ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы

 


Вася посмотрел на Арона и понял, что дело не только в том, что их, на
глазах у всего мира, тащут на буксире.
- Прекрати сейчас же! - мягко сказал он. Плывем на халяву - одно
удовольствие... Первый раз можем хоть по сторонам посмотреть. Гляди какая
крепость... Ты же таких в жизни не видел!..
Не поднимая глаз, Арон отрешенно проговорил:
- Наша Петропавловка ничуть не хуже...
Васе вдруг до боли в сердце стало жалко Арона, да и себя вместе с
ним, покойного Марксена Ивановича, оставленных Леху Ничипорука, Гриню
Казанцева и Нему Блюфштейна, потерянных навсегда Клавку и Ривку, и ему
захотелось бросить к чертовой матери этот штурвал, лечь навзничь на
решетку кокпита и, глядя в чужое небо, завыть от нахлынувшей дикой
тоски...
Но он только горько усмехнулся и тихо сказлл Арону:
- Петропавловка уже вторую неделю, как не наша, Арончик... И
постарайся привыкнуть к этой мысли как можно быстрее. Тогда все остальное
будешь воспринимать менее болезненно...
А кларнетист на буксирной шхуне уже играл "Очи черные, очи
страстные...". И плыла старая мелодия российско-цыганского романса между
турецких берегов самого узкого места пролива Босфор, уводила за собой яхту
под названием "Опричник" с экипажем из двух очень немолодых людей, впервые
увидевших море и не умеющих плавать, в неведомые края и страны, расстилая
перед ними совсем-совсем другую жизнь...

КАК ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО "ШИПШАНДЕР" - НЕ ФАМИЛИЯ, А ПРОФЕССИЯ
Недалеко от перекинутого через Босфор Галатского моста, напротив
фантастически красивой Султанаметской мечети с нацеленными в небо шестью
сверкающими минаретами почти рядом со старинным дворцом Султана, у
причальной стенки Арнавуткея - места стоянки яхт, катеров и разной
плавучей морской мелочи, слегка покачиваясь, стоял кое-как пришвартованный
"Опричник".
На причале замерли четыре автомобиля, украшенные разноцветными
английскими текстами. По одному шла надпись - "Полиция-иммигрейшен", по
второму - "Санитарный контроль", по третьему - "Служба таможни Турции".
Четвертая машина - небольшой автофургон, стояла чуть в стороне и была
снабжена надписью "Агент-шипшандер Яцек Штур. Стамбул-Галатасарай". И
номера телефона, телефакса и телекса...
На палубе "Опричника" в испуге замерли Арон и Василий. А с причала,
перебивая друг друга, на них одновременно орали на отвратительном
английском языке все три представителя турецкой власти. Они в бешенстве
потрясали документами Арона и Васи, угрожающе размахивали руками, вращали
глазами, брызгали от ярости слюной и даже топали ногами от возмущения.
Повторяя за каждым из трех турецких чиновников его интонации и жесты,
точно так же вращал глазами, размахивал руками и топал ногами невысокий
толстенький человечек с большими висячими усами.
Правда, надо отдать должное - орал он по-русски и с откровенно
польским акцентом.
Он почти синхронно переводил все, что вопили полицейский, таможенник
и санитарный контролер, не упуская возможность расцветить все это русским
матом и кое-что вставить от себя совершенно нормальным голосом. Выглядело
это примерно так:
- Почему вы не связались с администрацией порта по шестнадцатому
каналу?!! - вопил представитель иммиграционной полиции по-английски, как и
положено разговаривать во всех портах мира.
- Что же вы, вашу мать, не дали радио службе порта?! - с абсолютно
точными интонациями полицейского по-русски кричал толстячок с усами.
- На каком основании вы не взяли лоцмана?!! - орал таможенник.
- Что же вы, мудаки, не взяли лоцмана?! - кричал толстяк.
Так как никому из троих представителей власти ответы Арона и Васи
были не нужны, вопросы летели один за другим:
- Где ваш флаг?!
- Что это за таможенная декларация?!!
- Где ваше санитарное свидетельство???
- Почему отсутствует судовая роль?!!
- Где табако и провижен-лист???
- Почему нет свидетельств о детализации?!!
Тут впервые Арон пересилил страх и пожал плечами:
- А это еще что такое?..
- А хрен его знает, - беспечно сказал усатый. Я здесь уже семь лет,
каждый день про это слышу, и никогда не видел.
- И вообще у вас нет визы!!! - завизжал полицейский, потрясая
паспортами Арона и Васи.
- И вообще у вас нет визы!!! - с визгом повторил толстяк по-русски и
совершенно спокойно вполголоса сказал: - Тоже - ниц грознего! В смысле -
ничего страшного.
- Господи, что же делать?.. - растерянно спросил Вася.
- Дать им по пять долларов, - сказал толстяк.
- Может, больше дать, а?.. - тревожно спросил Арон.
- Ты мне здесь цены не поднимай, - рассудительно проговорил толстячок
с усами. - Ты уплыл, а я остался. Мне здесь жить и жить... Быстренько,
хлопцы, по пятерке каждому.
Полицейский, таможенник и контролер продолжали топать ногами и орать
уже без всякого перевода.
Но как только Василий вытащил трясущейся рукой из кармана деньги - на
причале наступила МЕРТВАЯ тишина.
- У нас только двадцатки... - растерялся Василий.
- Давай сюда, - и толстяк протянул руку через борт яхты.
Василий отдал ему двадцать долларов. Толстяк спрятал их в бумажник, а
из заднего кармана брюк вынул пачку однодолларовых бумажек.
- Специально держу для таких случаев...
Он обстоятельно отслюнил пять долларов полицейскому, пять -
таможеннику и пять дал представителю санитарного контроля.
- И пятерочку мне за перевод! О'кей? - так легко и весело сказал
толстячок с усами, что Вася и Арон только благодарно закивали головами.
А с тремя представителями турецкой власти произошла поразительная
метаморфоза: милые, широкие улыбки добрых и гостеприимных хозяев, радостно
потрясенных приездом дорогих гостей, сияли на их лицах!
Документы возвращались с такими длительными и сладкими рукопожатиями,
что Арон и Василий заподозрили всех троих черт знает в чем и поспешили
выдернуть свои ладони из дружеских и теплых рук турецкой власти.
Все трое, как по команде, уселись по своим машинам.
Таможенник с санитарным контролером тут же уехали, а полицейский
прикрыл дверцу машины и что-то ласково спросил у Арона и Василия
по-турецки.
- Он спрашивает, откуда у вас эти ножи и черные шапочки с желтым
иероглифом, - перевел толстячок.
Только Арон было открыл рот, чтобы ответить, как Вася незаметно
наступил ему на ногу и быстро сказал:
- В Одессе их на каждом углу продают!..
Полицейский внимательно выслушал перевод толстяка, медово улыбнулся
Арону и Васе и тоже укатил.
- Но так... Една полова справы юж залатвена, - потирая руки,
по-польски сказал усатый толстяк. - Я говорю - полдела сделано. Приступим
ко второй...
- Погоди, мужик... - сказал Арон. - А ты сам-то кто будешь?
- Я? Шипшандер.
- Еврей? - Василий улыбнулся ему, как "своему".
- Нет. Поляк. А что?
- Да так... Ничего. Ты не обижайся. Я, например, "Рабинович". Он еще
до недавнего был "Рабиновичем", - Вася показал на Арона. - Я думал
"Шипшандер" - тоже еврей...
- А "Боцман", "Лоцман" и "Кацман" - это уже три еврея? - рассмеялся
толстячок с усами. "Шипшандер" - морской агент по снабжению. А зовут меня
Штур. Яцек Штур...

КАК ДОЛЖНЫ ОТДЫХАТЬ НАСТОЯЩИЕ МОРСКИЕ ВОЛКИ
Пьяненькие Арон, Вася и Яцек Штур вместе с двумя ярко раскрашенными
потаскухами сидели в припортовом кабачке, забитым недорогими
проститутками, загулявшей разноязыкой матросней, "Бичами" и портовой
шпаной.
- Мы такое прошли!!! - кричал Вася Штуру и лез за пазуху к большой
дебелой проститутке, сидевшей рядом с ним. - Имеем право на расслабуху!..
Слышь, Яцек?! Скажи, Арон!..
- Закусывай, Вась... - просил Арон и нежно поглаживал по заду
примостившуюся на коленях маленькую проститутку. На плечах у маленькой
проститутки была накинута большая зеленая шелковая шаль с золотым
драконом.
- Нет!.. Ты скажи - имеем право?! - бушевал Василий.
- Имеешь, имеешь! - сказал ему Штур. - Имеешь право на все. Ты теперь
свободный человек в свободном мире.
Штур был относительно трезв и, прихлебывая из стакана, что-то
подсчитывал на калькуляторе и записывал в большой блокнот.
Вася тискал проститутку и орал:
- Слышал, Арон?.. Мы теперь свободные люди... Где, Яцек?.. Я забыл.
Где, ты сказал, мы свободные?..
- В свободном мире, - не отрываясь от подсчетов, сказал Штур.
- Вась, закусывай, а... - снова попросил Арон, и надел свою черную
пиратскую шапочку на голову маленькой проститутке.
- Закусываю! - закричал Вася и впился в сочные губы большой
проститутки. Ну почему меня всегда на здоровых баб тянет?!
Яцек Штур спрятал калькулятор, сказал Арону:
- К шести утра привезу все прямо на причал, - он заглянул в блокнот:
- Готовьте сто семь долларов.
- Пожалуйста!.. - с пьяной широтой Вася вытащил все двести сорок
долларов. - Нет вопросов!..
Проститутки увидели деньги, переглянулись.
- Спрячь, - сказал Штур. - Привезу - тогда расплатитесь.
- Чего-то больно много... - усомнился Арон. - Сто семь!.. Если
считать по нашему чернорыночному курсу...
- Ваш черный рынок никого в мире кроме вас не интересует! Ваш курс -
фикция, порожденная нищетой. Такой социализм мы уже проходили в Польше.
Смотри, - Штур показал Арону запись в блокноте. - Только сто литров
дизельного топлива - шестьдесят два доллара. А масло моторное? А то, се,
пятое, десятое?
- Да брось ты считать, Яцек! - крикнул Василий. - Мы свободные,
Арон?.. Я опять забыл...
- Господи!.. - Арон в пьяной тоске прижал к себе маленькую
проститутку. - Сто литров солярки - шестьдесят два доллара! Да у нас в
Союзе этой солярки - хоть жопой ешь! Копейки!.. Ах, дураки, не ценили
советскую жизнь!..
Не сводя настороженных глаз с Василия и Арона, пожилой тощий бармен в
высокой феске что-то негромко говорил по телефону...
Из кабачка выходили с бутылками в руках, поддерживая друг друга.
Маленькая проститутка висела на Ароне, Вася на большой проститутке.
- Хлопаки! Я приеду к вам в шесть утра. Вам надо плыть через
Мармурное море за одни сутки, чтобы пройти в Дарданеллы по светлому
времени... - сказал Яцек Штур и сел в свою машину. - И осторожней с этими
курвами! Не оставляйте ничего на виду. Скрадут в момент.
- Может, и ты с нами? Сейчас найдем третью... - сказал Вася.
- Бронь Боже! Если я через десять минут не буду - Ванда мне яйца
оторвет. А кому нужен шипшандер без яиц?! - сказал Штур и уехал.
Маленькая проститутка распахнула дверцы огромной старой американской
машины с открытым верхом, села за руль и крикнула:
- Давай, давай, русски!.. Карашо!!!
Арон уселся рядом с ней, а Василий и полная проститутка плюхнулись на
заднее сиденье.
И тут маленькая дала такой газ своему древнему рыдвану, что из-под
задних колес полетели искры, а старый кабриолет сорвался с места будто
ракета "Земля-Воздух"...
Когда старый американский автомобиль, рожденный на заре пятидесятых
годов, подкатил к "Опричнику", проститутки выскочили на причал, запрыгали
вокруг Арона и Василия с криком и танцами:
- Группен-секс! Спут-ник!.. Группен-секс - перестройка!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...