ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Помните? Тогда в Армении, Азербайджане, Грузии под шумок все, кому не лень оружием торговали — от прапорщиков до генералов. Целые арсеналы списывали, якобы на «боевиков»…
— А эти, наши автоматы где-нибудь засветились?
— Нет, «чистые». Так сказать, первая кровь…
— Так… Это что — реконструкция места происшествия?
— Да, то, что у нас получилось по свидетельским показаниям и после всех экспертиз… Видите? Вот двор, выезд на пустырь, тут — двери офиса. Когда машина тронулась и начала разворот, отсюда выстрелил «Монтер». Потом он побежал сюда, наискосок… А второй прикрыл его огнем, отсек возможное преследование.
— Грамотно. Ребята, чувствуется, знали, куда шли. И хорошо подготовились.
— Вот именно, — согласился оперативник, переходя сразу же к последнему пункту плана. — Поэтому, следствие теперь даже формально исключило версию ошибки в выборе обьекта покушения.
— Да уж! Особенно, после того, что произошло в санатории.
— Не только. Адрес перепутать не могли — офис с самого начала открывался, как головное представительство фирмы «СВЕТ». Машину свою господин Зайцев купил не так давно, номера на неё выданы новые, раньше ими никто не пользовался… В общем, охотились именно за ним.
— Осталось только выяснить — кто? И почему…
— Позавчера, на последнем совещании оперативно-следственной группы, парень из Налоговой полиции по своим вопросам докладывал. Они там, видимо, теперь уже всерьез начали рыть — по финансово-хозяйственной деятельности фирмы и самого Зайцева, по кредиторам, по должникам… Но пока — ничего серьезного, так, мелочи. Во всяком случае, явных поводов для стрельбы не просматривается.
Геннадий Алексеевич хмыкнул, делая очередную запись в блокноте:
— Не просматривается… Хорошо, я сегодня свяжусь ещё раз с их начальником, с генералом Орловченко. Попрошу, чтобы не снимал с контроля.
— Спасибо. Да, кстати, оттуда… — оперативник поднял глаза в сторону верхних этажей, которые в здании на Литейном, 4 испокон веку занимали «старшие братья» рабоче-крестьянской милиции — чекисты. — Оттуда ничего пока нет?
Собеседник поморщился:
— Нет. Не хотят отвечать… Или нету у них ничего.
— Мне вчера от них отзвонился какой-то майор Коновалов. Предложил встретиться, поговорить.
Генерал подумал, но потом все же решил не поступаться принципами:
— Не стоит. Ишь, хитрые какие нашлись! Пусть эти ребята сначала хотя бы на наш первый, официальный запрос ответят, как положено. А то всякие шуры-муры по углам, доверительные беседы… Высосут информацию, а потом примажутся к раскрытию, или наоборот — все грехи на милицию свалят.
Собственно, Олег нисколько и не возражал — на самом деле, что-то не мог он припомнить за время своей оперативной работы ни одного случая, когда действительно получался толк от «смежников». В отличие от сотрудников органов внутренних дел, изначально «натасканных» на результат в виде предупреждения, выявления и раскрытия преступлений, парни из политической спецслужбы и при коммунистах, и при так называемых демократах во главу угла ставили «сам процесс».
Некоторое время после развала Союза им ещё удавалось сохранять лицо за счет былого авторитета КГБ и отличной технической оснащенности, но когда вместо «игры в шпионов» потребовалось выполнять вполне конкретные задачи по борьбе с захлестнувшим страну терроризмом и экономической преступностью, всем стало ясно — «карающий меч партии» годится теперь только в качестве экспоната антикварной коллекции или, в лучшем случае, для сведения внутренних счетов между криминально-политическими группировками нынешней власти.
Конечно, подобная точка зрения была упрощенной и обывательской. Но уже сам тот факт, что её придерживается подавляющее большинство населения, говорит о многом…
— Вряд ли Зайцев был их «клиентом»… В политику он, судя по всему, не лез, с властями не ссорился.
— А с кем? С кем-то он все же поссорился, да?
Савицкому оставалось только кивнуть:
— Ну, в качестве основных определены две версии. Первая — конкуренты. Обьективно, ситуация складывается так, что на питерском рынке игорного бизнеса стало в последнее время тесновато. Помимо своих, местных структур, начали активно «раскручиваться» столичные капиталы — казино открывают шикарные, системы «джек-пот» для тех, кто победнее… Конечно, идет передел сфер влияния.
— Даже до такой степени? — Поднял брови генерал, показав на папку с материалами о покушении на Зайцева.
— Видимо… Сами знаете, это ведь чисто по-московски: чуть что не так — трах-бабах, и нет проблемы. Вместе с человеком.
— Да что вы тут все вечно — Москва! Москва! — Хозяин кабинета отложил, почти отбросил в сторону авторучку. — Тоже мне, провинция — нашли на кого все беды сваливать…
Оперативник с опозданием припомнил, откуда к ним в «город с областной судьбой» прибыл нынешний начальник Управления. Он почувствовал себя неловко — и даже подумал, не рассказать ли генералу про тот вечер в сауне, про неожиданную встречу и сделанное предложение…
Савицкий уже приготовился было открыть рот, но Геннадий Алексеевич вдруг покосился на часы и торопливо перешел к следующему пункту плана:
— Что за вторая версия? Только вкратце, без лирики.
— Криминальные «разборки». По данным РУОПа, до прошлого года господин Зайцев и его «СВЕТ» работали под крылышком у Скрипача.
— У кого?
— У Станислава Скрипачева, по кличке Скрипач. Он же — Старый, он же… Короче, был такой у нас в Питере бандитский «авторитет». Потом его убили.
— Кто? Раскрыто? — Не похоже было, что генерал шутит.
Поэтому и Савицкий ответил вполне серьезно:
— Нет. Профессиональная «заказуха»… Говорят, у Зайцева с самим Скрипачем были чуть ли не приятельские отношения. Но после того, как старика завалили, он вместе со своим бизнесом достался «по наследству» другим… товарищам. Так вот, по оперативной информации с новой «крышей» у Андрея Ивановича отношения складывались непросто. Какое-то недопонимание было, недовольство…
— Подробности есть?
— Ребята из РУОП обещали «подсветить» по своим каналам. Договорились, что на той неделе встретимся.
— Хорошо, — хозяин кабинета закрыл блокнот. — Больше ничего нового?
— Пока, вроде, все, — Савицкий начал собираться, но оказалось, что начальник Управления ещё не закончил.
— Тогда вот что… По поводу покушения в санатории. Кто, кроме вас, знал о том, что получено разрешение врачей на допрос Зайцева?
Оперативник не сразу понял, о чем идет речь:
— Кроме меня… Да много народа знало!
— А точнее?
— Ну, сами врачи, естественно. Потом, начальник следственной группы, я ему лично докладывал. Вам тоже…
Последняя фраза показалась генералу не очень уместной:
— Напрасно шутите! Не остроумно. Прошу учесть, что служебная, фактически секретная информация о предстоящем допросе господина Зайцева каким-то образом «вытекла» на сторону. И вызвала соответствующую… реакцию. — Начальник Управления показал на фотографию обломков летательного аппарата. — Понятно?
— Я никому ничего по делу не рассказывал! Если вы сомневаетесь…
— Не сомневаюсь. В том-то и дело… Значит, все же кто-то из вашей группы продался. — Собеседник вздохнул. — Будем искать! Кстати… Этот самый Зайцев — как он там? Как настроен?
Олег пожал плечами:
— Ну, нормально, вроде. Без истерики.
Очевидно, это было не совсем то, что рассчитывал услышать от капитана Геннадий Алексеевич:
— Когда он улетает? Завтра?
— Сегодня. — Савицкий посмотрел на циферблат. — Через полтора часа. Наверное, все уже в аэропорту.
— Ладно, ступайте… Жду результатов. Все!

* * *
Прощались прямо на летном поле.
Уж неизвестно, за какие суммы и как начальнику службы безопасности удалось решить вопрос с пограничниками и начальством аэропорта, но в конце концов машина «скорой помощи» вырулила прямо к трапу :
— Прошу, господа! Выходим…
При помощи жены и Полищука, Андрей Иванович медленно перебрался в кресло-каталку. Брюхо огромного, как беременный кит, самолета с трехцветной эмблемой «Эр Франс» было совсем рядом, но Зайцев не спешил прощаться.
— Спасибо… Спасибо, ребята.
— Да не за что, шеф!
Кроме самого Антона и отлетавшей вместе с Андреем Ивановичем супруги, из автомобиля вышли ещё двое: Серега Белый в помятом плаще, а также сам начальник службы безопасности, бережно и гордо несущий у самой груди перевязанную руку.
Был он чуть бледноват и слегка располнел на постельном режиме, но это ему, в общем-то, даже шло.
— Значит, завтра выходишь на работу? — Поинтересовался Зайцев.
Начальник службы безопасности пожал плечами:
— Ну, я, вообще-то, уже на прошлой неделе пару раз был… Наводил порядок.
— Завидую, — вздохнул Андрей Иванович. Разумеется, имелась в виду вовсе не пуля, доставшаяся стоящему рядом мужчине — своих, слава Богу, хватало! Но вот то, что смертоносный свинец прошел по касательной, не задев ничего серьезного… Впрочем, Зайцев был чертовски и искренне рад, что хотя бы у собеседника все обошлось малой кровью: ещё бы чуть правее — и все, привет. Прямо бы в сердце.
В разговор включился Белый:
— Ну, что, Андрюха… Выглядишь ты, конечно, не очень. Но все же получше, чем до «Невских вечеров».
Сергей никогда не отличался особой деликатностью. Впрочем, что с него возьмешь — грубый человек, производственник. Материалист…
— Рад слышать, старик. Честное слово!
— Верю… Кстати, Андрей, ты помнишь, какие идеи выдавал, когда в себя приходил?
— А что? — Наморщил лоб господин Зайцев.
Белый переглянулся с остальными провожающими и подмигнул Антону:
— Первое, что ты нам выложил — это про развлекательные центры. Расстреляли-то тебя где? Во дворе неухоженном, почти что на пустыре. Так вот ты и решил, что во всем виноваты пустыри — дескать, слишком много их в городе, вот на них всякое говно и происходит. Отсюда, значит, вывод: надо повсюду наставить павильонов с игровыми автоматами и барами.
— Мы, когда это услышали, сразу поняли — жить будет! — Весело поддержал Сергея стоящий рядом Полищук.
— Надеюсь… Интересно, а какие ещё умные мысли я родил?
— Про город развлечений — помнишь? Нет? То есть рядом с трассой, где-нибудь недалеко от Питера, возводится громадное здание. Человек въезжает прямо в него на машине — и сразу попадает в рай: справа плещется искусственное море с пляжами, слева — раскинут целый минигородок с улицами, магазинами, барами, ресторанами, казино и прочими заведениями.
— А на крыше — вертолетная площадка, прямое сообщение с центром города, — добавил Полищук.
— Правда, ты сам признался, что если этот проект запустить, мы запросто можем в трубу вылететь, — уточнил Сергей.
— Зато, красиво! — вступилась за супруга госпожа Зайцева.
Возникла пауза, обычная при затянувшихся проводах.
— Значит, во Францию летишь… — вздохнул начальник службы безопасности, чтобы избежать неловкого молчания.
— В Ниццу.
— А чего все-таки не к немцам? Собирались же?
— Да, сначала хотели в Германию, но… — ухватилась за нить разговора жена Андрея Ивановича. — Того у них нет, этого нет… Да и вообще!
— Дорого, наверное? — Уточнил по привычке Белый.
— Не дороже денег, — отмахнулся Полищук. — Нам Андрюхин «простой» дороже обходится.
— Штука баксов в день, — немного виновато пояснил господин Зайцев. — Но это со всеми делами: лечение, питание… Даже двух переводчиц дают — представляешь!
— Симпатичных?
— Но-но! — Шутливо погрозила пальцем жена Андрея Ивановича. — Не забывайте, мы вдвоем едем…
— Со своим самоваром в Тулу… — подмигнул Полищук.
— Кстати, это что за больница? Частная?
— Нет государственная клиника, — пояснил господин Зайцев. — Но это не у нас — если государственное, то для бедных. Там все, говорят, на высшем уровне. И вообще, Ницца — город миллионеров…
— На месяц, значит?
— Курс — четыре недели. — Андрей Иванович снова обернулся к начальнику службы безопасности:
— Как обстановка-то? На «точках» все спокойно?
Последнее время окружающие, выполняя строжайший запрет медиков, избегали разговаривать с господином Зайцевым на производственные темы. Вот и на этот раз собеседник только неопределенно повел плечом:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...