ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я просмотрела твою коллекцию дисков. Она очень ограничена, Мерфи.
— Не более чем твоя коллекция DVD и видеокассет.
Лулу наморщила нос.
— Да у меня тонны фильмов.
— Да, и все с хеппи-эндом.
— А что ты имеешь против хеппи-энда?
Мерфи посмотрел на ее унылую мордашку и внезапно понял: она прелестна всегда — и когда смеется, и когда хмурится, и когда недовольно кривит лицо. Он представил себе, что всю оставшуюся жизнь каждое утро будет просыпаться рядом с этой прелестью, и улыбнулся.
— Ничего не имею. Более того, я надеюсь, что в моей жизни тоже будет один из таких хеппи-эндов.
— Правда?
— Правда.
Под его многозначительным взглядом Лулу залилась краской. Она оставила недоеденный сандвич и открыла бутылку с водой.
— Я теперь знаю, почему ты не довел до ума свой дом. Никаких пустяков. Все только необходимое. — Прежде чем продолжить, она отпила из бутылки. — То, что имеешь сегодня, можно потерять завтра. Так?
— Ну, что-то в этом духе.
— Но если ты однажды потерял все, это вовсе не значит, что это должно повториться.
— Ты хочешь сказать, что не нужно жить прошлым. — Мерфи снова отхлебнул пива и со значением посмотрел на нее. — Хороший совет, принцесса.
Лулу выпятила нижнюю губу.
— Тигренок мне нравится больше.
— Почему?
— Потому что, когда меня называют принцессой, я чувствую себя этакой паинькой.
— А ты и есть паинька, солнышко. Именно это-то я в тебе и люблю.
Стоп!
Лицо Лулу омрачилось, и Мерфи испугался, что ляпнул что-то не то. Черт! Слово на букву «Л»? Он не говорил ей «Я тебя люблю», хоть и любил ее. Он решил, что для этого еще время не пришло. Проклятие!
— А я думала, ты разглядел во мне что-то другое. Мерфи отставил пиво, но с места не сдвинулся.
— Ты меня не поняла.
Лулу, с трудом сглотнув, пожала плечами:
— Если ты будешь думать, что я вся такая хорошая, чистая, ну, вроде как мадонна, то ты не захочешь…
— Трахаться только ради удовольствия?
Лулу вспыхнула.
— Я бы употребила другое выражение, но, — она взяла свой сандвич, отщипнула от корочки, — именно это я имела в виду.
Понятно. Теперь он целился в доброго старого Терри. По-миссионерски консервативного или ревностного христианина, который занимался сексом с определенной целью, но не для удовольствия. А может, у него просто вставало, только когда она, такая хорошая, послушная жена, лежала на спине. Мерфи одного не мог понять — почему Лулу так стесняется говорить об этом. В памяти всплыла одна ее фраза (Господи! Неужели это было только вчера?) о том, что она оказалась не той женщиной, на которой, как думал ее бывший муж, он женился.
— Я лишь строю догадки, поэтому поправь меня, если я ошибаюсь. Я думаю, твоему мужу не нравилось, когда ты громко кричала или становилась в постели несдержанной.
— Бывшему мужу. Да, что-то вроде того.
— Если он из-за этого бросил тебя, то парень совсем идиот.
— Он бросил меня потому, что я с изъяном.
Мерфи изо всех сил уцепился за стойку, на которой сидел, пытаясь обуздать гнев… хотя бы немного.
— Что это, черт возьми, значит? Лулу отвела взгляд.
— Давай не будем об этом.
С изъяном? Мерфи потер шею. Он не знал, как себя вести. Хоть бы она намекнула, о чем речь. С изъяном?
— Я никогда еще не встречал такой женщины, как ты, Лу-чана. Ты полна жизни, заботлива, добра, сексуальна… — «Я хочу прожить с тобой до самой старости».
Лулу прикусила нижнюю губу и посмотрела ему в глаза.
— По-твоему, я сексуальна?
Звучавшая мелодия закончилась, и тут же заиграла другая — песня Марвина Гэя «Давай начнем». Ох, детка. Ангел, бесенок. Принцесса, тигренок.
— Да у меня, даже когда я просто смотрю на тебя, возникает эрекция.
— В самом деле? — Лулу улыбнулась, и Мерфи, переполненный чувствами, понял, насколько она ранима.
— Ты к тому же еще и талантлива. — Он подмигнул ей. — И не в чем-то одном. Ты щедро одарена природой. — Увидев, что Лулу улыбается, и не просто улыбается, а сияет, Мерфи взял из керамической вазы слева от себя апельсин и бросил ей, а потом еще и еще. Лулу поймала их, как ловила булавы, которые ей кидала Трикси, и начала жонглировать, создав из них у себя над головой арку. — Великолепные, умелые ручки.
— Спасибо, — поблагодарила Лулу с усмешкой.
— Ты, наверное, это уже не раз слышала?
— Если бы мне каждый раз в таких случаях давали пятицентовую монетку. — Она снова подбросила апельсины, но уже стала жонглировать ими в противоположном направлении. — Глаза в этом деле тоже важны. Координация глаз, рук и много-много тренировок.
Мерфи, развеселившись, допил пиво.
— Я бы так никогда не смог.
— Конечно бы смог. Это же простой каскад из трех мячей. Ты научишь меня словам песни, а я тебя — жонглировать.
Мерфи рассмеялся.
— Идет.
И тут Лулу, вдруг пронзительно завопив, запустила апельсины — один, два, три — куда-то поверх его головы. Летящие фрукты слились в воздухе в одно расплывчатое пятно. Что за…
— Черт!
Мерфи обернулся и увидел Боги, увертывающегося от второго и третьего апельсинов. Из того, что он, выругавшись, прижал ладонь к своему глазу, Мерфи почти не сомневался, что первый солнечный шарик Флориды достиг своей цели.
— Этот тип из компании Поли! — крикнула Лулу Мерфи. — Прячься!
Мерфи спрыгнул со стойки, прежде чем она успела запустить в Боги бутылку с минеральной водой. Он давился от смеха, который изо всех сил пытался сдержать: ведь Лулу в конце концов думала, что защищает его. Однако не рассмеяться оказалось задачей не из легких, тем более что вид у Боги был ошеломленный, а это такая редкость. Мерфи оторвал взгляд от своего пострадавшего брата и тихо проговорил Лулу на ухо:
— Причинение телесных повреждений сотруднику федеральной службы противоречит закону, солнце мое. Хорошенько подумай, прежде чем швырять эту бутылку.
Лулу прижала руку к груди, жадно ловя ртом воздух, пытаясь успокоить дыхание.
— Так это Джо Богарт?
— Да в самом деле, — жалобно протянул Боги, выхватывая из холодильника ледяную бутылку пива и прикладывая ее к щеке. — Да что вы, ей-богу, сестры Марино, совсем с ума сошли?
В кухню впорхнула Софи. Она бросила взгляд на полуодетых Мерфи и Лулу и гневно посмотрела на Боги.
— Я же говорила вам, что нужно стучаться. Так нет же! Он, видите ли, код знает! — Она выругалась, едва слышно бормоча себе под нос « Asino arrogante ».
Все! Это было последней каплей. Мерфи не выдержал и разразился громким хохотом. Несмотря на угрюмый вид Боги и на озадаченный вид глядевших друг на друга сестер. Надо же! А ведь только три дня назад он скучал, хандрил и пребывал в депрессии. Жизнь все же чертовски хороша!
Глава 19
— Я рад, что хоть кому-то из нас весело, — простонал Боги, перекатывая холодную бутылку с пивом по тому месту, где ожидался синяк. — Нам нужно поговорить, а времени у меня между тем в обрез. Можно поскорее к делу?
— Прости, братишка. — Мерфи не помнил, когда в последний раз так смеялся. Чувствуя от хохота боль в груди, он оперся рукой о кухонную стойку, чтобы перевести дух.
Лулу, густо покраснев до корней волос, потянула за край своей, то есть его, Мерфи, рубашки и потихоньку отступила назад, прячась за его спиной.
— Простите, агент Богарт.
— Ничего страшного. Зовите меня просто Джо, — ответил Боги. — Я сам виноват. — Софи что-то буркнула, выражая с ним согласие, но Боги ее проигнорировал. Он откупорил бутылку и начал большими глотками пить пиво.
Мерфи, обернувшись через плечо, коротко взглянул на Лулу и снова перевел взгляд на Боги.
— Почему бы тебе не проводить Софи в гостиную? Предложи ей пива или еще чего. Где, черт побери, твои манеры?
Софи ухмыльнулась.
— Какие манеры? — Она поочередно смотрела то на сестру, то на Мерфи, а ее губы насмешливо изогнулись. — Мы вам, кажется, помешали?
Боги повел не в меру острую на язык смуглую красотку в гостиную.
— Прежде чем присоединиться к нам, лучше все-таки что-нибудь на себя накинуть.
Мерфи удивило, что это сердитое замечание адресовалось ему, а не Лулу. Странно. Хотя вид Мерфи в одних трусах Софи, по всей видимости, ничуть не покоробил и даже не заинтересовал. А хоть бы и заинтересовал, Боги-то что за дело? Если только не… Интересно, интересно.
Едва нежданные гости вышли, Лулу побежала а библиотеку и подобрала свои джинсы и свитер.
— Не понимаю, что тут смешного, — шепотом возмущалась она.
— Да ничего, кроме того, что ты запульнула фруктом в федерального агента. — Мерфи подхватил ее лифчик и трусики, нежно поглаживая прохладный шелк. — А знаешь, мне начинает нравиться розовый цвет.
— Ох, ради Бога!.. — Лулу выдернула у него из рук свое белье. — Я же серьезно, Мерфи. Как ты думаешь, он не подаст на меня в суд?
— Подкрепив свое обвинение подробностями получения телесных повреждений? — О да! Ребята в Федеральном бюро повеселились бы от души! — Думаю, он спустит дело на тормозах.
Мерфи проводил Лулу в свою спальню, не переставая ломать голову над причиной отвратительного настроения Боги. В своем обычном расположении духа тот непременно увидел бы смешное в том, что ему засветили апельсином в глаз. Тем более что апельсин этот метнула чертовски хорошенькая полуодетая женщина ростом метр с кепкой. Но он, вместо того чтобы посмеяться, рявкнул, что спешит, и разве что не вытолкал Софи из комнаты. Было очевидно, что между ними двумя что-то происходит. Занятно. Впрочем, не так занятно, как узнать те подробности, которые Боги должен сообщить относительно Поли Фальконе.
— Просто не верится, что моя сестра была так груба с твоим братом. Она в последнее время вообще сама на себя не похожа. — Лулу натянула трусики и сбросила рубашку Мерфи. — Как она его, кстати, обозвала?
Мерфи прямо-таки облизывался, глядя, как колышется грудь Лулу, пока она надевает лифчик. Однако ничего не поделаешь, пришлось ему заправить свое проклятое достоинство в джинсы. «Спасаем женщин и детей. Спасаем женщин и детей».
— Ты не говоришь по-итальянски?
— Дедушка иногда произносил какие-то фразы, но я никогда их не запоминала.
— Она говорила невнятно, но я почти уверен, что она обозвала его высокомерным ослом.
Лулу подняла джинсы и встряхнула их.
— По-моему, они друг другу не нравятся.
— А по-моему, им не нравится то, что они друг другу нравятся.
Лулу наморщила лоб.
— Ну ничего, не важно. — Мерфи вдруг пришла в голову одна мысль, и, прежде чем Лулу успела одеться, он бросился к ней, обнял и уткнулся носом в ее шею, в ее волосы. — От тебя хорошо пахнет, тигренок, — шепнул он ей на ухо. — Сексом.
Тело Лулу в его объятиях напряглось.
— Да?
Мерфи улыбнулся, прикусывая мочку ее уха.
— Это меня заводит. — В подтверждение своих слов он прижал ее ладонь к своим джинсам, давая почувствовать свою эрекцию.
Лулу, сделав большие глаза, с пылающими щеками оттолкнула его.
— Прекрати! То есть оставь это на потом. То есть… Мне надо принять душ. — Она бросила джинсы на кровать и помчалась в ванную. — Можно попользоваться твоим шампунем?
— На здоровье.
— Не обсуждайте без меня ничего важного, — отрезала Лулу и захлопнула дверь ванной.
Именно это Мерфи и намеревался сделать. Натягивая на ходу футболку, он выбежал из спальни и полетел в гостиную. Услышав шум душа, он улыбнулся. Он не хотел смущать Лулу… а, впрочем, если честно, то именно к этому он и стремился. Сказать, что от нее пахнет сексом, — верный способ выиграть несколько минут, чтобы побыть с Боги наедине. Судя по тому, в какое замешательство пришла Лулу, она, прежде чем спуститься к ним, будет намыливать свое тело не меньше трех раз. Жаль, что он не может стать свидетелем этого праздника.
Мерфи постоял в сводчатом проходе, отделявшем библиотеку от гостиной, приказывая себе успокоиться, — проклятая эрекция. Боги выключил музыку. Они с Софи сидели в противоположных концах дивана, потягивая пиво и обмениваясь гневными взглядами. Понятно. Мерфи вошел в комнату и устроился в кресле напротив. Он не стал просить Софи уйти: напрасный труд — она и с места не сдвинется. Да и вообще, если Боги не хотел бы посвящать ее в дело, ее бы здесь не было.
— Ну, давай поговорим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...