ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса

 


Владимир КУНИН
ИВАНОВ И РАБИНОВИЧ, или "АЙ ГОУ ТУ ХАЙФА"


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИВАНОВ И РАБИНОВИЧ

КАК СТАТЬ УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПНИКОМ
В тот вечер сорокачетырехлетний Арон Рабинович в рабочей спецовке
стоял в пивной за кружкой пива и держал в руке соленого подлещика.
У самой стойки очередь вспухала и скандально пульсировала от напора
жаждущих получить пиво без всякой очереди.
- Э, мужики! Ну, встаньте вы в очередь. Неужели трудно? Все же стоим,
- миролюбиво сказал Арон.
Трое здоровенных молодых парней рассмеялись. Один вздохнул:
- Господи... До каких же пор жиды будут в России порядки
устанавливать?! Ой, Гитлера нет на вас, сучье племя!..
Арон хозяйственно спрятал подлещика в карман рабочих штанов и ударом
в челюсть отправил поклонника гитлеризма в глубокий нокаут.
Двое других бросились на Арона. Но он с ходу воткнул свой огромный
кулак в живот одному, а другого просто насадил физиономией на собственное
колено.
И тогда в пивной началась генеральная драка...

У здания районного суда стоял арестантский автофургон.
На другой стороне узенькой улочки - старый, битый "Москвич". Около
него топталась пышнотелая Ривка - сестра Арона.
Неподалеку от фургона мельтешилась маленькая, ярко накрашенная
женщина - не отрываясь смотрела на двери суда.
Милиционеры вывели из суда Арона Рабиновича с подбитым глазом. За ним
- худенького блондинчика лет сорока.
- Арончик!!! - метнулась через улочку Ривка.
- Машину береги. Не гоняй, как идиотка, - сказал ей Арон.
- Васечка!.. - крикнула маленькая накрашенная женщина.
- Прощай, Клавочка... - потерянно проговорил блондин.
- Па-а-апрррошу! - зычно пропел старший конвоя.
Арон и блондинчик влезли в фургон. Туда же сели два милиционера.
Двери захлопнулись, и "воронок" покатил.
В полусумраке фургона Арон спросил своего соседа:
- Жена провожала?
- Сестра. Клава.
- И меня сестра. Ривка... Тебе сколько дали?
- Два года. С лишением прав работать в сфере торговли. А вам?
- Тоже два. По двести шестой. Драка.
- Иванов Василий, - представился блондин.
- Арон Рабинович. Есть возражения?
- Что вы?! У меня лучшие друзья...
- Разговорчики! - рявкнул конвойный.

И пойдет лагерная жизнь Иванова и Рабиновича: утренние и вечерние
проверки, работы в каменном карьере, на лесоповале, шмоны-обыски, хождения
строем, двухъярусные нары в бараке, вышки с часовыми вокруг зоны...
Зима... Лето... Снова зима... Снова лето... И повсюду мы будем видеть
Иванова рядом с Рабиновичем.
Пролетят эти два года, и выйдут они в один и тот же день на
свободу...

КАК ОБРЕТАЮТ СВОБОДУ
В специальном помещении с лозунгом "На свободу с чистой совестью!"
специальный офицер говорил специальные слова:
- Надеюсь, что пребывание в нашей колонии не прошло для вас даром и
на свободе вы станете снова полезными членами нашего общества, - офицер
заглянул в документы, освежил в памяти имена Иванова и Рабиновича и
добавил:
- Так, Василий Петрович и Арон Моисеевич?
- Так точно, гражданин начальник! - хором ответили Арон и Вася.
- Теперь я для вас не "гражданин начальник", а "товарищ".
- Ну да? - удивился Арон.
- Конечно! Конечно, "товарищ"! - быстро согласился Иванов.
- Теперь, Арон Моисеевич и Василий Петрович, для вас весь мир друзья
и товарищи! - улыбнулся офицер.
Разъехались многотонные лагерные ворота, к которым намертво были
приварены проржавевшие буквы "СЛАВА КПСС!", и Рабинович с Ивановым
оказались на Свободе.
И тут же были встречены воплями Клавки и Ривки, вылетевшими из
стоявшего рядом старенького "Москвича".
- Сестреночка!.. - нежно всхлипнул Василий. Клавочка...
Ривка рванулась к Арону. Но тот остановил ее, обошел старый
расхлябанный "Москвич", оглядел его со всех сторон и только потом ласково
похлопал Ривку по обширному заду в кургузой юбке:
- Совсем изблядовалась?
- Ой, Арончик... Ну, что ты такое говоришь? Люди же...
- Во-время мамочка откинула копытца. Она бы твоего вида не перенесла,
- и Арон, наконец, поцеловал Ривку.
- Ну, правильно! Она была бы в восторге, что тебя в тюрьму посадили
на два года, шлемазл! Садись за руль. Твои права в бардачке. А то у меня
уже месяца три как доверенность кончилась. Клавочка! Так мы едем к вам или
к нам?
- Без разницы! - весело крикнула Клавка.

Поздней ночью на маленькой кухне стандартной двухкомнатной квартиры,
после загульного вечера, на правах гостеприимных хозяев дома, сильно
хмельные Клавка и Вася мыли посуду.
- Я три года был за ним, как за каменной стеной... - говорил Вася. Ко
мне ни один уголовник приблизиться не мог - в таком он был "авторитете"...
Он мне, как брат родной теперь!..
- Жаль, - усмехнулась Клавка. - А я его только собралась трахнуть.
Теперь нельзя. Он тебе брат - значит, и мне брат. Жаль...
- Клавка!..
- Чего "Клавка"?! Ты на Ривку глаз положил? А я, что, рыжая?
- Дура ты, мать твою...
- В таком случае и твою.
В комнате пьяный Арон говорил Ривке:
- Я три года был за ним, как за каменной стеной... Голова - Совет
министров! Я евреев таких деловых не видел!!! На него вся зона молилась -
он и наряды всем закроет, и коэффициент выведет, и ни один ЗЭК в обиде не
останется! А если какой "бык" начнет права качать, я ему оттяжку сделаю, и
опять все тихо... Мы еще в лагере решили и на воле друг без друга никуда.
- А он ничего... - сладко потянулась Ривка.
- Ривка! Я тебя умоляю... Вспомни своих хахалей. Ты им всем жизнь
искалечила! Наш дом за три квартала обходят.
Ваську не трогай!.. Это я тебе говорю - старший и единственный брат.
А то я тебе так по жопе надаю - ноги отнимутся!
- Ой, ой, ой, ой. Нужен мне твой Васька. Смотреть не на что.

Под утро все образовалось - в проходной комнате большая Ривка спала с
худеньким Васей Ивановым, а в другой комнатке маленькая Клавка уютно
посапывала на могучем плече Арона Рабиновича...

КАК ТРУДНО НАЙТИ МЕСТО ПОД СОВЕТСКИМ СОЛНЦЕМ
На входных дверях большого учреждения доска:
"СРОЧНО ТРЕБУЮТСЯ"...
и внизу перечень двух десятков специальностей.
В отделе кадров строгая женщина с высокой взбитой прической
возвращала Васе Иванову его документы:
- С судимостью не берем. Тем более в снабжение. У нас предприятие
режимное.
- Было режимное, мягко поправил ее Вася. - Теперь вы, слава богу,
кастрюли штампуете.
- А вы уверены, что только кастрюли? - усмехнулась женщина. -
Следующий!
- Автослесарь, - Арон положил на стол свои документы.
- Вот это другое дело! Автослесари нам - как воздух!.. - женщина
раскрыла паспорт Арона, прочитала его фамилию и имя-отчество и тут же
протянула его обратно. - Я и забыла, Арон Моисеевич, автослесарей-то мы
уже всех набрали. Следующий!
В другом отделе кадров молодой человек в желтом галстуке на красной
ковбойке говорил Васе Иванову:
- Эх, Василий Петрович! Да, была б моя воля!... Нам снабженцы с таким
опытом - во как нужны! Но без судимости. Извини, Иванов. Извини, и молодой
человек повернулся к Арону: - У тебя что?
- Автослесарь я...
- Автослесарь? Давай паспорт!
Внимательно изучил паспорт Арона, покачал головой, бросил паспорт на
стол и огорченно сказал:
- Слушай, Рабинович! Ты смеешься надо мной? Я тебя сегодня возьму, а
ты завтра уедешь в Израиль?!
- Да не собираюсь я никуда уезжать! - рявкнул Арон.
- Все так говорят. А потом - привет из Тель-Авива! Ты в Средиземном
море купаешься, а я со строгачом снова ищу автослесаря!
- Что же ты меня из страны выпихиваешь, сука?! - заревел Арон и
потянулся было к молодому человеку, но Вася Иванов, словно фокстерьер,
повис на Ароне, приговаривая:
- Арончик!.. Умоляю!.. Вспомни зону, Арон!!!
В третьем отделе кадров уже вопил Вася Иванов:
- Но я же отсидел свое! Я же все искупил!..
Шестидесятилетний отставник очень спокойно, отечески говорил:
- Знаю, знаю. Сам двадцать лет в лагерях отработал. Знак почетного
чекиста имею. Сколько вашего брата через мои руки прошло!.. И вижу я, что
ты хороший человек - у меня глаз наметан. А инструкция? Раз судимость - не
положено.
Он повернулся к Арону:
- Тебе что?
- Автослесарь я. Вот документы...
- А зачем мне твои документы? Я и так вижу кто ты. Мне лично, хоть
негр, хоть китаец все едино. Я интернационалист старой закалки. А наш
генеральный директор этого не любит...
- Чего ЭТОГО?!! - заорал Василий и бросился на отставника.
Но тут Арон сгреб Васю в охапку и вынес из кабинета:
- Тебе еще один срок нужен, засранец?..

КАК АРОН СТАЛ "ИВАНОВЫМ", А ВАСЯ - "РАБИНОВИЧЕМ"
- Я не хочу больше жить в этой стране!!! - бился в истерике сильно
поддавший Вася Иванов.
Правда, бился он в могучих руках Ривки, рвался с ее колен, а она
прижимала его голову к своей необъятной груди и шептала:
- Ну, Васечка... Ну, мальчик мой... Ну, успокойся, детка... Арон!!!
Прекрати жрать водку! Сделай же что-нибудь!.. Что ты сидишь как говно на
именинах?!
- Что я могу сделать? - Арон печально выпил стакан.
- Закуси, зайчик, - Клавка тут же сунула ему бутерброд.
- Я просто не могу больше здесь жить... - заплакал Вася.
- Арон! Ты видишь, в каком он состоянии?! Сделай чтонибудь! -
повторила Ривка.
- Что я - простой работяга могу сделать, если они русского
интеллигентного человека довели до того, что он хочет покинуть свою
родину?... - Арон постепенно от печального настроя переходил в
зоологическую свирепость: - А я вот в гробу их всех видел в белых
тапочках! И хрен им в грызло, вообще никуда отсюда не двинусь!!! Хоть я и
"Рабинович"!..
- Боже мой!... - тоненько прокричал Вася. Если бы я был
"Рабиновичем"!.. Только бы вы меня здесь и видели!..
И тут вдруг Ривка ссадила Васю со своих колен, поставила прямо перед
собой и торжественно произнесла:
- "Вы просите песен - их есть у меня!" Ты хочешь быть "Рабиновичем"?
Нет вопросов. Мы с тобой женимся, ты берешь мою фамилию, я устраиваю всем
четверым по вызову, и мы отваливаем отсюда в лучшем виде!
- Ой... испугался Арон и тревожно посмотрел на Васю.
- Гениально!.. Вася был потрясен простотой решения.
- А если эти два идиота не захотят ехать с нами - будут прилетать к
нам в гости, Ривка показала на Арона и Клавку. Сейчас, говорят, это
запросто.
Клавка забралась на колени к Арону и нежно прижалась к нему.
- А ты, Арончик, женишься на мне и берешь мою фамилию. И становишься
"Ивановым". Пусть тогда попробуют тебя не взять на работу!..

КАК ЖИЛИ И РАБОТАЛИ АРОН ИВАНОВ И ВАСИЛИЙ РАБИНОВИЧ
Из репродуктора гремит "Свадебный марш" Мендельсона.
Висит простенький прейскурант: "1. Разбортовка колеса - 1 рубль. 2.
Заклеить камеру - 1 рубль. 3. Забортовка колеса - 1 рубль. 4. Балансировка
1 рубль".
Под торжественные звуки "Свадебного марша" грязные, зачуханные Арон и
Василий работали в мастерской при кооперативном гараже.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...