ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Или — «втравиться в блудняк».
Всю дорогу от дома до служебного кабинета Олег Михайлович напряженно раздумывал о том, как и что он теперь обьяснит по поводу «телефонистов» вчерашнему знакомому, начальнику службы безопасности. Возникала, конечно, идея просто скрыть от него собственную промашку, но всем известно, что информация имеет свойство всплывать наружу при самых неподходящих обстоятельствах — и тогда никто не взялся бы предсказать последствия.
В том числе и лично для Савицкого… Страха не было, но отмыться потом от самых грязных подозрений он не смог бы до конца жизни.
— Привет, Михалыч! Чего такой мрачный?
Олег настолько погрузился в себя, что вопреки обыкновению даже не поздоровался с постовым милиционером у входа.
— Привет! Так, ерунда.
Милиционер, конечно же, видел, что Савицкий не в духе, но посчитал уместным напомнить:
— Опаздываешь… Тебя уже ждут.
— А, наплевать! — Отмахнулся Олег, но все-таки уточнил:
— Кто? Начальство?
— Нет! Девушка. Между прочим, симпатичная… Познакомь, а?
— Девушка, — наморщил лоб Савицкий. — Что ещё за… Откуда?
— Фирма «СВЕТ». Титова Ирина… отчество неразборчиво, — прочитал по корешку пропуска постовой.
Олег Михайлович чертыхнулся: точно! Договаривались же с начальником службы безопасности по поводу «черного списка»…
— Ладно, пойду. Пообщаюсь. — Лишнее напоминание о событиях, произошедших вчера в «Ривьере», было не слишком приятно и своевременно, однако делать нечего — надо работать.
Савицкий не стал ждать лифта и поднялся пешком, по лестнице, на третий этаж. В коридоре царили тоскливые утренние сумерки — электрические лампы комендант уже в целях экономии отключил, а лучей солнца, проникающих в здание через пыль на окнах, для нормального освещения пока не хватало.
— Здравствуйте, — голос принадлежал молодой и действительно довольно симпатичной девушке.
— Здравствуйте. Вы ко мне?
Олег попытался припомнить, не встречались ли они раньше. Кажется, нет… Посетительница в полном одиночестве сидела на крайней из выстроившихся вдоль стены скамеек — как раз напротив его кабинета.
— Вы Савицкий, да?
— Да, вроде бы…
Из-под обреза пластиковой папки даже сквозь полумрак аппетитно белели обтянутые светлыми колготками колени. Впрочем, когда Олег Михайлович подошел поближе, девушка поднялась со стула:
— Я пакет принесла. Документы.
— А вы, простите, кто? Откуда?
— Фирма «СВЕТ». Секретарь.
— Понятно… Проходите, пожалуйста.
Савицкий подергал ручку — дверь его кабинета была заперта.
— Там нет никого, — пояснила девушка. — Молодой человек, сосед ваш, ушел.
— Ну, что же… — Олег Михайлович звякнул ключами и одолев замок пропустил посетительницу внутрь:
— Прошу! Присаживайтесь. Располагайтесь.
— Я на минуточку, — испугалась девушка.
— Нет проблем. Но не стоя же нам общаться, верно?
Пока он обходил стол и занимал привычное место, посетительница извлекла из папки большой бумажный конверт с логотипом и реквизитами своей фирмы:
— Вот, пожалуйста… Просили передать.
— Кто? — На конверте карандашом были написаны только его фамилия, инициалы, должность и служебный телефон.
— Начальник службы безопасности.
— Ага. Понятно! А что там? — На всякий случай уточнил Олег.
— Не знаю, — пожала плечами девушка.
— Сейчас посмотрим. Посмотрим…
Взятки в конверте, судя по всему, не было — ни рублей, ни даже долларов. Пластиковая бомба тоже не прощупывалась. Конечно, следовало бы проявить побольше бдительности, но Савицкий решительно оторвал плотный краешек и вытряхнул на обшарпанную поверхность своего стола пачку бумаг:
— Простите, как вас зовут?
— Ира… Ирина Витальевна.
— Хорошо, Ира. Сейчас. Подождите секундочку. Курите?
— Да, немного.
— Вот, прошу вас… Пепельница там, рядом со шторой.
Вдыхая дымок от первый затяжки собеседницы, Олег быстро, по диагонали, просмотрел полученные документы:
— Так. Значит, вот он какой — тот самый знаменитый «черный список»?
Девушка не без изящества вытянула шею:
— Да, наверное. Если это то, что я распечатывала… Да, точно!
— Ира, а вы у начальника службы безопасности работаете?
— Нет, — обиделась почему-то она. — Я — секретарь! Секретарь Андрея Ивановича.
— Ах да, конечно! Самого господина Зайцева… — В принципе, можно было расставаться. Но сигарета в руках Ирины ещё дымилась, и Савицкий решил продолжить светскую беседу:
— Давно вы у него работаете? С какого времени?
— Давно, — вздохнула девушка. — Уже почти два года. Сразу после курсов.
Савицкий улыбнулся — да, в её возрасте время ещё тянется совсем не так быстро, как хотелось бы.
— Трудно было устроиться? Сейчас ведь без блата…
Олег Михайлович не ожидал, что это его, вполне невинный вопрос вызовет такую реакцию: посетительница вздрогнула, подняла испуганные глаза на оперативника — и тут же спрятала взгляд:
— Извините. Извините, мне надо идти срочно.
— Да, пожалуйста. Конечно, идите! — Ответил Савицкий, с профессиональным интересом наблюдая, как девушка нервными пальцами давить в пепельнице окурок:
— Всего хорошего! До встречи.
— До свидания! — Девушка уже стояла в дверях, когда хозяин кабинета вдруг смущенно хлопнул себя по лбу ладонью:
— Да, вот дурак… совсем забыл. Как там господин Зайцев-то? Выздоравливает?
Ирина с видимым облегчением улыбнулась:
— Говорят, уже значительно лучше. Вроде… — но тут она сообразила, что подобная информация может быть «закрытой» даже от милиции. — Вроде… Не знаю. Вы позвоните Полищуку! Или начальнику службы безопасности.
— Обязательно. Обязательно перезвоню. Надеюсь, у господина Зайцева все в полном порядке. — Он вздохнул, и мечтательно закатил глаза:
— Все-таки, Франция, черт побери… Лазурный Берег.
В общем, насчет здоровья Савицкий оказался прав — Андрей Иванович с каждым днем чувствовал себя все лучше и лучше.
Да и Ницца оказалась местечком вполне пристойным …
Как и в большинстве курортных городков, здесь не чувствовалось размаха деловых мегаполисов — все было очень тихо, уютно и компактно. Берег Средиземного моря… Свой микроклимат: море летом отдает прохладу, а зимой — тепло. От центра десять минут на машине — шикарный пляж, двадцать минут в другую сторону — горнолыжные курорты.
Рай для тех, кто может себе его позволить… Сперва, пока курс реабилитации ещё не начался, и Андрей с женой занимали номер в отеле, им показалось, что это, действительно, город мечты . Создалось впечатление, что это там, в России все только и делают, что выживают, а лишь тут — живут по-настоящему.
Правда, к середине срока пребывания восторгов немного поубавилось — их сменило смутное ощущение, что как раз именно местные обитатели уже умерли — уж слишком спокойным и размеренным было их существование. Практически весь день люди здесь проводили в шезлонгах, нежась на солнце. А в связи с тем, что большинство из них уже достигло пенсионного и даже постпенсионного возраста, зрелище очень напоминало коллективное умиротворение, плавно переходящее в смерть.
Так что, даже мысль о том, что можно было бы остаться здесь насовсем, вскоре уже заставляла Андрея нервно передергиваться.
Впрочем, отдыхать и восстанавливать здоровье здесь было приятно…
Ницца была и итальянской, и испанской, и французской одновременно, поэтому национальных особенностей и колорита в городке оказалось намешано предостаточно. Но историческая правда не особенно волновала Андрея — наверное, это не слишком утонченно, однако главным для него было… изобилие национальных кухонь.
Съездили, разумеется, и в Монако — на Рождество…
— Андрей, ты только посмотри! Вот это — да! — Жена буквально подпрыгнула на сиденье автомобиля.
Машину они взяли на прокат сразу после приезда, потому что Андрею было ещё слишком тяжело передвигаться пешком. Другое дело, что разъезжали супруги Зайцевы мало — вся Ницца была вдоль и поперек исполосована пешеходными дорожками, а врачи настаивали на том, чтобы Андрей побольше двигался.
— Что случилось?
— Елка!
— Ты что, рехнулась? Елок никогда не видела? Будто в Африке родилась…
— Да ты посмотри, что под ней! — Обиделась жена.
Действительно, под огромной десятиметровой пушистой зеленой красавицей пристроились две небольшие… пальмы. Причем, это именно елка была «приезжая» неизвестно откуда, а пальмы считали себя местными и росли тут с рождения.
А под пальмами ещё и розы красовались…
Под конец своего пребывания в солнечной Ницце Андрей Иванович не утерпел и решил заехать в местное казино:
— Так… Столов у них, конечно, побольше, — рассуждал он про себя, бродя по игровому залу. — Но в «Ривьере»-то, пожалуй, пошикарнее будет!
После беглого осмотра помещений, они с супругой расположились в комнате для отдыха. Управляющий казино, с которым переводчица по просьбе Андрея заранее договорилась о встрече, запаздывал.
Рядом отчаянно мучилась в норковой шубе госпожа Зайцева:
— Я все-таки сниму этот… утеплитель?
— Ради Бога, мадам, потерпите еще! — На переводчицу было жалко смотреть — ведь именно она настояла на том, чтобы супруга высокого гостя надела меха…
— Андрей, странные все-таки люди — эти французы:
— Понимаете, мадам, у вас определенный статус… Вы — супруга хозяина нескольких игорных заведений. Управляющий казино — это ничто по сравнению с вами. И вы просто обязаны вести себя и выглядеть соответствующе. Такая дама, как вы, должна носить манто и не снимать его даже в помещении… Понимаете?
… Управляющий опоздал минут на пять и ещё десять минут рассыпался в извинениях. Общались около часа. И не без результата — во всяком случае, Андрей Иванович понял, что открывать собственное казино во Франции нет никакого смысла. Все перспективы сейчас именно в России — там, где у людей все ещё есть шальные деньги, которые они хотят потратить.
На сытом Западе клиент ленив и скуп. А в казино бережливых не любят. Да и налоги здесь…
— Я вам, господа, приоткрою одну коммерческую тайну. — Управляющий хитро улыбнулся. — Скорее всего наше казино в скором времени будет перебазироваться на Багамы. Там и клиентов побольше — тех же самых ваших «новых русских», да и с налогами попроще…
С другой стороны, здесь на Лазурном берегу была и есть — стабильность. В России денег больше, но даже самые престижные и «раскрученные» казино переживают сезонные спады и подъемы посещаемости. А здесь играют круглый год — копеечка, но капает постоянно.
Только вот, скучно так бизнес делать…
Возвращаясь в пансионат, Андрей Иванович вспомнил безумную идею, которая пришла ему в голову ещё в самом начале существования «СВЕТа»…
Господа учредители тогда тихо-мирно попивали кофеек, воспользовавшись выдавшимся промежутком между деловыми встречами. Сам Зайцев восседал за директорским столом, а Сергей Белый привычно растекся в кресле для посетителей, водрузив ноги на журнальный столик.
— Серега, есть предложение…
— Что, очередная «Русская рулетка»?
Зайцев с самым невинным видом пожал плечами:
— Плохая разве мысль была?
— Ага… Дать клиентам револьвер с боевым патроном, пусть делают ставки и стреляются.
— Думаешь мало желающих было бы?
— Да нет, — отмахнулся лениво Сергей. — У нас придурков хватает. Ты ведь там ещё предлагал расписки брать…
— Конечно, чтобы к нам вопросов не было. А так все обоснованно: я — такой-то, паспорт — серия, кем и когда выдан… осознаю меру своей ответственности и в моей смерти прошу никого не винить… Подпись, дата.
Кстати, в том случае Андрей Иванович оказался провидцем. Спустя полтора года «СВЕТ» действительно запустил свою «Русскую рулетку» — только, разумеется, бескровную, по радио.
Технология игры была до смешного проста: ведущий в прямом эфире общался со слушателями и принимал ставки. Потом раскручивал барабан револьвера и нажимал на курок. Если выстрела не было — выигрывал ведущий. Если же микрофон сотрясало от грохота, слушатель мог приезжать за выигрышем.
Патроны, естественно, заряжались холостые…
— Ладно-ладно, идея была хорошая… Признаю. И что у нас на очереди?
Господин Зайцев сделал тогда эффектную паузу. Затем отчеканил:
— Бесплатное казино.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...