голос, к тому же обращенный на Молли полный материнской гордости взгляд женщины не оставлял никаких сомнений.
— Дети, идите в общую комнату, — позвала она. — Мне нужно переговорить с принцессой.
Мальчики помчались со всех ног. Девочки не сдвинулись с места.
— Я скоро к вам приду, — пообещала Лулу. — У меня для вас такой сюрприз!
Девчонки, визжа от радости, бросились вслед за мальчиками.
Миссис Магуайр улыбнулась:
— Молли всю неделю ждала этого часа. На празднике у Лайзы Хадли в прошлом феврале она прямо-таки влюбилась в вас. Так жаль, что Лайза сегодня утром заболела! Узнав, что не увидит вас, девочка рыдала в три ручья!
— Передайте ей, пожалуйста, мои наилучшие пожелания, — сказала Лулу, тщетно пытаясь вспомнить, о ком идет речь. За этот год она побывала не менее чем на сотне праздников, а спустя какое-то время имена и лица стираются из памяти, не говоря уж о том, что она у Лулу была вообще неважная, даже хуже, чем у ее семидесятидвухлетней бабушки. Именно по этой причине Лулу всегда все тщательно записывала. Повторные приглашения и вызовы по рекомендациям знакомых составляли львиную долю ее заказов.
— Я знаю, как только вы откроете праздник, возможности остаться с вами наедине у меня не будет, поэтому я решила расплатиться с вами сейчас же. — Женщина протянула Лулу сложенный чек. — Можно у вас попросить несколько визиток для других мам? То, что вы делаете с детьми, невероятно! Вы развиваете в них воображение, учите их добру. И к тому же вы просто кладезь сказок! — Женщина пожала руку Лулу. — С нетерпением жду вашего выступления для Молли.
— Надеюсь, оно ей понравится.
— Непременно! Лулу замялась.
— Спасибо. — Родители детей часто выражали ей восхищение ее лунными сказками, но она не могла к этому привыкнуть и всякий раз смущалась. Комплименты вызывали у нее неловкость. Это, конечно, не означало, что добрые слова оставляли Лулу равнодушной, но они напоминали ей о том, почему она продолжает заниматься этим требующим психического напряжения и, в общем, неприбыльным делом. Приносимая ею детям радость в итоге перевешивала неприятный осадок от аннулированных или возвращаемых банком без оплаты чеков ввиду отсутствия средств на счету, а также от общения с неприятными клиентами.
Лулу спрятала чек в боковой карман лоскутной сумки, выудила оттуда несколько визитных карточек и передала миссис Магуайр. Если все сложится хорошо, сегодняшнее выступление обеспечит ей заказы на три-четыре вечера.
Она бы все дала за то, чтобы иметь возможность существовать только на лунные сказки Лулу. Но к сожалению, с тех пор как она отказалась от финансовой поддержки Терри, вдобавок к этой свободной работе, ей пришлось еще устроиться на неполный рабочий день в «Карневале», потому что, кроме постоянного дохода, ей время от времени требовалось также и пособие по болезни. Ей посчастливилось унаследовать отдела талант циркового артиста. В детстве она, наблюдая задруги-ми, училась, тренировалась и теперь ловко жонглировала мячиками, факелами и булавами.
В эстрадно-цирковую программу «бродячих артистов» в «Карневале» Лулу приняли с распростертыми объятиями. Она проработала там уже девять долгих, тягостных месяцев. Ее возмущала не сама работа, а не в меру откровенные костюмы, в которых должны были выступать артисты этого шоу. Вот если ты выступаешь в эстрадном представлении «Венецианская мода», которое показывают в демонстрационном зале казино, это другое дело. На главной сцене от зрителей артиста отделяет воображаемая четвертая стена, и это очень отличается от выступления прямо среди публики, где постоянные клиенты заведения выкрикивают в адрес артистов оскорбительные замечания. Изо дня в день Лулу приходилось терпеть ядовитые комментарии недалеких женщин и наглые взгляды неотесанных мужчин, которые делали ей грязные намеки. Если бы каждый раз, когда она слышала от мужчины: «У меня имеется пара шаров, которыми ты можешь пожонглировать», Лулу получала бы пятицентовую монетку, то сейчас, верно, была бы миллионершей!
И в этом виноват был Энтони Ривелли. Именно он, бывший вице-президент казино, создал прецедент, приняв в качестве девиза малооригинальный лозунг «Секс — народу». И даже после того, как комиссия по контролю казино в результате одного скандала, в котором был замешан Энтони, потребовала его снятия с должности, казино с его уходом от этой политики не отказалось. Нынешнему руководству было без разницы, что у Лулу, находящейся в постоянном движении, по крайней мере раз за представление из-за усыпанного блестками корсета вываливается грудь. Им главное, чтобы «Карневале» не утратило популярности и сохранило репутацию самого посещаемого казино в Атлантик-Сити, что достигается во многом за счет его агрессивной кампании по привлечению клиентов с помощью зрелищных программ.
Порой Лулу чувствовала себя дешевой игрушкой, приманкой для клиентов, а не талантливой артисткой. Слава Богу, продаваться ей приходилось только три дня в неделю.
Взрыв детского хохота вернул ее к действительности, напомнив, что сегодня она свободна от этой повинности. Сегодня она в своей стихии. Сегодня у нее именины сердца, потому что весь день посвящен юным и чистым сердцам, еще не испорченным этим порочным миром. Сосредоточившись на своей задаче и воодушевившись, Лулу улыбнулась миссис Магуайр:
— Пожалуй, мне пора к ним.
— Конечно, — согласилась женщина. — А я побегу на кухню, объявлю остальным мамам, что вы начинаете. Лунная сказка занимает час, не так ли?
Лулу кивнула.
— У нас после этого будет торт. Надеюсь, вы останетесь.
— Не откажусь. — Лулу, как правило, оставалась после выступления еще на полчаса, бесплатно, просто чтобы подольше побыть с детьми. Ведь ее выступление — это нечто большее, чем разовый ангажемент. Это еще ее дар человечеству.
Ощущая в крови адреналин, вооружившись своим воображением и сумкой с магическими принадлежностями, Лулу поспешила в украшенную шарами и растяжками комнату. Оказавшись лицом к лицу с двадцатью одним сладкоежкой, любой нормальный взрослый оробел бы. Лулу просияла.
— Я хочу познакомить вас со своим другом, — обратилась она к детям, поднимая голову и глядя влево. — Это Дракон Декстер.
Через час и сорок пять минут она распрощалась.
Или по крайней мере попыталась это сделать.
Из шести мальчиков, которые поначалу отнеслись к ней настороженно, трое теперь вовсю махали магическими палочками перед носом своих родителей, надеясь превратить их в лягушек. Еще трое стояли на лужайке, махая на прощание рукой Дракону Декстеру, закадычному другу принцессы Очарование.
Лулу еле-еле оторвала от себя повисших на ней девочек, которые упрашивали ее остаться с Декстером у них на ночь. Однако Лулу напугала их тем, что если Декстер не вернется в Заколдованный лес до наступления ночи, он утратит свою способность изрыгать пламя. И девчонки, увидев, что солнце садится, сами поторопили принцессу с Декстером в путь.
Полдороги до поворота Лулу преследовало неприятное ощущение, будто кто-то смотрит ей в спину. Нечто похожее за последние несколько недель она уже испытывала не раз. Смешно, ей-богу! Ведь она артистка и, само собой, притягивает к себе внимание окружающих. Если бы люди на нее не смотрели, она бы осталась без работы. И все-таки это было что-то другое, от чего по спине пробегал холодок.
«Прекрати!» — осадила она себя. Ей казалось, что это противное чувство не что иное, как паранойя, вызванная не в меру богатым воображением и усталостью. На самом деле ей грозила только одна опасность — уснуть за рулем по дороге домой.
Именно в этот момент сзади раздался пронзительный тоненький голосок: «Подождите!»
Резко обернувшись, Лулу увидела, что по тротуару к ней бежит Молли Магуайр. Щеки девочки сверкали от «волшебной пыли», заплетенные в косички волосы были обвязаны королевскими лентами замка Локсли. Девочка бросилась к Лулу и крепко прижалась к ней.
— Я люблю вас, принцесса Очарование.
Глаза Лулу затуманились от слез, а к горлу подкатил комок величиной с жонглерский шарик. Ну что может быть лучше этого! Как часто она мечтала о собственном ребенке, которого могла бы лелеять.
— Я тоже тебя люблю, Молли.
— Любить детей просто. Они вселяют радость и надежду. Если бы только взрослые могли быть так же чисты сердцем! Лулу решительно отогнала от себя горькие мысли. Что бы ни говорила Софи, а она не станет винить своего бывшего мужа, ведь это она с изъяном.
Изобразив на лице улыбку, она поцеловала Молли в макушку и отправила назад, к родителям. Как только девочка исчезла из виду, Лулу, подхватив свой майский шест и сумку, пошла дальше. Она завернула за угол и, только усевшись в свой «жук», позволила себе устало вздохнуть. Опустошенная и морально, и физически, она желала лишь одного — поскорее добраться до дома, сбросить с себя костюм, смыть грим и улечься в ароматную пенную ванну.
С ее стороны было безумием согласиться на две лунные сказки в один день. Весь день — дорога, переодевания, придуманная для каждого ребенка своя сказка и игры… Утром она была русалкой, принцессой волшебных морей, а вечером — сказочной принцессой из заколдованного леса. Магуайры договорились с ней о выступлении несколько месяцев назад, Дителли — только на прошлой неделе. Лулу пыталась отказаться, но мистер Дителли проявил настойчивость и все же уговорил ее, сославшись на то, что они совсем недавно узнали о ней и его маленькая девочка буквально горит желанием отправиться в подводное путешествие с принцессой Очарование.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...