ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— За счет заведения.
— Смотри, брат, пожалеешь. — Боги опрокинул стакан и снова подвинул его Томасу. — Повторить.
Операция «Жестянка с леденцами» прошла успешно. При имеющихся в распоряжении ФБР уликах Поли с его подельниками светил немалый срок. Сумасшедший Сол, издевавшийся над женщинами, умер от полученной раны. Боги, он же Коломбо, устранил опасного маньяка и помешал распространению партии «экстази» на миллионы долларов. Специальный отряд ФБР, включая Боги, нанес сокрушительный удар по организации Фальконе.
И все же брат печалился об одном, что он не в силах был уладить. О Джульетте Марчелле. Узнав о его обмане, женщина бросилась во все тяжкие, стала искать утешения в доме Винсента Фальконе, пытаясь заглушить горе наркотиками и алкоголем. Боги не смог бы ей помочь, даже если б очень захотел, а он этого действительно хотел.
— Может, этот… так называемый отпуск пойдет тебе на пользу, — сказал Мерфи, чувствуя еле сдерживаемую досаду брата. — Человек может жить среди подонков лишь до тех пор, пока это окружение не начнет разрушать его сущность.
— Тебя это вроде не касается.
— В последнее время нет, — ответил Мерфи. — Я сплю довольно спокойно. — Он потер сведенные мышцы шеи. — Или по крайней мере это было так, пока в моей жизни присутствовала Лулу.
— А что случилось с принцессой?
— Если б я знал!
— Пробовал поговорить с ней? Мерфи ухмыльнулся.
— А ты как думаешь? — Он водил пальцем по краю своего стакана. — Сейчас она занята ремонтом дома. Больше всего пострадали их с Софи спальни. Она попросила у бабушки разрешения самой начать предварительные работы. Не хотела омрачать ей медовый месяц. Можешь себе представить? Вив, по словам Софи, от этой идеи была не в восторге. Хотела быть рядом со своими девочками. Но Лулу и слушать ничего не пожелала.
Боги улыбнулся:
— Упрямая девчонка!
— Не отвечает на мои звонки, — пожаловался Мерфи. — Все, что мне известно, известно от Софи. Я спросил ее, не знает ли она, почему Лулу меня сторонится. И она ответила утвердительно.
— Но секрета сестры не выдала. — Точно.
Боги отодвинул в сторону стакан, жестом попросив бармена снова его наполнить.
— У тебя на сей счет имеются хоть какие-то соображения?
— Наверное, это эпизод с Солом Фальконе ее подкосил.
— Ее можно понять. У парня были не все дома. Самый большой секрет семьи Фальконе. Его брат и дядя долгие годы скрывали так называемые «очищения» своего родственника. Как это я его вовремя не раскусил.
Мерфи пожал плечо брата.
— Не переживай по этому поводу, старик, выбрось из головы. Ты профессионал, но ты же не ясновидящий, чужие мысли читать не умеешь. — Мерфи покачал головой. Его мысли были целиком и полностью заняты Лулу. — Я почти уверен, что ее проблемы коренятся глубже. Это не просто потрясение от встречи с маньяком. Она сторонница мирных решений, а ей пришлось проткнуть ножницами человека. А потом ты убил этого придурка прямо у нее на глазах.
— Так ему и надо.
— Кто спорит? По-моему, дело в том, что она не может принять мой мир. Со всей этой атмосферой секретности. И безобразием.
Боги погладил усы.
— От чего бы ты смог отказаться ради этой женщины? Мерфи почувствовал, как защемило в груди. От чего бы он отказался?
— У тебя есть запас на черный день. У тебя есть «У Чарли». — Боги окинул взглядом битком набитый посетителями паб. — Ведь это местечко приносит кое-какой доход, правда?
— Верный и постоянно растущий. — Это было еще одним капиталовложением Мерфи. Если он и научился чему-нибудь у своего родного отца, так это заботиться о своем будущем. Поэтому назвать заведение именем папы было для него естественным.
— Ну так брось ты эту работу, свою команду. Учись по-другому получать свою долю адреналина.
— Мне не придется этому учиться. Я знаю, что меня заводит. — Кудрявый эльф, который бежит по жизни, щеголяя розовыми кроссовками и сумочкой «пудель». К сожалению, и кроссовки, и сумочка сгинули в пожаре.
— Ну и чего ты тогда сидишь, киснешь над своим разбавленным скотчем? С каких это пор ты уклоняешься от встречи лицом к лицу? Кто ты такой, и куда подевался мой брат?
Мерфи не избегал прямого разговора, встречи лицом к лицу. Он давал Лулу время прийти в себя. Хотя вынужден был признать, что его терпению пришел конец. Впервые за долгие дни Мерфи наконец улыбнулся.
— Ты пришел сюда с какой-то особой целью? Или просто чтобы выпить здесь и вздрючить меня как следует?
— Я получил удовольствие и от виски, и оттого, что тебя вздрючил, но для моего визита имелась еще одна причина. — Он залпом осушил стакан и наклонился к Мерфи. — Я пришел попрощаться. Как только начнется суд, я улечу. А пока буду жить на природе и ездить сюда оттуда.
— Из лачуги, затерянной в горах Поконо? — Убежище семьи Богартов. Боги любил уединение, всегда.
— Вообще-то я тоже сделал одно капиталовложение. Приобрел дом в горах Суперстейшн.
— Ты переезжаешь в Аризону? — Новость ошеломила и встревожила Мерфи. Боги был очень привязан к родителям, а Аризона находилась далеко от Пенсильвании, у черта на куличках. ФБР в качестве меры предосторожности временно переселило Мэнни с Розой под вымышленными именами в другое место. И Мерфи вначале думал, что Боги разлучен с ними лишь до тех пор, пока не уляжется шумиха вокруг Фальконе, но теперь, судя по всему, речь шла о том, что он будет жить вдали от них всегда.
— Пришло время перемен, — ответил он, поднимаясь. — Слушай, я еду в Филадельфию уладить кое-какие дела. Вылетаю завтра. Софи с Леграном отбывают сегодня. Из международного аэропорта Атлантик-Сити в 16.00. Я, кажется, не единственный, кому требуются перемены.
Мерфи знал о намерении Софи переехать в Лос-Анджелес с Жан-Пьером. Но не знал, что они уезжают сегодня. Он встал и проводил брата до двери.
— Откуда тебе известно о планах Софи?
— ФБР обязано знать местонахождение всех связанных с делом лиц на тот случай, если их присутствие потребуется в суде.
Мерфи вскинул бровь.
— Значит, это не твой личный интерес? Боги остановился на пороге, опустив голову.
— Давай не будем об этом.
— Как скажешь. — Они с Софи составляли по меньшей мере интересную пару. Хотя оба в данный момент, как казалось Мерфи, бродили словно впотьмах. Скорее всего сейчас не самое лучшее время, чтобы влезать в тонкости их страстного увлечения.
— Не ошибешься, если предположишь, что Лулу приедет в аэропорт провожать сестру и близкого друга. — Боги сунул в рот пластинку жвачки и водрузил на нос темные очки. — Было бы неплохо, если б там присутствовал кто-то, кто мог бы облегчить боль расставания.
Мерфи улыбнулся.
— Ловко придумано. — Он остановил брата, обняв за плечи, и задержал в своих объятиях немного дольше, чем обычно. — Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь, брат.
Боги тоже коротко сжал его плечи, хлопнул по спине.
— Желаю тебе того же.
Глядя, как Боги садится в машину и отъезжает, Мерфи пообещал себе звонить ему по крайней мере раз в неделю. Хотя, думал он, затворничество вряд ли решит проблемы Боги. Но ведь каждый человек одолевает своих демонов по-своему.
Мерфи предстояло сразиться со своими, И проигрывать этот бой он не собирался. Мерфи взглянул на часы: 14.00. Отлично. Ему нужно кое-что купить.
Руди сунул руки в карманы брюк, чтобы скрыть нервную дрожь. Наблюдать, как Жан-Пьер оформляет багаж, оказалось тяжелее, чем он ожидал. Три дня он готовился к этой минуте. Три дня убеждал себя в том, что совершил бы чудовищную ошибку, если б, пойдя на поводу у собственных эгоистичных желаний, попросил Жан-Пьера остаться. Прежде чем строить взаимоотношения, нужно сначала поработать над собой. Руди хотелось, чтобы они раз и навсегда воссоединились с Жан-Пьером. Без сомнений. Без каких бы то ни было оговорок. Ему хотелось Рождества в Вермонте. «Постарайся увидеть это. Воплотись в это».
В то время как Жан-Пьер будет добиваться признания, Руди тоже придется хорошенько потрудиться. Остается только надеяться, что Люк или какой-нибудь другой мужчина не встанет у него на пути и не испортит все дело, пока он настраивается.
— Ты как?
Вопрос задала Афия, стоявшая справа от него. Находившийся по правую руку от Афии Джейк поверх ее головы бросил на Руди сердитый, предостерегающий взгляд.
— Хорошо, малыш. Просто волнуюсь за Жан-Пьера. Лос-Анджелес — большой город.
— Да, но у Жан-Пьера ведь там друг, верно? Руди подавил вспышку ревности.
— Верно.
— И Софи будет рядом. Она производит впечатление очень… самостоятельной. С ним все будет в порядке. — Афия пожала Руди руку. — Прекрасно, что ты с пониманием отнесся к такому повороту в его судьбе. Вдруг он получит «Оскара» за лучшие костюмы? Разве это не чудо? — Афия посмотрела на Джейка. — Если он и впрямь будет номинирован на «Оскар», мы вылетаем к нему немедленно. — Она прижала руку к животу. — Это путешествие на Западное побережье станет первым для нашего малыша.
Джейк накрыл ладонью руку жены и подмигнул ей:
— Ты просто ищешь повод посмотреть на меня в смокинге.
— Прошу тебя, — сказал Руди, благодарный за эту легкую, шутливую болтовню. — Если мне предстоит услышать эту историю о сексе в машине еще раз…
— Боже мой, Афия, — сделал ей выговор Джейк, поблескивая глазами. — Одно то, что он твой лучший друг, не значит, что ты все-все ему должна рассказывать.
— Ну я же не все ему рассказала. Только… кое-что. — Афия, вспыхнув, откинула назад волосы. — И вообще у нас с Руди нет друг от друга секретов.
Черт! Руди потрогал ворот своей синей рубашки, ослабил узел галстука.
— Вы не против, если я попрощаюсь с Жан-Пьером наедине?
Джейк с готовностью воспринял повод отвлечься. Он взял Афию за руку и потащил за собой к прилавку с мороженым.
— Пойдем, детка. Я умираю как хочу шоколадного мороженого «Роки роад».
Руди улыбнулся, видя растерянное выражение Афии, и снова почувствовал себя виноватым. Весь этот спектакль был устроен ради нее. А он как эгоист ухватился за предложенные Джейком «отношения на расстоянии», предпочтя их «отдыху друг от друга», о котором говорил Жан-Пьер.
Руди нервно выдохнул и приблизился к Жан-Пьеру, который стоял в очереди пассажиров, ожидавших прохода через рамку металлоискателя. В облегающих джинсах, рубашке в белую и черную полоску и блестящем пиджаке тот выглядел чертовски соблазнительно. Как шестой член Великолепной пятерки. Он удачно вписался бы в общество геев Западного побережья. Руди попытался скрыть свою тревогу за вымученной улыбкой.
— Ну что, готов?
Жан-Пьер кивнул, закинул повыше на плечо сумку. В его глазах с длинными ресницами стояли слезы.
— Это нелегко.
У Руди перехватило горло.
— Если честно, то хуже некуда. — Только спустя минуту, преодолев неловкость и собравшись с духом, Руди спросил то, что безумно хотел знать все эти дни: — Ты сможешь когда-нибудь меня простить?
Жан-Пьер сжал его плечо. У него был взгляд человека, умудренного жизнью.
— Я простил тебя в тот момент, как только ты вошел в мою комнату и я увидел твои измученные глаза, заяц. Дело не в неверности. Главное — это доверие и уважение к чувствам другого.
Руди кивнул:
— Ты не доверяешь мне. Понимаю.
Жан-Пьер печально улыбнулся.
— Как это может быть, что ты, такой тонкий психолог, когда это касается других людей, не понимаешь, что происходит с тобой? Это тебе не хватает доверия. Поверь в меня, в нашу любовь. Ты даже не позвонил мне, чтобы дать знать, что ты не валяешься где-нибудь мертвый на дороге. Ты предпочел избежать прямого разговора. — Голос и взгляд Жан-Пьера смягчились. — Это тебе не хватает решимости, чтобы разобраться во всем, что так тебя страшит. Наверное, тебе не стоит искать ответы на свои вопросы в книгах, лучше слушай свое сердце.
Руди пристально посмотрел на Жан-Пьера. У него в горле стояли слова, которые он так давно хотел ему сказать, но он по-прежнему оказался не в силах их выговорить. Он проклял свою неуверенность, и на глазах у него выступили слезы.
— Если вдруг на тебя снизойдет озарение, ты знаешь, где меня искать. — Жан-Пьер бросил поверх его головы взгляд на Афию, улыбнулся ей, помахал рукой и расцеловал Руди в обе щеки, пожимая ему руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...