ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разве могла Лулу разбить сердечко четырехлетней крохи? Лишь только представив улыбку на лице Фарры в тот миг, когда Лулу познакомит ее со своим закадычным подводным другом Сеймуром Морским змеем, она решила, что это стоит того, чтобы взять на себя дополнительную нагрузку и сделать крюк, который отнимет у нее добрых два часа.
Предвкушая пенную ванну и чашку французского ванильного кофе, Лулу возвращалась тем же маршрутом домой. Наконец-то после сегодняшних лунных сказок она могла расслабиться. Влившись в поток транспорта на автостраде, она включила на полную мощность радио и ударила по газам.
Подпевая старой песенке Синди Лопер, она весело неслась на юг и вдруг заметила впереди стоящую патрульную машину. «Фу ты!» Она убрала ногу с акселератора и попыталась потихонечку сбавить скорость, но полицейский уже включил сирену и живо вырулил на шоссе. «Ах чтоб тебя!»
Судорожно пытаясь придумать, как выкрутиться, Лулу выключила радио (все веселье как рукой сняло) и притормозила на обочине. Ей больше нельзя было получать штрафы за превышение скорости. Еще один прокол в талоне — и стоимость автостраховки мигом взлетит, став совсем неподъемной.
Лулу с невинной улыбкой опустила стекло и удивленно заморгала при виде полицейского с суровым лицом.
— Добрый вечер.
— Вы знаете, почему я вас остановил? — лениво осведомился он низким, скучающим голосом.
Зачем они всегда об этом спрашивают? Как будто существует какой-то разумный ответ на этот вопрос. Если да, то поделился бы кто! Лулу принялась наматывать локон на палец.
— Ой! Я превысила скорость?
— Да. — Все так же без улыбки полицейский взглянул на радар. — Семьдесят восемь миль в час на участке с ограничением скорости в шестьдесят пять.
Лулу чуть не спросила, сколько это штрафных очков. Но это уже было не важно. Ей нельзя было получать ни одного.
— Господи! Неужели? — спросила она, разыгрывая легкомысленную дурочку-блондинку.
Полицейский протянул руку.
— Ваши права, авторегистрационное удостоверение и страховой полис, пожалуйста.
Фу ты!
— Разумеется. — Лулу выудила из своей сумочки в виде пуделя вставленные в пластик документы и передала их полицейскому. Барабаня пальцами по рулю, она наблюдала в зеркало бокового вида, как он направился к патрульной машине, сел в нее и заговорил со своим напарником. Затем они отыскали ее имя в компьютерной базе данных, которая выдала им всю ее водительскую историю. Черт! Когда он возвратился назад, нагнулся к ее окну и отдал документы, она вся напряглась.
— За вами многое числится, миссис Росс. Лулу поморщилась:
— Не называйте меня так, пожалуйста. — Уже не один месяц она пыталась вернуть свою девичью фамилию. Но юридическая процедура тянулась мучительно долго.
— Хорошо… Ваше высочество. — Уголок его губ приподнялся. Полицейский указал на ее корону. — Вы что, только что победили в конкурсе красоты или что-то в этом роде?
О! Он заинтригован! Может быть, она его заговорит, и он забудет про водительский талон.
— Вообще-то, — воодушевилась Лулу, поправляя диадему, — я принцесса. Сказочная принцесса, — уточнила она, прежде чем мужчина успел подумать, что она не в себе, хотя и уверенности в том, что данная красочная подробность поможет ей, у нее тоже не имелось. — Я профессиональная артистка.
— Правда? — Полицейский, окинув взглядом заднее сиденье, заметил там бутафорию. Он приподнял козырек форменной фуражки, и Лулу увидела, что у него веселые голубые глаза. — Что именно вы делаете, принцесса?
— Мой главный номер — интерактивная сказка. — Полицейского, как показалось Лулу, это не впечатлило, а потому она поспешила прибавить: — А еще я жонглирую.
Брови у мужчины тут же взлетели.
— Вы умеете жонглировать? Попала!
— Чем вы жонглируете?
— Шарами, факелами, ножами, булавами. Да мало ли чем. — Она вынуждена быть такой, чтобы выдержать конкуренцию среди жонглеров, умеющих работать только с тремя предметами.
Мужчина выпрямился.
— Выйдите, пожалуйста, из машины.
Ну, что теперь? Лулу открыла дверцу и выбралась наружу, борясь с искушением вытащить из салона свою шубу. Стоял страшный холод, но ее широкая шуба до пят скрыла бы ее прелестное платье, и хотя Лулу обычно не опускалась до того, чтобы во избежание штрафа очаровывать фараонов, в данный момент она забыла про свою гордость.
Полицейский поманил ее пальцем.
— Следуйте за мной.
Только не это! Он что, собрался арестовать ее? За превышение скорости? Неужели у нее штрафов больше, чем она полагала?
Когда они приблизились к патрульной машине, из нее вышел еще один полицейский. Лулу представляла, в какой трепет приводят или по крайней мере какое впечатление производят на большинство людей форменная одежда, пистолеты и превосходные фигуры полицейских. Большинство ее подруг — да даже Руди и Жан-Пьер, черт побери! — при виде внушительных стражей порядка впадали в ступор. Копы, солдаты, тайные агенты. Мужчины, обученные рукопашному бою и умеющие обращаться с оружием. Мужчины, которые побеждают.
По мнению Лулу, Голливуд излишне романтизировал насилие. Мир стал бы гораздо лучше, если бы люди свои проблемы решали за столом переговоров, а не на поле боя. Возможности дипломатов, не используются в полной мере. Лулу, оставаясь равнодушной к мужественной внешности патрульных, улыбнулась им.
Полицейский номер два уперся руками в бока.
— Ну что там у нас?
— Принцесса, — отозвался его напарник. — Принцесса… — Голубые глаза вопросительно посмотрели на Лулу.
— Очарование, — подсказала она и взбила свою юбку из кринолина, чтобы сдержаться и не начать тереть свои покрывшиеся гусиной кожей руки. — Но вы можете называть меня просто Лулу.
Оба патрульных заулыбались.
— Лулу — жонглерша, — сказали голубые глаза.
— Правда? — удивился номер два. — Можете пожонглировать перед нами?
«А вы простите штраф?»
— Могу, — ответила Лулу, — но у меня нет с собой никакого инвентаря. — Свои булавы и шарики она держала в шкафчике в «Карневале», а кольца остались дома. — Погодите, — сказала она, когда голубые глаза начали хмуриться. — Но я постараюсь проявить изобретательность. — Изобретательность было ее второе имя. Лулу взглянула на портупеи полицейских. Вряд ли они согласились бы отдать ей свои пистолеты или дубинки, и она предложила альтернативный вариант. — У вас не найдется трех фонарей?
— Только один.
Но Лулу это не обескуражило.
— Но в нем ведь есть батарейки, не так ли?
Патрульные рассмеялись, и минуту спустя Лулу уже вовсю жонглировала, стоя на обочине парковой автострады Штата садов, добродушно поддразнивая своих зрителей.
— Вы только посмотрите, мальчики! Это высокая энергия, она держит под напряжением. От этого может вспыхнуть огонь! — От жонглирования батарейками в наряде принцессы и с диадемой на голове вид у Лулу, кажется, был дурацкий, но она именно из этого стремилась извлечь максимум выгоды и под занавес выступления особенно высоко подбросила батарейку. И все это для того, чтобы избежать штрафа. Сделав ставку на свое мастерство, а не на женские уловки, она оказалась права. По женским уловкам Софи специалист.
Когда все было сказано и сделано, патрульные отпустили Лулу с миром, ограничившись предупреждением.
Все-таки сегодня ей везет.
Лулу протиснулась за руль своего «жука», помахала полицейским на прощание, включила обогреватель и до самого дома ехала со скоростью шестьдесят пять миль в час (даже когда ограничение скорости падало до сорока пяти). Память у Лулу была короткая, и вскоре она, позабыв о всяких там сиренах и предупреждениях, стала размышлять о фейерверках и взрывах чувств, о поджидающих человека соблазнах. Она вспомнила о Мерфи — и ее машина понеслась так же быстро, как ее сердце.
Глава 3
Завернув за угол, Мерфи увидел, как его ветреная подопечная, со свистом влетев на подъездную дорожку, опрокинула мусорный бак. Мерфи припарковал свой «ягуар» у тротуара возле соседнего дома. Проследить за Лулу, отправившейся на праздник, не составило труда. А вот обратный путь оказался сложнее. Когда ее остановили за превышение скорости, Мерфи пришлось проехать мимо. К счастью, впереди, совсем неподалеку, имелась стоянка для отдыха, откуда он стал наблюдать за происходящим в мощный бинокль. Он до сих пор никак не мог поверить тому, что увидел своими глазами. В бальном платье и на каблуках Лулу жонглировала тремя батарейками от фонаря, как видно, полностью очаровав двух из самых лучших представителей Нью-Джерси. Ну и дела!
Итак, принцесса лихачила на машине, имела золотые руки и, без сомнения, обладала многочисленными талантами.
Она и впрямь умела найти подход к детям. Мерфи издали наблюдал за тем, как собравшаяся вокруг Лучаны на лужайке перед домом ребятня с восторгом во все глаза смотрела на нее, и его сердце при виде этой картины болезненно сжималось.
Он мысленно перенесся в прошлое, в те времена, когда сам испытывал по отношению к себе похожее проявление любви от голодающих детей Сомали. Операция «Возвращение надежды» была самым лучшим и вместе с тем самым тяжелым эпизодом его военной карьеры. Порой даже самые добрые намерения оборачивались дурной стороной.
Принцесса же знала, что делала. Непонятно каким образом, но ей удалось завоевать сердца двадцати с лишним малышей. Даже мальчиков. Впечатляет.
Очевидно, она какая-то артистка, из тех, что проводят детские праздники. Выступает в роли персонажа из детских сказок типа динозаврика Барни или лосенка Элмо, только еще милее. Мерфи слышал, как рыжеволосая девочка называла ее принцесса Очарование.
Наверное, подумал он, днем, встречая его, она была «в образе». Из общения с артистами он знал, что некоторые из них входят в роль, как только надевают костюм. Так, например, было с той голливудской звездой, охранять которую ему, видите ли, выпала честь во время съемок одного фильма, который четыре года назад порядком наделал шуму. Похоже, и с Лучаной то же самое. Кипучая энергия, словно пенящееся шампанское, так и била из нее ключом. На мысль о пузырящемся шампанском наводили и ее диадема из пузырчатого стекла, и ее пышное платье из пенных кружев. А ее уменьшительное имя говорило: она женщина что надо, таких поискать.
Она стремительно вылетела из своей маленькой машинки, вновь напомнив Мерфи струю выпущенного из бутылки игристого вина (вся — буйство розового и пурпура), с сумкой в виде пуделя на плече. Мерфи попытался представить ее в обычной одежде: так ему почему-то было проще выполнять свою задачу. Хорошо, если бы она курила, пила и ругалась, как исполнители хип-хопа. Вот с такой можно было бы работать. Но женщина-фонтан — это задачка не из легких. Мерфи и представить себе не мог, чтобы женщина все двадцать четыре часа в сутки сохраняла такую бодрость и активность.
И кому только могла помешать любимица малышей принцесса Очарование? Ерунда какая-то! Мерфи снял темные очки и повесил их на солнцезащитный щиток автомобиля. Он попробовал рассмотреть другую версию: под маской паиньки таится сущая ведьма, женщина, каким-то образом вставшая на пути у очень серьезных людей, которые входят в сферу компетенции Боги. Если бы все шло, как обычно, тот к настоящему моменту уже сделал бы несколько звонков. Проверил бы ее связи и окружение. Но какое отношение она имеет к запутанным делам Боги, оставалось загадкой, и это осложняло работу. Хоть какая-нибудь более-менее существенная информация ему не помешала бы.
Однако на данный момент Мерфи оставалось лишь одно — действовать по обстановке.
На город постепенно опускались сумерки, прохладная небесная синь поблекла, превратившись в унылую серость. Но пока что Мерфи без труда различал ее фигуру: она копошилась, переступая с ноги на ногу, возле машины — пыталась вытащить с заднего сиденья свою битком набитую сумку. На минуту Мерфи забылся и представил, как она, так же переступая с ноги на ногу, стягивает с себя это платье. И еще — он представил ее обнаженной.
Держи себя в руках, парень, не рассусоливайся. Она детская артистка, черт возьми! А дети не по твоей части. Впрочем, как и женщины-инопланетянки, которые носят розовые сумки «пудель».
Лулу вытащила-таки из машины пузатую сумку и захлопнула дверцу, толкнув ее бедром.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...