ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— С бомжами в ментовке обычно особо не церемонятся. Даже при адвокате, а до моего приезда — и вообще… Оперативники ведь с самого начала работали с ними достаточно жестко, а после того, как внезапно выяснилось, что побрякушки засвечены по «мокрухе» — ого-го! Короче, в конце концов я даже «скорую» вызвал.
— Раскололись?
— Олег, как тебе не стыдно… А ещё отличник милиции! Колют орехи. И сахар в сахарнице. Преступников же — изобличать положено, или склонять к явке с повинной.
Савицкий в раздражении тряхнул головой и недвусмысленно посмотрел на циферблат часов:
— Опаздываю… Ну, так что?
— Со слов задержанных, обитают они постоянно в каком-то подвальчике… Между прочим, неподалеку от дома убиенной гражданки Титовой. И вот, дескать, под вечер, вышли бедолаги не то, чтобы прогуляться, а по важному делу — насобирать по окрестным дворам бутылок и вообще… Там в одном из дворов детская площадка есть, давно уже заросшая и загаженная местной шпаной, вот мои «клиенты» и начали по кустам вокруг шарить.
— Зачем?
— А вдруг кто-то из «богатых» пьяниц пустую тару выкинул? Словом, так получилось, что их не видно, а дворик — как на ладони. И по этому дворику, дескать, идет вдруг мужчина. Молодой, приличного вида, такой, знаешь… спортивный, на бандита похож. Или на мента. Огляделся, никого не заметил, достал из кармана что-то в полиэтиленовом мешке и выкинул в мусорный контейнер. Потом, разумеется, опять по сторонам посмотрел — и привет! Растаял во мраке.
А бомжи, естественно, сразу — в контейнер. На поиски… И — представляешь? Поверх всякого-разного бытового мусора, среди отходов обнаруживают пакет с золотишком и прочими сокровищами.
— Да? — Без особого энтузиазма отреагировал оперативник. — А потом?
— Ну, потом они, естественно, решили все по честному поделить, продать и пропить. Но не успели — как назло, у самого рынка напоролись на милицейский наряд.
— Врут, наверное? Или как?
— Вряд ли… — Виноградов опять протянул руку и открыл перчаточный ящик. Затем извлек из него плотный бумажный конверт. — Скорее всего, правду говорят.
— Владимир Саныч, я, конечно, все понимаю — отличная, железобетонная версия защиты, но…
Адвокат поморщился:
— При чем тут защита… На, посмотри.
Он постучал краешком конверта по ладони, и через отрезанную боковину наружу высыпалось ещё несколько фотографий. Теперь это были различные по качеству и формату мужские портреты — от черно-белых, переснятых, видимо, в паспортном столе, до цветных, сделанных с ведома, а то и без ведома изображенного человека.
Савицкий с удивлением узнал на одном из снимков самого себя, на другом — Вадима Блинова, на третьем — начальника службы безопасности фирмы «СВЕТ». Впрочем, большинство лиц было ему не знакомо.
— Ты, Саныч, однако, даешь… Зачем это?
— Посмотри, полюбуйся… Я эти фотографии сегодня ночью предьявил своим клиентам. И что ты думаешь?
Оперативник прищурился:
— Они узнали кого-то?
— Совершенно верно. Может, ты ещё угадаешь — кого?
— Надеюсь, не меня?
— Нет. Не тебя. К моему искреннему удовольствию… Сдаешься?
— Зачем же? — Савицкому следовало сдержаться, но вполне объяснимое, человеческое желание поразить собеседника возобладало:
— Вот, наверное. Этот, да? — И Олег почти не глядя вытянул из стопки цветной фотопортрет Вадима Блинова.
Владимир Александрович крякнул и как-то по-новому взглянул на опера:
— Лихо… Пять баллов. С плюсом!
— Спасибо, учитель.
— Может быть, объяснишь?
Савицкий вздохнул:
— Не могу, Саныч. Не сердись! Во всяком случае, не сейчас…
Наверное, с точки зрения Виноградова такой ответ был просто-напросто свинством. Впрочем, важным оказалось хотя бы то, что обоим мужчинам теперь стало окончательно понятно — показаниям задержанных следует доверять.
— Что собираетесь теперь делать? — Адвокат ничем, кроме тона и обращения на «вы» не показал своего разочарования и обиды.
— Опознание задокументировано?
— Нет. — Владимир Александрович сложил фотографии обратно в конверт, убрал его и завел машину.
— Это хорошо. И не надо пока!
Виноградов нажал на педаль газа, и развернулся через дорогу обратно, к выезду из лесопарка:
— Не надо, говорите… А придется, Олег Михайлович! Придется.
— Почему?
Автомобиль набирал скорость, но водитель все-таки всем корпусом повернулся к пассажиру:
— Да потому что, работа у нас, у адвокатов, такая… Делать все, все возможное, чтобы доказать невиновность своих подзащитных. Понимаете? Подам вот ходатайство следователю, проведем опознание, составим протокольчик…
— Саныч, не делай этого. Пока — не делай!
— Почему? — В свою очередь поинтересовался Виноградов.
Впереди уже белели корпуса многоэтажных жилых новостроек, а Савицкий все ещё не знал, что ответить. Наконец, он решился:
— Ладно. Тормози… Поговорим.

* * *
Из-за двери донесся звук автоматной очереди, взрыв и предсмертный крик. Очевидно, по телевизору опять с утра пораньше показывали какой-нибудь «боевой» сериал.
— Ну, что там? Дозвонился?
Начальник службы безопасности фирмы «СВЕТ» нажал на кнопку отбоя, потом стер из автоматического набора номер домашнего телефона Савицкого и отрицательно помотал головой:
— Нет его уже.
— А с кем разговаривал?
— С женой. Сказала, что на работу уехал.
— Понятно…
В комнате, где разговаривали двое мужчин, царил густой, сероватый полумрак. Свет наступившего утра почти не проникал с улицы — единственное окно было плотно зашторено, а в специально оставленную щель между занавесками наружу торчал только длинный хобот некоего загадочного устройства со множеством кнопок и рычажков. Само устройство крепилось к полу высокой треногой и напоминало одновременно любительский телескоп, видеокамеру и безоткатную пушку устаревшего образца.
— Ты ему доверяешь? Этому своему менту?
Начальник службы безопасности поскреб затылок:
— В пределах разумного.
Собеседник кивнул в темноте. Он был принят на работу в «СВЕТ» не так уж давно, а до этого сам носил погоны и считался одним из лучших специалистов оперативно-технического управления военной контрразведки.
Начальник службы безопасности встал, подошел поближе к треноге и на несколько мгновений приник глазами к окуляру:
— Так… Я схожу пока, отолью. Посмотришь?
— Есть, шеф!
Оказавшись за дверью, мужчина несколько мгновений потратил на то, чтобы дать глазам привыкнуть к нормальному освещению. И первое, что он увидел на пути к туалету, была любознательная физиономия пацана лет шести, высунувшегося в коридор из соседней комнаты.
— Привет! Доброе утро.
Пацан кивнул, но вместо ответного приветствия поинтересовался:
— Дяденька, а вы — киллеры, да?
— Нет, — разочаровал его начальник службы безопасности.
— А я у вас ружье видел.
— Это не ружье, мальчик.
От дальнейших обьяснений с ребенком гостя спасло появление хозяйки:
— Здравствуйте! Извините… Ну-ка, иди сюда, быстро! Извините пожалуйста.
— Ничего, — начальник службы безопасности изобразил на лице улыбку и скрылся за спасительной дверцей.
Вернувшись через некоторое время обратно, к напарнику, он рассказал ему о произошедшем. Тот успокоил:
— Все будет нормально. Без проблем.
Пришлось поверить — на обеспечение этого наблюдательного пункта было уже затрачено слишком много средств и времени. Впрочем, раньше собеседник никогда не допускал «проколов» и оснований сомневаться в его профессионализме ни разу не возникло.
— Как там? Без изменений?
— Сейчас они на кухне. Наверное, завтракают.
— Значит, скоро будут выходить…
Несколько минут мужчины просидели молча. Но просто так ожидать оказалось скучно, и начальник службы безопасности решил скоротать время за воспоминаниями:
— Помню, был в «Глории» не так давно один охранник. Хороший парень, только отмороженный. Причем, на всю голову сразу. Пока он ещё в казино работал, это не слишком проявлялось. Тем более. что дело было в самом начале, и для постоянного выяснения отношений с местной братвой такие люди были очень даже кстати. Потом времена изменились — котироваться стала вежливость. А с этим делом у Васи, назовем его так, было тяжело. В общем, уволился парень, но время от времени слухи о его похождениях доходили.
— В бандиты, небось, подался?
— Куда же еще… Интересно, что после увольнения с кем он только не работал. И с тамбовскими и с малышевскими… Причем, доходило до абсурда: вчера «на стрелке» он за одних выступал, а назавтра «перетирает» уже со вчерашними «братками». И на недоуменные вопросы отвечал Вася всегда совершенно невозмутимо: «Попросили, мол, помочь. И заплатили неплохо».
— Железная логика, — хмыкнул собеседник.
— Позже он, разумеется, и до откровенного криминала докатился, но даже в этом деле своей «отмороженности» не изменил. Однажды, говорят, его брали оперативники — на квартире. Все входы и выходы перекрыли. Берлога была на четвертом этаже, под окнами асфальт — ну, никто не мог предположить, что нормальный человек решится прыгать. Но это же — нормальный. А Вася прыгнул. И ещё смог убежать…
— Убежать?
— Вот именно! В другой раз его ждали на улице. Он въезжает во двор, наблюдает, как к машине бегут люди с определенными намерениями его повязать. Вася — по газам, и в соседний двор. А там, как на грех — тупик. Что бы ты сделал на его месте?
Бывший контрразведчик пожал плечами:
— Ну, не знаю… Смотря по обстановке.
— Скорее всего, просто сдался бы, так? Но ты — не Вася… А тот замечает за трансформаторной будкой большую кучу слежавшегося снега, почти льда. Недолго думая, бежит к этому монолиту, и обдирая ногти, закапывается в него с головой. В общем, когда во двор вбежали опера, то кроме машины они ничего больше не нашли. Собрали по окрестным чердакам и подвалам всех бомжей и пьяниц, но Васи так и не обнаружили.
— Классно!
— Никто ведь и представить себе не мог, что в мороз в куче снега кто-то станет прохлаждаться. А Вася проторчал, так сказать, средь белого безмолвия часов пять. Представляете? Пока ждал, когда оцепление снимут — чуть в полуфабрикат не превратился…
— Тихо! — Довольно бесцеремонно оборвал своего шефа собеседник. — Тихо…
Начальник службы безопасности, впрочем, не обиделся:
— Что — идут? Да?
— Выходят из квартиры… — бывший специалист по техническим средствам шпионажа, а ныне скромный сотрудник фирмы «СВЕТ» поправил в темноте наушники и ещё плотнее приник к окуляру. — Сейчас спустятся на лифте…
— Снимай! Снимай, как только появятся!
— Спокойно, шеф… Спокойно.
Начальник службы безопасности чуть сдвинул в сторону краешек плотной шторы. За окном была улочка, типичная для старого центрального района города — живописная, грязноватая, но, главное, достаточно узкая, чтобы даже без мощной оптики разглядеть парадную противоположного дома.
— Ага! Есть контакт!
Первой на каменную плитку за дверью, любезно придержанной кем-то изнутри, вступила госпожа Демидова — красивая, элегантная, будто сошедшая в этот мир прямо с обложки журнала для деловых женщин.
Вслед за ней появился спутник, почти такой же холеный брюнет высокого роста в плаще и с зонтиком.
— Это он?
— Он, Толик. Анатолий… Здравствуй, дружок. Давно не виделись!
И в этот момент мужчина внизу, будто почувствовав на себе чужие враждебные взгляды, забеспокоился и нервно завертел по сторонам головой.
— Черт побери! — Отпрянул назад начальник службы безопасности.
Впрочем, напрасно — через несколько мгновений парочка уже усаживалась в припаркованный неподалеку от парадной автомобиль.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Так получилось, что к себе в Управление Олег Савицкий попал только на следующий день, да и то после обеда.
— Привет. Откуда ты взялся, такой красивый? — дежурный на секунду оторвался от какого-то регистрационного журнала и протянул оперативнику руку.
Олег покосился на собственные ноги, обутые в резиновые сапоги, и стряхнул с рукава брезентовой куртки прилипший листок:
— Из лесу, вестимо… — процитировал он бессмертные строки великого русского поэта.
— Тебе тут куча народа звонила. Достали!
— А кто звонил?
— Вот, я записал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...